Posted in: Разное

Лидеры и аутсайдеры: «Гении и аутсайдеры Почему одним все, а другим ничего?» Малкольм Гладуэлл: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-00057-819-3, 978-5-00100-411-0, 978-5-00117-050-1, 978-5-00146-023-7, 978-5-00146-853-0

Содержание

Читать книгу «Гении и аутсайдеры» онлайн полностью — Малкольм Гладуэлл — MyBook.

Введение
Загадка Розето
«Местные жители умирали от старости. Вот так вот»

1

Городок Розето-Вафорторе расположен в ста шестидесяти километрах юго-восточнее Рима у подножия Апеннин в итальянской провинции Фоджа. Он выстроен по принципу средневековых деревень: вокруг большой центральной площади. На площади стоит дворец семьи Саджезе, некогда владевшей обширными землями в этих краях. Арочный проход ведет к церкви Мадонны горы Кармель. Узкие каменные ступени, по обе стороны которых сгрудились двухэтажные домики с красными черепичными крышами, поднимаются в гору.

Веками жители Розето трудились в мраморных карьерах в горах или на полях в раскинувшейся внизу долине. Каждое утро и каждый вечер они преодолевали по шесть километров вниз с горы и обратно в гору. Им приходилось нелегко. Эти крестьяне были почти безграмотны, отчаянно бедны и особо не надеялись на лучшее. Но в конце XIX в. до них дошел слух о стране по другую сторону океана и о возможностях, которые она сулила.

В январе 1882 г. группа из 11 жителей Розето – десять мужчин и один мальчик – отправилась за океан, в Нью-Йорк. Первую ночь они провели на полу трактира на Малберри-стрит, в районе Манхэттена под названием Маленькая Италия. После этого они двинулись на запад и нашли работу в сланцевом карьере в 145 км от Нью-Йорка, в городке Бангор, что в штате Пенсильвания. Через год из итальянского Розето в Америку уехали еще 15 человек. Кое-кто из них осел в Бангоре, чтобы работать вместе со своими соотечественниками в сланцевом карьере. Вновь прибывшие иммигранты послали весточку домой, описывая перспективы Нового Света, и вскоре розетонцы один за другим стали паковать вещи и перебираться в Пенсильванию. Ручеек из первых иммигрантов превратился в мощный поток. За один только 1894 г. 1200 розетонцев обратились за американскими паспортами, оставив целые улицы в родной деревне опустевшими.

Вновь прибывшие принялись скупать землю на каменистом горном склоне, который связывала с Бангором одна-единственная крутая тропа. На узких улочках, разбегавшихся вверх и вниз по склону, возводились тесно прижавшиеся друг к другу двухэтажные каменные дома с шиферными крышами. Появилась церковь Девы Марии горы Кармель. Главная улица, на которой она стояла, получила название Гарибальди-авеню в честь героя объединения Италии. Поначалу свой городок жители окрестили Новой Италией. Но вскоре название сменили, выбрав то, что показалось им наиболее уместным, учитывая, что все они происходили из одной деревни. Новая Италия превратилась в Розето.

В 1896 г. настоятелем церкви Девы Марии горы Кармель стал энергичный молодой священник – отец Паскуаль де Ниско. Он создал церковную общину, начал устраивать празднества, призывал жителей расчищать землю и высаживать на задних дворах своих домов чеснок, фасоль, картофель, дыни и фруктовые деревья. Он раздавал семена и клубни. В городке проснулась жизнь. Розетонцы начали разводить свиней и выращивать виноград, из которого делали домашнее вино. Были построены школы, монастырь, разбит парк и создано кладбище. На Гарибальди-авеню открывались маленькие магазинчики, булочные, рестораны и бары. Появилось около дюжины швейных фабрик.

Соседний Бангор заселили преимущественно валлийцы и англичане, а в другом близлежащем городке проживали в основном немцы. Из-за натянутых отношений между мигрантами британского, немецкого и итальянского происхождения Розето оставался городом, закрытым для внешнего мира. Если бы вам выпала возможность побродить по улицам Розето в первые несколько десятилетий XX в., вы бы услышали только итальянскую речь, и не просто итальянскую, а южный диалект Фоджи, на котором в свое время говорили в итальянском Розето.

Для жителей Розето в их городке заключался весь мир, крошечный, но самодостаточный. Таким бы он и оставался, если бы не человек по имени Стюарт Вульф.

Вульф был врачом, изучал заболевания желудка и преподавал в медицинской школе Оклахомского университета. Лето он проводил на ферме в Пенсильвании, недалеко от Розето, хотя это ничего не значило, ведь Розето настолько отдалился от остального мира, что о нем мало что знали даже жители соседних городков. «Как-то летом – где-то в конце 1950-х гг. – меня пригласили прочитать лекцию в местном медицинском обществе, – рассказывал Вульф в одном из интервью. – После лекции ко мне подошел местный доктор и пригласил на кружку пива. Во время беседы он сказал мне: „Знаете, я работаю здесь семнадцать лет, пациенты приезжают ко мне отовсюду, но за все это время у меня не было ни одного пациента из Розето моложе шестидесяти пяти лет с заболеванием сердца“».

Вульф отнесся к этому сообщению скептически. В 1950-х гг. еще не появились лекарства для снижения уровня холестерина и не была введена профилактика сердечных заболеваний. Инфаркты приобрели в Соединенных Штатах характер эпидемии и стали основной причиной смерти людей моложе 65 лет. Здравый смысл подсказывал, что, будучи врачом, невозможно ни разу не столкнуться с сердечным заболеванием.

Вульф решил разобраться. Заручившись помощью студентов и коллег, он внимательно изучил свидетельства о смерти жителей города за длительный период – столько, сколько смог достать. Проанализировал записи врачей. Составил родословные. «Работы было хоть отбавляй, – вспоминал Вульф. – Исследование было начато в 1961 г. Мэр выделил нам в помощь четырех своих сестер и позволил обосноваться в здании муниципалитета. Я поинтересовался, где же они будут проводить заседания, на что он ответил: „Мы их на время отложим“. Дамы приносили нам ланч. У нас были маленькие кабинки, где мы брали у людей кровь и делали электрокардиограммы. Так прошло четыре недели. После этого я поговорил с властями, и они на все лето выделили нам здание школы. Туда мы приглашали всех жителей Розето на обследование».

Результаты выглядели более чем странно. Ни один житель Розето моложе 55 лет не умер от инфаркта и не имел никаких сердечных заболеваний. Среди людей старше 65 лет смертность от болезней сердца составляла половину от средних показателей по стране. Смертность от всех других причин была на 30–35 % ниже, чем, по идее, должна была бы быть.

Вульф позвал на помощь своего друга, социолога из Оклахомы Джона Бруна. «Я нанял студентов-медиков и аспирантов-социологов в качестве интервьюеров, и мы ходили из дома в дом, опрашивая всех людей старше двадцати одного года, – вспоминает Брун. Эти события происходили более пятидесяти лет назад, но в голосе Бруна, когда он рассказывает об этом исследовании, и сейчас слышится изумление. – Ни самоубийств, ни алкоголизма, ни наркотической зависимости и крайне мало преступлений. У них не было ни одного человека на пособии. Тогда мы стали искать кого-нибудь с язвой желудка. Ни одного случая. Местные жители умирали от старости. Вот так вот».

У коллег Вульфа было специальное название для таких людей, как розетонцы, – для тех, к кому невозможно было применить стандартные правила, для тех, чья жизнь выходила за рамки привычного. Жители Розето были особенными.

Книга «Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?»

О книге «Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?»

Малкольм Гладуэлл – социолог и журналист из Канады, одной из книг, содержащих его выводы является «Гении и аутсайдеры». Книга популярна за счёт несколько необычного подхода к исследованию.

Гладуэлл изучал жизнь известных, успешных людей не только с точки зрения их характера, но также интересовался их происхождением, наследственностью, местом проживания, окружением, временем рождения. На многие из этих факторов часто не обращается должного внимания. Так вот, автор пришёл к выводу, что все эти данные также очень важны.

Большое значение имеет культура взаимоотношений в семье, ценности, но иногда ещё большее влияние оказывает культура местности. Например, если человек проживает в небольшом городке, где принято помогать друг другу, где люди общительны, гостеприимны, то наверняка он вырастет коммуникабельным и открытым, а это играет важную роль в достижении успеха.

Когда дети рождаются в период демографического кризиса, то впоследствии в школах мало учеников, а за счёт этого каждому из них уделяется большее внимание. Автор приводит доказательства на примере известных лиц, родившихся в такой период и прославившихся своими талантами.

С одной стороны, значение имеет время, место, наследственность, во многом удача, с другой стороны, даже при идеальном сочетании этих факторов необходимо учиться, трудиться. Малкольм даже пишет о проведённых исследованиях касательно профессионализма. Считается, что любой человек, чтобы достичь высокого уровня мастерства, должен заниматься своим делом 10000 часов. Именно такая цифра выведена исследователями. Поэтому к успеху могут привести только тщательный, долгий труд, усвоение навыков и обстоятельства, сложившиеся удачно, нужно оказаться в нужном месте, поймать волну удачи, увидеть свой шанс.

Книга не содержит каких-то мотивационных цитат, толчков к действию. Это исследование о том, почему одни достигают успеха, а другие нет, подкреплённое фактами из жизни успешных людей. Эта книга поможет многим расставить всё по своим местам и понять причины таких явлений.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?» Малькольм Гладуэлл бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Книга в кратком изложении. Гении и аутсайдеры: perfume007 — LiveJournal

Почему одним все, а другим ничего? Книга Малькольма Гладуэлла читается словно сама собой и кажется даже более убедительной, чем приводимые в ней факты и свидетельства. Автором проделана огромная работа по подбору информации, которая опровергает устоявшиеся представления о факторах, способствующих успеху. Он предлагает новые модели, учитывающие воздействие социально-культурного контекста и иных условий. Гладуэлл обращает внимание читателя на многие детали, обычно остающиеся за рамками изучения стратегий достижения успеха, и обсуждает возможные способы профессионального совершенствования и осуществления социальных перемен. Впрочем, хотелось бы узнать, что скажет автор о тех успешных людях, которые не вписываются в созданные им модели, или о тех областях, где эти модели просто неприменимы. Тем не менее книга несомненно оригинальна и полезна. Рекомендуем ее читателям, которые стремятся понять современные социальные тенденции или интересуются историями успеха одаренных людей.

В чем секрет успеха? Для того чтобы добиться успеха, нужно много работать. Это очевидно. Но успеха добивается далеко не каждый из тех, кто много и упорно работает. Нет ли у преуспевающих людей какого-то особого дара или таланта? Чем-то же они должны отличаться от остальных! Именно так мы обычно пытаемся объяснить, почему у кого-то все складывается хорошо, а кто-то постоянно терпит неудачи. Такое объяснение в корне неверно – оно упускает из виду многие аспекты проблемы. Эта традиционная модель индивидуализирует процесс достижения успеха, который, несмотря на огромное значение личности, представляет собой еще и социокультурное явление.

Из краткого содержания книги вы узнаете:
— Почему общепринятые представления о достижении успеха неверны;
— Какие факторы создают успех;
— Как, зная эти факторы, можно помочь обществу стать лучше.

“Это книга о людях, совершающих неординарные поступки”.
Возьмем для примера Канадскую хоккейную лигу. Выступающие в ней юноши отлично натренированы, обладают способностями, и многие со временем становятся профессионалами. Но их упорство и стремление к успеху – это только половина дела. Вторую вслед за биологами мы можем назвать экологической средой особи. Высокий крепкий дуб вырастает из хорошего желудя, но при этом важно, чтобы желудь попал в хорошую почву и чтобы другие деревья не затеняли молодой росток. Таких факторов огромное количество. Точно так же и молодые спортсмены становятся звездами, с одной стороны, благодаря своим талантам и постоянной упорной работе, а с другой – в силу случайного стечения обстоятельств и произвольного социального отбора.

“Умение воспользоваться благоприятной возможностью, столь необходимое для достижения успеха, приобретается не только нашими собственными усилиями или благодаря нашим родителям; оно обусловлено самим временем: теми конкретными возможностями, которые предоставляет нам конкретный исторический момент”.

В младших хоккейных лигах Канады переход игроков на следующий уровень происходит первого января. Оказывается, подавляющее большинство тех, кто добился в хоккее успеха, родились в начале года. В детстве несколько месяцев разницы в возрасте играют заметную роль. Когда начинаются тренировки в детских командах, те, кто родился в начале года, кажутся более крупными, обладающими лучшей координацией движений и в целом более перспективными, чем их одногодки, родившиеся на несколько месяцев позже. Тренеры уделяют им больше внимания, и они проводят больше времени на льду. В результате им удается добиться лучшего уровня игры, чем их чуть более юным сверстникам. Взрослые отдают им больше энергии, но вовсе не в силу их особого упорства или необыкновенной одаренности. В их пользу играет случайность – дата рождения. Если же мы хотим уравновесить шансы всех мальчишек, желающих играть в хоккей, если мы твердо намерены не упустить ни одного одаренного от природы игрока, нам потребуется проводить отбор дважды. То же самое относится и к школам. Вместо того чтобы группировать детей по возрасту в очень широких пределах, создавая для них заведомо неравные условия, лучше сформировать два-три потока учащихся.

“Тесно связывая успех и личностные качества, мы напрасно растрачиваем человеческий потенциал. Мы упускаем возможность поднять других на высшие ступеньки успеха”.

Ранний отбор очень важен и потому, что тесно связан с другим фактором – количеством времени, затраченного на овладение навыком. Если проследить, например, сколько часов занимались музыкой в детстве и подростковом возрасте разные группы людей, выясняется такая картина. Хорошо подготовленные любители посвящают своему хобби около 2000 часов занятий. Будущие учителя музыки занимаются 4000 часов, а будущие профессиональные музыканты – примерно 8000. Те же, кто впоследствии становятся выдающимися исполнителями, вкладывают в дело своей жизни около 10 000 часов практических занятий. Этот рубеж – 10 000 часов занятий – применим и к другим профессиональным областям, таким как спорт, искусство и даже программирование. Примерно столько времени потратили на освоение своего ремесла люди, перевернувшие компьютерный мир. Среди них, например, Билл Джой, преобразивший операционную систему UNIX и программный язык Java.

“Эта мысль – о том, что достижение высокого уровня мастерства в сложных видах деятельности невозможно без определенного объема практики, – не раз высказывалась в исследованиях по профессиональной компетенции”.

Однако личного упорства Билла для успеха было бы недостаточно. Требовалось, чтобы удачно сложились многие обстоятельства. В 1970-е годы Билл Джой учился в Мичиганском университете – в то время одном из немногих учебных заведений, в достаточной степени оснащенных компьютерным оборудованием. Вначале Билл изучал другие дисциплины, а в компьютерный центр он попал случайно. Но оказавшись там, он получил возможность совершенствоваться в программировании едва ли не круглосуточно: благодаря небольшой ошибке в системе, студенты могли просиживать за компьютерами намного дольше, чем предполагало их расписание. Примерно такое же везение выпало и на долю Билла Гейтса: он смог реализовать свои таланты благодаря тому, что ходил в частную школу, в которой уже в 1960-е годы был свой компьютерный клуб. Ну, а кроме того, ему также удавалось “подворовывать” компьютерные часы у близлежащего университета.

“Однако идея о том, что IQ имеет некую пороговую величину, противоречит нашим убеждениям”.

Помимо способностей, обстоятельств, затраченного времени и усилий вероятность достижения успеха следует рассматривать и в более широком историческом контексте. Если взять 75 богатейших людей за всю историю человечества, то выяснится, что каждый пятый из них относится к “одному и тому же поколению одной и той же страны”. С 1830 по 1840 год в США родились Джон Рокфеллер, Эндрю Карнеги, Джей Гулд и еще десяток людей, которые стали невероятно богатыми, воспользовавшись плодами американского экономического взлета. Сходную закономерность можно отметить и для поколения законодателей рынка высоких технологий: Пол Аллен родился в 1953 году, Билл Джой – в 1954-м, Билл Гейтс и Стив Джобс – в 1955-м, а Стив Баллмер – в 1956-м. Они сформировали облик этой отрасли, начав работать в ней в самый подходящий момент: достаточно рано, чтобы внести решающий вклад в ее создание, и в то же время достаточно поздно для того, чтобы миновать начальный период господства перфокарт.

“Особое умение, позволяющее избежать наказания за попытку убийства или убедить профессора перевести вас на дневное отделение, психолог Роберт Стернберг окрестил практическим интеллектом”.

Подобные исторические условия далеко не всегда выглядят благоприятными с самого начала. Условия успеха могут формироваться случайным образом, порой – вопреки противодействию социальных факторов. Взять, например, Джозефа Флома. Закончив Гарвардскую школу права, он оказался одним из немногих выпускников, которым не удалось устроиться на работу. Он был “несуразным, неуклюжим толстым юнцом”, и к тому же еврейского происхождения, а в то время юридическую элиту Нью-Йорка составляли белые англосаксонские протестанты благородных кровей, в массе своей лично знакомые друг с другом. Отвергнутый компаниями, работавшими “в белых перчатках”, Флом вместе с двумя партнерами организовал свою фирму, которая бралась за любые дела. Постепенно у нее сформировался свой профиль. В те времена многие именитые юристы избегали корпоративных судебных дел, в особенности – недружественных поглощений. Именно эти случаи почтенные адвокаты уступали еврею Флому – человеку со стороны, чуждому их аристократическому цеху. К тому времени, как поглощения стали обычным явлением в бизнесе, Флом уже наработал огромную практику и стал настоящим специалистом в этой области. Опыта у него было намного больше, чем у кого-либо из конкурентов. Кроме того, отвергнутый цеховым сообществом, он не стремился любой ценой сохранить хорошие отношения с коллегами. Спрос на его услуги резко вырос, что принесло Джо Флому успех и богатство.

“Культурное наследие – мощный фактор. У него глубокие корни и долгая жизнь”.

Природной одаренности недостаточно
Кристофер Ланган прославился, когда выиграл 250 000 долларов в телешоу “Один против ста”. Его показатели IQ, по свидетельству психолога, были “слишком высоки для того, чтобы их можно было измерить безошибочно”. Интеллектуальное развитие Лангана с самого детства было необычным: он начал говорить в шесть месяцев, в три года сам научился читать, проштудировал “Основания математики” в шестнадцать, а “при сдаче SAT (экзамена на выявление академических способностей) набрал высший балл, несмотря на то, что заснул прямо во время тестирования”. При всех этих талантах он не слишком многого добился в жизни, если не считать победы в телешоу. Как мы опять убеждаемся, врожденные таланты должны быть подкреплены “практическим интеллектом”, которого Лангану категорически не хватало. Рос Ланган с матерью-одиночкой, у которой было четверо детей – все от разных мужчин. Отец Лангана был беспробудным пьяницей. Свою первую стипендию Кристофер потерял из-за того, что мать вовремя не заполнила нужные бумаги. Учебу в университете Монтаны пришлось бросить из-за того, что он не мог туда вовремя добираться: машина была не на ходу. Работал он сборщиком мидий, разнорабочим и вышибалой в барах. Профессионально зарабатывать на жизнь своим недюжинным интеллектом Ланган так и не смог.

“Именно эти три элемента – независимость, сложность и взаимосвязь усилий и награды — отличают работу, которая приносит удовлетворение”.

Судьба Роберта Оппенгеймера, наоборот, представляет собой наглядный пример удачного сочетания природной одаренности и умения использовать ее в жизни. Его таланты проявились, как и у Лангана, в самом раннем возрасте. В третьем классе он уже проводил лабораторные опыты, а в девять лет мог изъясняться на латыни и древнегреческом. Во время обучения у него тоже возникли проблемы, не связанные с успеваемостью: в момент обострения депрессии он вознамерился убить своего научного руководителя! Ланган не смог доучиться, по сути, из-за пустяков: асоциального поведения матери и неисправного автомобиля. Оппенгеймеру же за покушение на убийство просто назначили испытательный срок. Выходец из благополучной семьи, Оппенгеймер прекрасно знал нормы, действующие в социуме, и умел обращать все происходившее с ним в новые возможности. В семье его всячески поддерживали и неизменно внушали, что рано или поздно он добьется очень многого. Его отдали в специализированную школу, где мальчику уделяли особое внимание. В результате Роберт стал выдающимся физиком. Судьбы этих двух человек свидетельствуют о справедливости выводов исследований: поддержка семьи оказывает значительное влияние на возможность добиться успеха в жизни – даже когда речь идет об очень одаренных людях.

“Как ни прискорбно, исследование Термана показало: практически ни один вундеркинд из низших социальных слоев не добился известности”.

Культурные корни конфликтности и математических способностей
Долгие годы клановые войны уносили жизни обитателей округа Харлан в штате Кентукки. Умение храбро смотреть опасности в глаза и кровная месть стали неотъемлемой частью культуры жителей Аппалачских гор. Почему же эти качества проявились так ярко именно здесь? Ответ следует искать в происхождении тех британских иммигрантов, которые прибыли сюда в 1819 году. Они привезли с собой “культуру чести”, требовавшую сурово отвечать на все угрозы и оскорбления. Такая культура часто складывается в горных регионах, где основой жизни является скотоводство. Пастуху необходимо уметь действовать быстро и, главное, в одиночку. Иначе ни свою собственность, ни саму жизнь он защитить не сможет. Этим он отличается от земледельца, который привык к помощи общины. В культуре скотоводов реакция на одно-единственное оскорбление определяет характер человека. Традиции, свойственные тем или иным региональным культурам, передаются из поколения в поколение, несмотря на то что их истоки могут быть давно забыты.

“Что, если на математических способностях сказывается принадлежность к культуре, сформированной под влиянием тонкостей выращивания риса?”

Другой пример: превосходство уроженцев Азии в математике, которое имеет отчетливо выраженное культурное происхождение. Одно из преимуществ азиатов – язык. Китайские слова, называющие числа, короче числительных в европейских языках, поэтому ими легче оперировать. Превосходство жителей Азии в математике можно также объяснить различиями между азиатским и европейским сельским хозяйством. В Европе XVIII века крестьяне много работали весной во время посева, несколько менее напряженно – летом на прополке и опять тяжело – на осенней уборке урожая. Зимой у них было много свободного времени. А возделывание риса предполагает очень тяжелую работу, равномерно распределенную в течение года. Под рис нужно тщательно готовить поля и обеспечивать их постоянным орошением. Рис дает два урожая в год, и сорта этого злака можно регулярно менять. Все это дало глубоко укоренившуюся в культуре предрасположенность к упорной работе на протяжении долгого периода в сочетании со способностью учитывать влияние многих, совершенно разных факторов. А ведь это именно то, что требуется для овладения математикой.

“Наша способность успешно справляться с возложенными на нас обязанностями напрямую зависит от того, откуда мы родом. Вот почему так трудно быть хорошим пилотом тому, кто принадлежит к культуре с большой дистанцией власти”.

Обучение, ведущее к успеху
Социально-культурный фон сказывается на индивидуальном поведении даже в такой ситуации, как крушение пассажирского самолета. Аварии на этом виде транспорта не случаются “просто так”, самолет ни с того ни с сего не загорается и не взрывается. Катастрофы происходят из-за того, что пилоты сталкиваются с осложняющими обстоятельствами (например, плохими погодными условиями), в которых совершают ошибку. Первая ошибка влечет за собой вторую, вторая – третью и так далее. В среднем подобные аварии являются результатом семи последовательно совершенных ошибок. Причем допускаются они вовсе не из-за недостаточной летной подготовки, а в силу стресса, плохой коммуникации и, как это ни странно, культурно обусловленных моделей поведения.

“Каждая история успеха, описанная в этой книге, рассказывает о восхождении человека или группы людей, работавших усерднее своих сверстников”.

Национальные культуры различаются по многим важным параметрам, одним из которых является так называемый индекс дистанции власти. Чем больше “та или иная культура ценит и уважает иерархию”, тем реже ее представители оспаривают решения своего руководства и тем менее охотно сообщают начальству неприятную информацию (даже, например, о приближающейся аварии). Культуры также различаются по степени независимости каждого из своих представителей. В одних сообществах принято объединяться в коллективы, другие более ориентированы на индивидуализм. В некоторых обстоятельствах, как, например, в напряженной обстановке, царящей в пилотской кабине, где уже были приняты одно за другим несколько ошибочных решений, представители индивидуалистических культур действуют эффективнее: они лучше сосредоточивают внимание на поиске отсутствующей информации. Представители иерархических коллективистских сообществ (например, корейцы) в такой ситуации скорее доведут аварийную ситуацию до катастрофы, чем экипаж, собранный из представителей других культур, – разумеется, в том случае, если не будут проведены специальные тренинги, нивелирующие это культурное воздействие.

Программа KIPP (The Knowledge Is Power), которая осуществляется в Нью-Йорке, также представляет собой попытку изменения культурных стереотипов. Для того чтобы малоимущим подросткам был доступен более высокий уровень образования, их обучают тем нормам поведения, которые помогают успешно учиться детям из среднего класса. Одно из правил, разработанных с этой целью, предписывает “улыбаться, сидеть, слушать, задавать вопросы, кивать, когда к тебе обращаются, следить взглядом за говорящим”. В школе, работающей по программе KIPP, введен продленный учебный день, увеличена учебная неделя и сокращены каникулы. Эти меры призваны воздействовать на социально-экономические реалии. Вне стен школы дети из среднего и высшего классов интеллектуально более активны, чем их сверстники из малообеспеченных семей: им есть чем занять свой ум по вечерам, на выходных и во время каникул. Программа KIPP входит в противоречие с устоявшимися образовательными стандартами, но дает потрясающие результаты: она резко увеличивает для вчерашних двоечников вероятность добиться академических успехов.

Об авторе
Малкольм Гладуэлл – известный журналист, сотрудник журнала The New Yorker, автор книг “Переломный момент” и “Сила мгновенных решений”.

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Малкольм Гладуэлл — Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего? » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Жизнь несправедлива. Деньги, власть, слава и успех распределяются среди людей крайне неравномерно. Но почему одним все, а другим ничего? Правильно ли сводить причины успеха только лишь к личным качествам, дарованным природой? Малкольм Гладуэлл первый, кто обнаружил скрытые законы за тем, что всегда казалось исключительно волей случая. Эти законы объясняют, почему выдающиеся хоккеисты рождаются, как правило, в январе и практически никогда в октябре; почему азиатским школьникам математика дается легче, чем другим; почему, чтобы стать престижным нью-йоркским адвокатом, нужно быть евреем. Книга показывает, что есть общего у Билла Гейтса, «Битлз» и Моцарта и почему им удалось переплюнуть сверстников. «Гении и аутсайдеры» — не пособие «как стать успешным». Это увлекательное путешествие в мир законов жизни, которые вы можете использовать себе на пользу.

Малкольм Гладуэлл

ГЕНИИ И АУТСАЙДЕРЫ: ПОЧЕМУ ОДНИМ ВСЕ, А ДРУГИМ НИЧЕГО?

ВВЕДЕНИЕ

Загадка Розето

«МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ УМИРАЛИ ОТ СТАРОСТИ. ВОТ ТАК ВОТ»

1

Городок Розето-Вафорторе расположен в ста шестидесяти километрах юго-восточнее Рима у подножия Апеннин в итальянской провинции Фоджа. Он выстроен по принципу средневековых деревень: вокруг большой центральной площади. На площади стоит дворец семьи Саджезе, некогда владевшей обширными землями в этих краях. Арочный проход ведет к церкви Мадонны горы Кармель. Узкие каменные ступени, по обе стороны которых сгрудились двухэтажные домики с красными черепичными крышами, поднимаются в гору.

Веками жители Розето трудились в мраморных карьерах в горах или на полях в раскинувшейся внизу долине. Каждое утро и каждый вечер они преодолевали по шесть километров вниз с горы и обратно в гору. Им приходилось нелегко. Эти крестьяне были почти безграмотны, отчаянно бедны и особо не надеялись на лучшее. Но в конце XIX в. до них дошел слух о стране по другую сторону океана и о возможностях, которые она сулила.

В январе 1882 г. группа из 11 жителей Розето — десять мужчин и один мальчик — отправилась за океан, в Нью-Йорк. Первую ночь они провели на полу трактира на Малберри-стрит, в районе Манхэттена под названием Маленькая Италия. После этого они двинулись на запад и нашли работу в сланцевом карьере в 145 км от Нью-Йорка, в городке Бангор, что в штате Пенсильвания. Через год из итальянского Розето в Америку уехали еще 15 человек. Кое-кто из них осел в Бангоре, чтобы работать вместе со своими соотечественниками в сланцевом карьере. Вновь прибывшие иммигранты послали весточку домой, описывая перспективы Нового Света, и вскоре розетонцы один за другим стали паковать вещи и перебираться в Пенсильванию. Ручеек из первых иммигрантов превратился в мощный поток. За один только 1894 г. 1200 розетонцев обратились за американскими паспортами, оставив целые улицы в родной деревне опустевшими.

Вновь прибывшие принялись скупать землю на каменистом горном склоне, который связывала с Бангором одна-единственная крутая тропа. На узких улочках, разбегавшихся вверх и вниз по склону, возводились тесно прижавшиеся друг к другу двухэтажные каменные дома с шиферными крышами. Появилась церковь Девы Марии горы Кармель. Главная улица, на которой она стояла, получила название Гарибальди-авеню в честь героя объединения Италии. Поначалу свой городок жители окрестили Новой Италией. Но вскоре название сменили, выбрав то, что показалось им наиболее уместным, учитывая, что все они происходили из одной деревни. Новая Италия превратилась в Розето.

В 1896 г. настоятелем церкви Девы Марии горы Кармель стал энергичный молодой священник — отец Паскуаль де Ниско. Он создал церковную общину, начал устраивать празднества. Призывал жителей расчищать землю и высаживать на задних дворах своих домов чеснок, фасоль, картофель, дыни и фруктовые деревья. Он раздавал семена и клубни. В городке проснулась жизнь. Розетонцы начали разводить свиней и выращивать виноград, из которого делали домашнее вино. Были построены школы, монастырь, разбит парк и создано кладбище. На Гарибальди-авеню открывались маленькие магазинчики, булочные, рестораны и бары. Появилось около дюжины швейных фабрик.

Соседний Бангор заселили преимущественно валлийцы и англичане, а в другом близлежащем городке проживали в основном немцы. Из-за натянутых отношений между мигрантами британского, немецкого и итальянского происхождения Розето оставался городом, закрытым для внешнего мира. Если бы вам выпала возможность побродить по улицам Розето в первые несколько десятилетий XX в., вы бы услышали только итальянскую речь, и не просто итальянскую, а южный диалект Фоджи, на котором в свое время говорили в итальянском Розето.

Для жителей Розето в их городке заключался весь мир, крошечный, но самодостаточный. Таким бы он и оставался, если бы не человек по имени Стюарт Вульф.

Вульф был врачом. Изучал заболевания желудка и преподавал в медицинской школе Оклахомского университета. Лето он проводил на ферме в Пенсильвании, недалеко от Розето, хотя это ничего не значило, ведь Розето настолько отдалился от остального мира, что о нем мало что знали даже жители соседних городков. «Как-то летом — где-то в конце 1950-х гг. — меня пригласили прочитать лекцию в местном медицинском обществе, — рассказывал Вульф в одном из интервью. — После лекции ко мне подошел местный доктор и пригласил на кружку пива. Во время беседы он сказал мне: „Знаете, я работаю здесь семнадцать лет, пациенты приезжают ко мне отовсюду, но за все это время у меня не было ни одного пациента из Розето моложе шестидесяти пяти лет с заболеванием сердца“».

Вульф отнесся к этому сообщению скептически. В 1950-х гг. еще не появились лекарства для снижения уровня холестерина и не была введена профилактика сердечных заболеваний. Инфаркты приобрели в Соединенных Штатах характер эпидемии и стали основной причиной смерти людей моложе 65 лет. Здравый смысл подсказывал, что, будучи врачом, невозможно ни разу не столкнуться с сердечным заболеванием.

Вульф решил разобраться. Заручившись помощью студентов и коллег, он внимательно изучил свидетельства о смерти жителей города за длительный период — столько, сколько смог достать. Проанализировал записи врачей. Составил родословные. «Работы было хоть отбавляй, — вспоминал Вульф. — Исследование было начато в 1961 г. Мэр выделил нам в помощь четырех своих сестер и позволил обосноваться в здании муниципалитета. Я поинтересовался, где же они будут проводить заседания, на что он ответил: „Мы их на время отложим“. Дамы приносили нам ланч. У нас были маленькие кабинки, где мы брали у людей кровь и делали электрокардиограммы. Так прошло четыре недели. После этого я поговорил с властями, и они на все лето выделили нам здание школы. Туда мы приглашали всех жителей Розето на обследование».

Результаты выглядели более чем странно. Ни один житель Розето моложе 55 лет не умер от инфаркта и не имел никаких сердечных заболеваний. Среди людей старше 65 лет смертность от болезней сердца составляла половину от средних показателей по стране. Смертность от всех других причин была на 30–35 % ниже, чем, по идее, должна была бы быть.

Вульф позвал на помощь своего друга, социолога из Оклахомы Джона Бруна. «Я нанял студентов-медиков и аспирантов-социологов в качестве интервьюеров, и мы ходили из дома в дом, опрашивая всех людей старше двадцати одного года, — вспоминает Брун. Эти события происходили более пятидесяти лет назад, но в голосе Бруна, когда он рассказывает об этом исследовании, и сейчас слышится изумление. — Ни самоубийств, ни алкоголизма, ни наркотической зависимости и крайне мало преступлений. У них не было ни одного человека на пособии. Тогда мы стали искать кого-нибудь с язвой желудка. Ни одного случая. Местные жители умирали от старости. Вот так вот».

Обзор книги «Гении и аутсайдеры»: почему одним всё, а другим ничего? | Обучение

Книга «Гении и аутсайдеры» сразу после выхода стала бестселлером № 1 по версии New York Times. Билл Гейтс, «Битлз», Моцарт, безусловно, талантливы. Но мы сильно ошибаемся, думая, что талант — синоним слова «успех».

Это не пособие «Как стать успешным за 21 день», а интеллектуальное путешествие в мир законов жизни. И вы можете извлечь из него пользу — даже из этого обзора книги — и понять, что нужно сделать, чтобы «повезло» вам и вашим детям.

Билл Гейтс, безусловно, талантлив, но талант - не синоним слова «успех»Билл Гейтс, безусловно, талантлив, но талант — не синоним слова «успех»
Фото: fotovideoforum.ru

Уравнение с неизвестными

В автобиографиях, ежегодно издаваемых миллиардерами, предпринимателями и рок-звездами, всегда прослеживается одна и та же сюжетная линия: родившись в скромной семье, герой благодаря своему упорству и таланту прокладывает путь к успеху.

Но разве правильно объяснять всё личными заслугами? Выходит, Билл Гейтс — молодец, а остальные — не очень? Проблема в том, что, тесно связывая успешность и личностные качества, мы напрасно растрачиваем человеческий потенциал. В уравнении успеха есть неизвестные. И их много.

Мы могли бы контролировать механизм достижений — в спорте, музыке, где угодно. Но не делаем этого, потому что уверены: успех приходит только к талантливым. А зря.

Я хочу доказать, что не стоит сводить причины успеха исключительно к личным качествам. Это не объясняет природы достижений. И не даёт ответа на ключевой вопрос: что отличает особенных людей от всех остальных? Успех в хоккее приносят личные достоинства. Или всё-таки нет?Успех в хоккее приносят личные достоинства. Или всё-таки нет?
Фото: pixabay.com

Хоккейный парадокс, или Ошибка системы

Тысячи канадских мальчиков приходят в любительский спорт ещё в детском саду. В каждой лиге — в своей возрастной группе — игроков оценивают. Лучших готовят к следующему уровню. Неважно, какая у тебя семья и как далеко ты живешь. Успех в хоккее приносят личные достоинства. Или всё-таки нет?

Психолог Роджер Барнсли увидел странную закономерность: чаще всего у хоккеистов дни рождения были в январе, феврале и марте. Как оказалось, в Канаде отбор заканчивается 1 января. Значит, если ребёнку исполняется 10 лет 2 января, он будет играть с теми, кому 10 лет будет аж в декабре. В этом возрасте различия в физической форме огромны. Значит, лучшими игроками станут самые сильные и ловкие, а попросту… самые старшие ребята.

Подумайте: по такой же схеме в классической музыке отбираются будущие виртуозы, в балете — балерины, а в системе образования — будущие ученые и интеллектуальная элита. Оценивая детей в детских садах и первых классах, многие учителя путают развитость и способностиОценивая детей в детских садах и первых классах, многие учителя путают развитость и способности
Фото: pixabay.com

Здравствуй, школа!

И если хоккей — всего лишь игра, в школе дело обстоит серьёзнее. Оценивая детей в детских садах и первых классах, многие учителя путают развитость и способности. Поэтому старшие дети попадают в продвинутые группы, где приобретают лучшие навыки. И на следующий год показывают ещё более высокие результаты. Так и «рождаются» (на самом деле воспитываются) звёзды.

Подготовка выдающихся людей мало похожа на модельное агентство. Скорее на морскую пехоту: если вы нашли пригодных мужчин и женщин, то при правильном обучении и тренировках вы практически любого из них сумеете превратить в уникального бойца.

Мир по образу и подобию модельного агентства наводит уныние и тоску, поскольку красота от рождения дается нёмногим. Мир, больше похожий на морскую пехоту, вселяет оптимизм: достижение успеха не будет зависеть от произвольных факторов.

Правило 10 000 часов

В своей книге Гладуэлл впервые рассказал (а чтобы понимать суть идеи, лучше читать первоисточники) о волшебной цифре в 10 000 часов. Это 20 часов в неделю в течение 10 лет. Столько нужно практики, чтобы стать экспертом мирового класса: в музыке, юриспруденции, экономике — где угодно.

Анализ биографий выдающихся людей показал: даже те, кого с детства считали чрезвычайно одарёнными, тоже много работали. К тому моменту, когда битлов ждал успех, они дали 1200 живых концертовК тому моменту, когда битлов ждал успех, они дали 1200 живых концертов
Фото: lwowitsch.narod.ru

  • Возьмем для примера Моцарта. Он начал писать музыку в 6 лет, а первый великий концерт сочинил в 21 год. К этому времени Моцарт писал уже 10 лет, а это… 10 000 часов.
  • Билл Гейтс. Блистательный молодой математик переселяется в компьютерный класс, программирует с 3 ночи до 6 утра; будучи юношей, он уже наработал 10 000 часов.
  • «Битлз». Если проанализировать их путь, он приобретает до боли знакомые черты. Неизвестную рок-группу пригласили в Гамбург, где они играли семь дней в неделю по 8(!) часов. К тому моменту, когда их ждал шумный успех, они дали 1200 живых концертов. Они работали и дальше — и снова 10 000 часов.

Важен не только талант, но и стремление работать часами — до того момента, когда уже трудно разобрать, где заканчиваются природные способности и начинается готовность вкалывать.

Ложное вдохновение

Особенных можно определить как людей, чья жизнь — исключение из правил. На первый взгляд кажется, что так и появляются гении, миллионеры и звёздные спортсмены. Но их истинная сущность кроется в том, что они вовсе не являются особенными — и это не может не будоражить воображение.

Мы вдохновляемся ложными историями успеха — про людей, которые сделали себя сами, прошли путь от бедности к богатству. Но такие рассказы превращают великие достижения в неповторимые. Успех — в недосягаемость. Настоящие же истории успеха — при всей своей сложности, своеобразии и нюансах — намного более вдохновенны.

То, что мы называем талантом, — результат сложного переплетения способностей, благоприятных возможностей и упорного труда. Зная, из чего состоит успех, человек может управлять им. Вывод? Секреты успеха можно раскрыть и воспроизвести.

Что ещё в книге?

Мы не можем влиять на то, что с нами было. Но вполне можем на то, что с нами будет. Если постараться, в жизнь можно добавить даже щепотку счастливого случая. Например, правильно выбрав среду и круг общения.

Обзор книги «Гении и аутсайдеры»: почему одним всё, а другим ничего?Фото: www. mann-ivanov-ferber.ru

Кому будет полезна эта книга?

Тем, кто хочет чего-то добиться в жизни. Родителям, которые желают счастья своим детям (покажите других). Молодым людям, которые только выбирают свой путь. Размышления Гладуэлла — сочный штрих в нашей картине мира.

Из книги вы также узнаете:

  • Как использовать возможности по максимуму.
  • Из чего состоит успех.
  • Что нужно, чтобы не потерпеть фиаско.
  • Неизвестные подробности из жизни богатых и знаменитых.
  • Как создать для ребёнка лучшее будущее.
  • Как Роберт Оппенгеймер чуть не убил преподавателя.
  • Нужно ли талантливым людям усердно работать.
  • Какова роль счастливого случая в нашей судьбе.
  • Почему с гениями не всё так просто.
  • Какой характер у людей, добивающихся успеха.

Успех — мозаика из множества кусочков. Возможностей и случайностей. Это так. Но запомните: никто не может вам запретить быть успешным. Если нет ветра, беритесь за вёсла.

По материалам книги «Гении и аутсайдеры» Малькольма Гладуэлла.

Важные идеи книги «Гении и аутсайдеры»

Книга Гении и аутсайдеры1 min read

Книга Малкольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?»
В оригинале Gladwell Malcolm, Outliers: Why Some People Succeed and Some Don’t. The story of succes

Я бы назвал эту книгу «социологический научпоп». Автор — журналист, поэтому не стоит доверять всем выводам. Малькольм устроил журналистское расследование на тему успеха отдельных людей и целых народов. Читается легко, приятно, напоминает своими неожиданными выводами «Фрикономику».

И да, это та самая книга про 10 000 часов.

Талант

Мы думаем, что добиться успеха помогает прежде всего талант, особые личностные качества. Об этом нам рассказывают биографии успешных предпринимателей и знаменитостей. Герои этих книг благодаря упорству и таланту достигает вершины успеха. Автор же подвергает сомнению это утверждение.

Мы подсознательно стремимся объяснить выдающиеся достижения личностными особенностями человека.

Мне вспомнилась «ошибка выживших». Мы не всегда видим полную картину и делаем неверные выводы на основе имеющихся фактов.

Автор говорит о том, что нужно обращать внимание не только на личные качества, но и происхождение, условия в которых они росли, какие-то отдельные обстоятельства их жизни.
Талантливых и усердных много, но далеко не все из них становятся звёздами мирового уровня. Важную роль играют благоприятные возможности, удачный момент, семья и культурное наследие.

То, что мы называем талантом, является результатом сложного переплетения способностей, благоприятных возможностей и случайно полученного преимущества.

Книга начинается с примера набора команд в хокейную лигу в Канаде. Исследователи обнаружили, что игроков, родившихся в январе в 5,5 раз больше, чем в конце года. Налицо закономерность.
Т. к. набор происходит лишь раз в год, преимущество получают старшие ребята — которым на момент набор уже больше возраста. Разница в несколько месяцев когда тебе 9−10 лет влияет на физические параметры. Потом в ходе тренировок эти более взрослые ребята получают ещё большее преимущество. Игроками в хоккей становятся практически при рождении.

Родители, чьи дети родились под конец учебного года, нередко предпочитают немного выждать, прежде чем отдавать их в детский сад: пятилетнему малышу нелегко угнаться за ребятами, которые родились на много месяцев раньше. Но, подозреваю, большинство взрослых считает, что, даже если ребенок оказывается поначалу в невыгодном положении, все различия потом быстро сглаживаются. Отнюдь нет. Все как в хоккее.

Получается «эффект Матвея» из Нового Завета: «Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет». Лучшим ученикам уделяют больше внимания, и они ещё больше вырываются вперёд. Богатому проще стать ещё богаче. Способному — прокачать свои способности.

Система, призванная находить самых талантливых, пусть ненамеренно, но все-таки предоставляет огромное преимущество людям, которым посчастливилось родиться в определенную пору года.

10 000 часов

В книге приводится эксперимент, на который все ссылаются, когда говорят про 10 000 часов, как необходимое условие мастерства.
В берлинской Академии музыки студентов-скрипачей разделили на 3 группы: потенциальных звёзд, перспективных, и тех, кто потянет в будущем на школьных учителей музыки, не больше. Всем задачи вопрос: сколько часов вы практиковались до сегодняшнего дня? Почти все из них начали учиться играть на скрипке примерно в 5 лет.

В течение первых нескольких лет все упражнялись приблизительно одинаково — около двух-трех часов в неделю. Но примерно с восьми лет стали проявляться различия. Студенты, считавшиеся лучшими в классе, упражнялись больше всех остальных: к девяти годам по шесть часов в неделю, к 12 — по восемь часов, к 14 — по 16, и так до 20 лет, когда они стали заниматься — то есть целенаправленно и сосредоточенно совершенствовать свое мастерство — более чем по 30 часов в неделю. Таким образом, к 20 годам у лучших студентов в общей сумме набиралось до 10 000 часов занятий. У средних студентов количество часов составляло 8000, а будущие учителя музыки репетировали не более 4000 часов.

Исследователям не удалось найти звёзд, которые бы упражнялись мало, без особых усилий, но добились мастерства. Не было среди отстающих и тех, кто действительно много вкалывал, на уровне мастеров, но ему не хватило каких-то других «качеств». Отсюда и вывели «закон» 10 000 часов.

Без регулярной шлифовки сам по себе талант ничего не значит.

При этом чтобы набрать эти 10 000 часов, нужна поддержка и помощь родителей. Нельзя и быть бедным, т. к. тебе придётся подрабатывать, а не интенсивно заниматься. У многих звёзд появилась какая-то возможность, которая позволила отдаться обучению. Дальше в книге автор приводит истории про Битлз, Билла Гейста, юристов.

Например, Битлз ждал успех, когда они перебрались в Гамбург, где им приходилось играть по 8 часов каждый день. И они дали около 1200 концертов. Не каждая группа даёт столько за всё время существования, а они столько сыграли только до момента их звёздного часа. Помимо таланта нужно желание добиться успеха и грандиозное усердие.

То же справедливо и в отношении интеллекта. Если у вас высокий IQ, это не значит, что вы добьётесь успеха к науке.

В книге приводятся результаты другого исcледования, когда за детьми, у которых был высокий IQ, наблюдали долгие годы. Один лишь балл не позволил стать этим детям Нобелевскими лауреатами в будущем. А паре детей, которых в результате эксперимента отбраковали на начальном этапе за низкий уровень интеллекта, удалось.

Терман написал: «Мы убедились в том, что интеллект и успех нисколько не взаимосвязаны».

Обучение детей

В книге автор рассматривает такие понятия как «совместное» и «естественное» развитие.
«Естественного» развития чаще всего придерживаются бедные родители. Они считают, что заботиться о ребёнке они обязаны, но развиваться он должен самостоятельно. Образованием детей, по их мнению, должны заниматься учителя, ведь это их работа. «Совместного» развития придерживаются родители из среднего класса. Они активнее занимаются образованием, плотнее общаются с учителями, возят детей на разные тренировки и факультативные занятия.

Дети из бедных семей играют в футбол ради развлечения.
Дети из обеспеченных семей ходят на регулярные тренировки.

«Совместное» развитие в нравственном отношении не лучше «естественного». По наблюдениям исследователей, дети из бедных семей зачастую лучше воспитаны и менее капризны, умеют занять себя в свободное время и отличаются самостоятельностью. Но загруженные различными занятиями дети из обеспеченных семей «…постоянно приобретают разнообразный жизненный опыт. Они учатся работать в команде, справляться со сложными ситуациями, комфортно общаться с взрослыми и выражать свое мнение. По словам Ларо, дети из среднего класса формируют у себя представление о «правомочности». У ребенка развивается чувство собственной значимости, он осознает свое право озвучивать собственные мысли и идеи.

Когда мы говорим о классовом преимуществе, пишет Ларо, именно это мы и хотим сказать. Алексу Уильямсу повезло больше, чем Кэти Бриндл, не только потому, что он происходит из более богатой семьи и учится в лучшей школе, но — и это гораздо важнее всего остального — потому, что осознание правомочности, которое ему привили, необходимо для достижения успеха в современном мире.

Автор говорит о том, что важный фактор успеха во взрослой жизни — результат обучения в детстве за пределами школы.

Ребёнок из бедной семьи может отлично проводить летние каникулы — заводить новых друзей, играть на улице, ходить в кино и т. д. Он, как мы и считаем правильным, наслаждается беззаботными летними деньками. Проблема в том, что ни одно из этих развлечений не помогает ребёнку научиться лучше читать и считать, и каждый такой беззаботный день все больше и больше отдаляет этого ребёнка от ребёнка из обеспеченной семьи, который даже летом ходит на разные занятия. Ребёнок обеспеченных родителей необязательно умнее ребёнка бедных родителей. Просто у него больше возможностей для развития: все три летних месяца он проводит с пользой для своего образования, в то время как другой смотрит телевизор или бегает по улице.

В Балтиморе есть специальная школа, академия KIPP, в которой учатся дети из бедных семей. Отличие от обычной школы в том, что на уроки нужно ходить круглый год. Именно так дети, обделённые статусом и возможностями богатых родителей, могут уравняться со своими сверстниками. Эти дети вкалывают как взрослые. Чтобы они преуспели в жизни, границы школы должны быть расширены до тех пор, пока школа не вытеснит влияние неблагополучного дома или района.

Академия KIPP пообещала таким детям, как она, выросшим в нищете, шанс выбраться из нее и 80-й процентиль по математике. Благодаря принятой в школе системе обучения 90% выпускников академии получают возможность после 9-го класса продолжить учебу в частных или приходских школах вместо низкокачественных государственных школ Бронкса. А благодаря учебе в хороших средних школах 80% выпускников KIPP собираются поступать в колледжи, зачастую первыми в своей семье.
От Мариты же требуется сидеть смирно, слушать внимательно, следить взглядом за говорящим, ходить по коридорам в шеренге и — самое главное — работать столько, сколько обычно не требуется от других американских подростков. Чем плоха эта сделка? Все факты из этой книги подтверждают: успеха добиваются те, кому повезло.

Книга на этом не заканчивается. Автор рассказывает ещё ряд историй о индексе дистанции власти, и как он приводит в авиакатастрофам.
О том, почему азиаты так успешны в науке, и особенно в математике. При чём тут особенности языка и возделывание риса. Почитайте, вам понравится.

Цитаты

Мы любим рассказывать истории о головокружительных успехах людей из низов, потому что нас завораживает образ героя-одиночки, идущего наперекор обстоятельствам.

В стремлении отыскать и взрастить самых лучших и талантливых мы забрасываем сети как можно шире и стараемся сделать это как можно раньше.

Из концертов, полностью принадлежащих Моцарту, самый ранний, считающийся великим (No. 9. K. 271), был написан им в двадцать один год. К этому времени Моцарт сочинял музыку уже десять лет.

Под практическим интеллектом Стернберг понимает «знание того, что, когда и кому сказать, а также знание того, как с помощью этих слов добиться максимальных результатов». Это прикладное понятие, знание того, как выполнять то или иное действие, не отдавая себе отчета в том, откуда вы это знаете, и будучи не в состоянии объяснить это. Практический интеллект практичен по своей сути: это не знания ради самих знаний, это знания, которые помогают вам ориентироваться в жизненных ситуациях и добиваться желаемого. И самое главное, этот тип интеллекта кардинально отличается от аналитических способностей, измеряемых IQ.

Оценка: 8 из 10. Интересно, читается легко и быстро, даёт пищу для размышлений.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

29 апреля 2015
Рубрика: книги | Теги: успех | 2 комментария

Гении и аутсайдеры — Малкольм Гладуэлл

Успех — это продукт исключительно врождённых способностей и пристальных трудов?

Правда ли, что признанные гении дошли до верхов только благодаря личностным способностям? Чем успешные люди отличаются от остальных?

Гении и аутсайдеры Малкольм Гладуэлл

Инсайт 1.

В чём секрет успеха?

Наши представления об особенных людях в корне неверны.

Так называемые гении добились успеха только благодаря своему упорству и труду. Практика значительно важнее таланта.

Что объединяет Моцарта, группу “Битлз” и Билла Гейтса? Каждый из них отдавал практике всё свободное время.

На тренировку своих талантов они потратили не менее 10 000 часов.

Так Гладуэлл сформулировал одноимённое правило «10 000 часов». Суть его проста: на освоение ремесла Вы должны потратить не менее 10 000 часов. Так Вы отточите своё мастерство.

Однако это правило является условным. Например, его невозможно применить для спортивных достижений.

Гении и аутсайдеры Малкольм Гладуэлл

Гении не рождаются с удачей в кармане. У успешных людей есть одно преимущество — это их желание.

Не бойтесь преград на своём пути. И тогда, возможно, Вы станете следующим гением.

Гении и аутсайдеры Малкольм Гладуэлл

Инсайт 2.

Что такое культурное наследие и влияет ли оно на человеческие способности?

В начале девяностых годов психологи Дов Коэн и Ричард Нисбетт из Мичиганского университета провели эксперимент. Они собрали компанию молодых людей и начали их оскорблять.

Результат эксперимента был таков: каждый из группы по-своему реагировал на одно и то же слово. Причиной тому — разное происхождение.

Стереотип влияния принадлежности человека к той или иной нации или расе имеет место быть. Но в основном он распространяется на формирование поведения и восприятия человеком окружающего мира.

Культурное наследие не определяет Ваши способности. Их определяют только Ваши желания, упорство и усидчивость.

Гении и аутсайдеры Малкольм Гладуэлл

Инсайт 3.

Кто из нас не любит истории успешных людей?

Представьте себе обычного парня из семьи иммигрантов. Он борется с нищетой в период Великой депрессии. Оканчивает вуз с дипломом юриста,

но от работодателей получает отказ за отказом.

Парня звали Джозеф Флом, он стал партнёром-основателем Skadden, «самой влиятельной юридической фирмы Уолл-стрит» по версии Форбс.

Как Вы уже поняли, в один прекрасный день, благодаря своей амбициозности и упорству, он добивается грандиозного успеха.

Именно Джозеф Флом поднял компанию Skadden с колен. Друзья и враги описывали его как человека с железной волей и талантом побеждать.

Сам же Джозеф Флом говорил, что он и его коллеги всегда пользовались представившимися возможностями.

Гении и аутсайдеры Малкольм Гладуэлл

Перед нашими воображаемыми гениями стояли поистине сложные преграды. Преодоление препятствий всегда вознаграждается блестящими возможностями и успехом.

Итог. Основная идея книги.

Гении и аутсайдеры Малкольм Гладуэлл

Особенных людей не существует. У каждого из нас одинаковые возможности.

Следует помнить, что основа успеха — это упорство и труд. А вовсе не культурная принадлежность.

Человек делает себя сам. В Ваших силах создать свою личную неповторимую историю успеха.

Как инсайдеры и аутсайдеры сформировали лидерство в американском бизнесе Энтони Дж. Май

Пути к власти: как инсайдеры и аутсайдеры повлияли на американское бизнес-лидерство
Энтони Дж. Мэйо, Нитин Нория и Лаура Г. Синглтон
Harvard Business School Press

Вместо ограничения уделяя внимание определенному количеству образцовых лидеров — в хронологическом порядке — а затем посвящая каждому отдельную главу, Мэйо, Нориа и Синглтон применяют линейный подход к материалу, исследуя эволюцию бизнес-лидерства 20-го века с точки зрения десять десятилетий, приписывая каждому следующие

Пути к власти: Как инсайдеры и аутсайдеры сформировали американское бизнес-лидерство
Энтони Дж.Мэйо, Нитин Нория и Лора Г. Синглтон
Harvard Business School Press

Вместо того, чтобы ограничивать свое внимание определенным числом образцовых лидеров — в хронологическом порядке — и затем посвятить каждому отдельную главу, Майо, Нохрия и Синглтон принимают линейный подход к материалу, поскольку они исследуют эволюцию бизнес-лидерства в 20 веке с точки зрения десяти десятилетий, присваивая каждой следующей главе соответствующий компонент (место рождения, национальность, религия, образование, класс, пол и раса и т. д.) с частыми перекрестными ссылками на протяжении всего столетия. Например, они сопоставляют сопоставимых людей, таких как Джеймс Стиллман, президент National City Bank (1891–1909), и Сэнфорд «Сэнди» Вейл из Citigroup (которым впоследствии стал National City Bank) столетие спустя. Вот краткая выдержка из материала, предоставленного Мэйо, Норией и Синглтоном.

«В качестве отправной точки в нашем исследовании лидерского прошлого двадцатого века мы пришли к решающему выводу, что даже в Соединенных Штатах, великой стране возможностей, не все места рождения были созданы равными … Хотя мобильность между регионами имела тенденцию В дальнейшем в этом столетии число людей из более зажиточной семьи — происхождение, которое обычно происходит от рождения в не менее благополучном регионе страны — увеличивалось, сохраняло преимущество при входе в бизнес в новом регионе.Отличительные особенности каждого из основных регионов страны, как источников, так и сайтов для лидеров, станут важным фоном для дальнейших дискуссий о характеристиках лидеров ». (Стр. 54)

В предисловии Майкл Усем объясняет уникальную важность этой книги. «Изучение социального происхождения деловой элиты Америки было давней исследовательской традицией, восходящей к таким классическим работам, как« Лидеры крупного бизнеса в Америке »У. Ллойда Уорнера и Джеймса Абегглена и« Большой бизнес-руководитель »Мэйбл Ньюкомер, оба опубликованные в 1955 году.У нас не было возможности получить действительно исчерпывающий портрет со времени тех работ, которые были созданы более пятидесяти лет назад; теперь Мэйо, Нория и Синглтон не только обновили картину, но и создали окончательный портрет нашего времени ».

.

Outsider — Википедия, свободная энциклопедия

icono de desambiguación Esta página de desambiguación enumera artículos que tienen títulos similares.

El término Outsider Identifica algo en la periferia de las normas sociales, alguien que vive aparte de la sociedad común o alguien que observa un grupo desde fuera. Así, se habla de:

  • Эль арте аутсайдер , Creado por artistas que trabajan fuera del mundo del arte comercial.
  • La música Outr , llamada música independiente, dentro de la que se engloban géneros musicales como el punk rock.
  • El кино аутсайдер , conocido como cine independiente.

Asimismo, puede referirse a las siguientes películas:

  • Outsider , película eslovena de 1997.
  • The Outsider (llamada en España El forastero ), película del oeste para televisión de 2002, dirigida por Randa Haines.
  • Outsiders , película singapurense de 2004.

También, en literatura, puede hacer referencia a:

Asimismo, en música, puede referirse a:

  • « Outsider », кансьон де Лос Рамонес ан эль альбом 1983 года Подземные джунгли.
  • « Outsider » песня Green Day, альбом shennanigans (un cover de la original de The Ramones).
  • « Outsiders », песнь Франца Фердинанда на альбоме 2005 г. У вас было бы намного лучше.
  • Outsider , альбом 2007 группы The Restarts.
  • « El Outsider », canción del grupo mexicano Café Tacvba, включая дискотеку Sino.
  • « Outsider », canción del grupo A Perfect Circle.
  • « The Outsider », canción de Marina and the Diamonds del álbum de 2010 Семейные драгоценности.
  • « The Outsider », песня Electric Wizard из альбома Let Us Prey.
  • « Outsider », песня Lapfox, интерпретирующая The Queenstons в альбоме What You Do EP.
  • Outsider , альбом 2018 (el sexto) альтернативного канадского металла Three Days Grace.

También, en televisión, puede hacer referencia a:

Además, puede referirse a:

  • Outsider-Lab , labratorio de Innovación que usa metodologías con alto contenido de creatividad que resuelven retos planeados de manera no Традиционно.
  • Outsider , куадро де Гордон Беннет.
  • Outsider , критика в игре Dungeons & Dragons.
  • The Outsider , персональный персонаж на своем пути к авентуре Dishonored.
  • icono de desambiguación Посторонние (desambiguación).
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *