Posted in: Разное

На какой трассе формулы 1 разбился сенна: 25 лет назад в аварии погиб трёхкратный чемпион мира Айртон Сенна — РТ на русском

Содержание

25 лет назад в аварии погиб трёхкратный чемпион мира Айртон Сенна — РТ на русском

1 мая 1994 года история автогонок разделилась на «до» и «после». В этот день во время Гран-при Сан-Марино погиб бразильский пилот Айртон Сенна, трёхкратный чемпион мира на «Формуле-1». Он получил смертельные травмы, вылетев с трассы и ударившись о барьер. За день до этого в ходе квалификации погиб другой гонщик — Роланд Ратценбергер. RT вспоминает, что происходило в тот злополучный уикенд на трассе в Имоле.

Ровно 25 лет назад произошла самая страшная трагедия в истории «Формулы-1». На автодроме имени Энцо и Дино Феррари в Имоле во время гонки Гран-при Сан-Марино погиб Айртон Сенна — трёхкратный чемпион мира, кумир многих болельщиков и национальный герой Бразилии. 1 мая 1994 года стало чёрным днём для всех любителей королевских гонок.

За всю историю «Формулы-1» аварий со смертельным исходом было немало: от травм, полученных непосредственно во время гонок, квалификаций и свободных заездов, умерли 32 пилота. В это число не входят многочисленные зрители, маршалы и спасатели, тоже пострадавшие во время аварий, а также американец Карл Скарборо, умерший после гонки от перегрева организма.

Некоторые смертельные случаи уже забылись, а другие до сих пор поражают своим трагизмом. Например, погибший в 1970 году Йохен Риндт вскоре стал чемпионом мира — никто так и не сумел его обойти в общем зачёте. В 1982 году ушёл из жизни Жиль Вильнёв, сын которого спустя годы стал чемпионом мира вместо отца. Но трагедия Айртона Сенны стоит особняком.

Сезон 1994 года Сенна начал в сильнейшей в те годы команде Williams. Бразилец сменил в ней своего главного соперника — Алена Проста, который только что завершил карьеру в статусе чемпиона мира. Сенна, уже тогда считавшийся одним из лучших пилотов в истории, получил прекрасный шанс, чтобы выиграть свой четвёртый по счёту титул.

Но новый розыгрыш чемпионата мира у пилота не задался. Хотя Сенна завоевал поул-позиции на Гран-при Бразилии и Тихого океана, финишировать в обеих гонках он не смог. В те же дни Айртон обсуждал с семьёй возможность создания фонда для поддержки малоимущих жителей Бразилии — эта идея была реализована через несколько месяцев после того, как сам спортсмен уже обрёл покой на кладбище в Сан-Паулу.

Третьей гонкой сезона стал Гран-при Сан-Марино — в наши дни его называют не иначе как «чёрный уикенд». Неприятности в те дни начались с первой же пятничной квалификационной сессии. Через несколько минут в тяжёлую аварию попал молодой соотечественник, а также друг и подшефный Сенны Рубенс Баррикелло. Баррикелло на своём Jordan задел обочину на повороте, взмыл на огромной скорости в воздух, пробил заграждение из шин и ещё несколько раз перевернулся после удара о землю. При этом пилот отделался довольно лёгкими травмами — сломанными носом и рёбрами.

Сенна тут же направился в больницу, но вход для посторонних был закрыт, и ему пришлось перелезть через заграждение. Когда Баррикелло очнулся, то первое, что он увидел, — это слёзы на лице бразильца. В тот момент Сенна задумался о том, что пора повышать безопасность в «Формуле-1», и именно ему, как самому уважаемому пилоту и негласному лидеру пелотона, нужно поднять этот вопрос.

На следующий день произошёл ещё один страшный инцидент, но уже со смертельным исходом. Его жертвой стал австриец Роланд Ратценбергер, участвовавший лишь в третьем Гран-при. На длинной прямой он потерял повреждённое переднее крыло, и его болид Simtek лишился необходимой прижимной силы перед виражом. Ратценбергер на скорости 314 км/ч врезался в бетонную стену и скончался через несколько минут от перелома основания черепа. Это была первая смерть на гонках «Формулы-1» за 12 лет.

Эти две аварии произвели на Сенну сильнейшее впечатление. Узнав о трагедии, он без разрешения сел в машину для персонала и приказал водителю ехать к месту происшествия. К тому времени мёртвого Ратценбергера уже увезли в больницу, и Сенна смог осмотреть лишь его повреждённый шлем. После этого бразилец вновь направился к медицинскому центру и во второй раз подряд нарушил правила, чтобы зайти внутрь.

Там Сенна встретил медицинского директора Международной автомобильной федерации Сида Уоткинса (FIA). Тот, увидев, в каком подавленном состоянии находится пилот, предложил ему сняться с гонки и поехать вместе порыбачить. Гонщик ответил, что об этом не может быть и речи, хотя в тот день уже не сел в болид, чтобы завершить квалификацию.

В итоге Сенна уже в 65-й раз за свою карьеру стал обладателем поул-позиции, в последний раз улучшив принадлежавший ему рекорд. На сегодняшний день по победам в квалификации его обошли только Михаэль Шумахер, впервые ставший чемпионом в 1994 году, и Льюис Хэмилтон. После субботних заездов Сенна не явился на пресс-конференцию, что было нарушением регламента, и стюарды рассматривали возможность его наказать, однако не стали этого делать, приняв во внимание сложившиеся обстоятельства.

Вернувшись в гостиницу, Сенна всё-таки допустил возможность пропустить гонку. Он позвонил своей девушке Адриане Галистеу в Лиссабон, где она делала пересадку по пути в португальское поместье Сенны в Квинте-до-Лаго, чтобы рассказать о своих переживаниях. Но когда вечером они созвонились вновь, пилот сказал, что всё-таки решил стартовать. Он рассказал, что возьмёт с собой австрийский флаг, чтобы развернуть его в случае победы. Сенна немного знал Ратценбергера, с которым его познакомил персональный массажист Йозеф Леберер (его день рождения совпал со смертью гонщика).

Сенна и Галистеу договорились, что вечером после гонки он сразу прилетит в Португалию, чтобы они смогли впервые за месяц увидеться. Девушка пообещала приготовить ему любимое блюдо — курицу на гриле с овощами на пару. Также она рассказала, что начала бегать, и в понедельник Айртон и Адриана запланировали совместную пробежку. Напоследок Сенна сказал, что этот разговор помог ему избавиться от тяжёлых мыслей и поднял настроение.

Утром 1 мая гонщик на вертолёте прилетел на автодром и показал лучшее время на разминке. В это время в боксы Williams зашёл Ален Прост. Бразилец по радио сказал ему: «Привет, мой друг. Я скучал по тебе». Вернувшись в боксы, Сенна велел не трогать машину, так как наконец-то был удовлетворён настройками. Он вновь встретился с Простом, и они поговорили в течение получаса, обсудив в том числе вопросы безопасности. Французский гонщик согласился, что требования к машинам нужно ужесточать. Перед гонкой состоялось общее собрание пилотов и организаторов, сразу после которого Сенна пообщался отдельно с несколькими коллегами. Они договорились, что в следующую пятницу перед Гран-при Монако состоится большая встреча со всеми пилотами, посвящённая безопасности.

Днём гонщики выехали на трассу и выстроились на стартовой приём. Обычно Сенна уже за 15 минут до старта надевал шлем и настраивал себя на прохождение первого поворота. Но в тот день он долго оставался без экипировки и наблюдал за зрителями и гонщиками позади себя. Герхард Бергер из команды Ferrari впоследствии вспоминал, что тогда увидел обращённую ему улыбку бразильского пилота.

В два часа дня гонка стартовала, но практически сразу стюарды вывесили жёлтые флаги, предписывающие гонщикам снизить скорость. Произошла третья крупная авария за уикенд — в заглохшую машину Юрки Ярхилехто врезался Педру Лами. От обломков их машин получили ранения несколько зрителей. На трассу выехал автомобиль безопасности, за которым пилоты должны были следовать, пока стюарды не уберут образовавшийся мусор. Так продолжалось на протяжении пяти кругов, и только на шестом гонка возобновилась.

Сенна на холодных шинах и с полным баком горючего проехал шестой круг невероятно быстро. К концу гонки только Михаэлю Шумахеру и напарнику Сенны Дэймону Хиллу удалось улучшить его время. Шумахер, который стартовал вторым, сразу же отстал на довольно приличное расстояние. Когда на седьмом круге Сенна должен был пройти поворот «Тамбурелло», он неожиданно выехал с трассы и врезался в бетонную стену. Бразилец в тот момент ехал со скоростью 310 км/ч. Вылетая с полотна, он успел сбавить её лишь до 218 км/ч.

В прямом эфире, за которым наблюдали 200 млн телезрителей, столкновение не было показано. Вскоре гонка была остановлена красными флагами, а камеры переключили на место аварии. Болельщики увидели искорёженный болид Сенны и его самого, сидящего в кокпите. Многие заметили, как бразилец пошевелил головой, и решили, что с ним всё в порядке. Однако на самом деле это был мышечный спазм — признак тяжёлой травмы мозга. Наблюдавшая за гонкой Галистеу позднее вспоминала, что её первой реакцией на аварию была радость — Сенна мог теперь пораньше прилететь из Италии. Однако этого не произошло.

К месту происшествия прибыла бригада медиков во главе с Уоткинсом. Он сразу же понял, что Сенна получил тяжелейшую травму головы. Когда доктор с помощниками сняли с него шлем, оттуда вытекло много крови. Голова гонщика была раздроблена над правым глазом, он был без сознания и не дышал, периодически у него останавливалось сердце. В течение десяти минут врачи пытались остановить кровотечение, после чего отправили Сенну вертолётом в больницу. Его подключили к системам жизнеобеспечения, но было очевидно, что это лишь оттягивает неизбежное. По итальянским законам врачи были обязаны поддерживать его жизнь в течение 12 часов.

Когда Сенну загружали в вертолёт, Уоткинс связался с главой «Формулы-1» Берни Экклстоуном и руководителем пресс-службы Мартином Уитакером, чтобы сообщить, что пилот получил серьёзную травму головы. В тот момент Сенна ещё был жив, поэтому гонку было решено возобновить. При этом Экклстоун, Уитакер и находившийся с ними младший брат Сенны Леонардо да Силва ошибочно услышали, что гонщик уже погиб. Спустя 37 минут после аварии гонка началась заново. Шумахер одержал третью победу за сезон, о которой сказал, что не испытывает ни удовлетворения, ни радости.

Мозг Сенны уже долгое время был мёртв, но врачи продолжали искусственно поддерживать в нём жизнь, как того требовал закон. Возникла парадоксальная ситуация — неизбежность смерти была очевидна, но подтвердить её официально было нельзя. Наконец, когда у Сенны в очередной раз остановилось сердце, доктор Мария Тереза Фиандри взяла на себя ответственность сообщить о смерти пилота. Это произошло в 18:40, хотя официально временем смерти гонщика впоследствии стали считать 14:17, когда произошла авария.

В Бразилии был объявлен трёхдневный траур по Сенне. Ему были устроены государственные похороны. За процессией по улицам Сан-Паулу наблюдали около 3 млн человек. На траурную церемонию прибыли множество пилотов, в том числе Прост, Баррикелло и Бергер. Семья Сенны не допустила, чтобы в процессии принимал участие Экклстоун, а глава FIA Макс Мосли не приехал на неё, чтобы побывать на похоронах Ратценбергера, которые проходили в это же время.

О причинах аварии высказывали множество предположений: прокол шины, некачественная трасса, потеря управления. Спустя несколько месяцев установили, что Сенна вылетел с трассы из-за поломки рулевой колонки. Однако и у этой версии имеются противники — колонка, которую удлинили по просьбе Сенны, треснула по заваренному шву, так что она могла сломаться и в момент аварии, а не до неё.

После смерти Сенны полиция Италии возбудила уголовные дела против шести человек: трёх судей на трассе в Имоле, владельца Williams Фрэнка Уильямса, технического директора Патрика Хэда и конструктора болида Эдриана Ньюи. Им грозило наказание в виде условного лишения свободы, однако суд не обнаружил, что кто-либо из них виновен в смерти трёхкратного чемпиона мира.

Последняя гонка Волшебника. Ровно 26 лет назад погиб Айртон Сенна

В паспорте у него было написано «Айртон Сенна да Силва», журналисты звали его «Человеком дождя», а болельщики – просто «Волшебником». Сын богатых родителей и представитель дорогого вида спорта, он был для бразильцев таким же близким и родным, как футбольные звезды, начинавшие свой путь с дворовых площадок фавел. Сенну не просто обожали – его боготворили! И черный уик-энд «Гран-при Сан-Марино», унесший жизни сразу двух пилотов (и едва не обернувшийся гибелью третьего) запомнился, в первую очередь, именно как последняя гонка великого Айртона.

ПУТЬ К СЛАВЕ

Сенна родился 21 марта 1960 года в Сан-Пауло, в семье богатого землевладельца. Отец поддерживал увлечение сына гонками – уже в 4-летнем возрасте посадил его на карт и никогда не жалел денег на карьеру Айртона. В 77-м Сенна выиграл чемпионат Южной Америки по картингу. В 78-м отправился в Европу – для начала в британскую «Формулу-Форд 1600». В 83-м Сенна уже вовсю работал с командами «Формулы-1» — участвовал в тестах «Уильямса», «Макларена», «Брэбхема». Но контракт на свой дебютный сезон получил от «Тоулмана».

В 1984-м, на трассе в Жакарепагуа на домашнем этапе в Бразилии Айртон провел свой первый «Гран-при».

Та гонка закончилась сходом – на 8-м круге у болида Сенны отказал мотор. Однако уже следующий уик-энд — «Гран-при Южной Африки» — бразилец завершил на шестом месте, набрав очко. В Монако он приехал на подиум, став вторым – именно там все окончательно поняли величину его таланта! Неопытный гонщик на узкой и коварной трассе, проложенной по улочкам Монте-Карло, смотрелся увереннее многих мастеровитых пилотов, уверенно боролся за позиции и уступил лишь Алену Просту.

Судьба еще не раз сведет их вместе. Именно эта парочка – харизматичный, импульсивный, отчаянный Волшебник и рассудительный, спокойный, вдумчивый Профессор на десятилетие станут главными персонами всей «Формулы-1». И выиграют на двоих 7 титулов!

Правда, если Прост свое первое чемпионство оформит уже в 85-м, Сенне придется ждать до 88-го. Три года после выступления за «Тоулман» он проведет в «Лотусе», прежде чем перейдет в «Макларен» в 88-м. К этому моменту на счету Айртона уже было шесть побед (первую он одержал на «Гран-при Португалии»-1985), но не было статус суперзвезды. Тем не менее, их противостояние с Простом станет самым ярким соперничеством партнеров по одной команде в истории всей «Формулы-1». При том, что француз изначально считался вроде как лидером коллектива из Уокинга…

НЕПРОСТОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО С ПРОСТОМ

Сенна сразу же показал – он не собирается отбывать «второй номер». Он нацелен на титул, и сделает все для победы! Сезон-1988 отметился доминированием болидов «Макларена» — Айртон и Ален выиграли 15 из 16-ти гонок в календаре. При этом Прост набрал больше очков. А Сенна одержал больше побед (8 против 7). Поскольку в тот момент в зачет пилотов шли только результаты 11-ти лучших «Гран-при», то чемпионом стал бразилец.

Прост возьмет реванш в 1989-м. Но к концу того чемпионата Ален поймет, что в «Макларене» больше благоволят Сенне. Непримиримое, принципиальное соперничество обернется стычками на трассах, постоянными ссорами и атмосферой если не ненависти, то откровенной вражды межу двумя гонщиками. В итоге Ален предпочтет уйти в «Феррари». И пока будет безуспешно пытаться спасти «Скудерию» (не побеждавшую в чемпионате с 1979 года!), Айртон дважды подряд возьмет титул (в 1990-1991 годах).

В 1991-м Прост покинет и Маранелло, разругавшись с руководством «Феррари», не сумевшим предоставить ему конкурентоспособный болид. Сезон-1992 (год дебюта Шумахера и доминирования Мэнселла) он пропустил, а в 1993-м вернется уже в «Уильямс», уверенно выиграет четвертый титул и окончательно завершит карьеру.

Мир же замрет в предвкушении новой великой дуэли – теперь между опытным Сенной и молодым Михаэлем Шумахером.

РОКОВОЙ УИК-ЭНД

До «Гран-при Сан-Марино» в рамках заездов «Формулы-1» (не считая тестов) погибли 30 гонщиков. Но последняя трагедия произошла 12 лет назад — в 1982-м, в Канаде, заживо сгорел итальянец Рикардо Палетти. С тех пор безопасность серьезно усилили и многим казалось, что принятых мер достаточно, а новых смертей впредь не будет.

Увы, это было ошибкой.

Тот уик-энд в Имоле сразу пошел не так! Для начала на тренировке в серьезную аварию попал Рубенс Барикелло. Молодой бразилец, друг Айртона Сенны (многие считали Рубиньо его протеже), получил тяжелейшие травмы и был отправлен в больницу. Трехкратный чемпион так переживал за своего соотечественника, что вопреки запрету врачей ночью пробрался в госпиталь, перескочив через забор, и навестил товарища. Позднее Барикелло установит рекорд «Формулы-1» по количеству гонок – он выступит в 326 «Гран-при», и продержится в списке участников чемпионата аж до 2011 года! Но вот тогда, 29 апреля 1994-го, никто не был уверен, что он в принципе выживет. Не говоря уже о том, что продолжит карьеру.

В субботу, 30 апреля, погиб Роланд Ратценбергер.

Австриец в свои 33 года проводил лишь третий «Гран-при». Он отчаянно собирал деньги на то, чтобы оплатить свое участие в чемпионате мира. Но, к сожалению, не совладал с болидом «Симтек». На быстром круге на скорости за 300 км/ч у машины Роланда отлетело переднее антикрыло (поврежденное им чуть ранее при атаке поребрика), из-за чего пилот потерял управление и врезался в бетонную стену. Смерть наступила мгновенно.

Две тяжелых аварии за два дня ужаснули болельщиков и всерьез насторожили гонщиков. Сенна, как лидер профсоюза, в воскресенье с утра созвал собрание пилотов, на котором было решено создать рабочую группу по усилению мер безопасности.

Спустя всего лишь несколько часов не стало уже Айртона.

Эти кадры видели все – «Уильямс» Сенны срывает в скоростном повороте «Тумбурелло», выносит на обочину и на огромной скорости бьет о стену. Прибывшие на место спасатели и врачи уже констатировали серьезные травмы – из носа Айртона сочилась кровь и мозговая жидкость, была разорвана височная артерия, череп раздроблен в районе правого глаза. Формально, бразилец был еще жив, когда его доставили в местный госпиталь. Но тесты показали, что мозг Волшебника погиб. И нет никаких шансов на спасение. В тот же день его отключили от систем жизнеобеспечения. А мир узнал, что самого известного и популярного пилота больше нет.

Причины трагедии толком не ясны до сих пор. Причиной срыва с траектории, возможно, стала непрогретая резина – до этого на протяжении шести кругов пилоты ехали за машиной безопасности (она появилась на трассе из-за аварии на старте, когда в заглохший болид Юрки Ярвилехто врезался Педро Лами). Вероятно, что Айртон не до конца прогрел покрышки, прежде чем стал атаковать. Сам его стиль пилотажа, подразумевающий постоянный поиск грани возможного, тоже мог поспособствовать ошибке пилота – грань ведь легко перейти…

Телеметрия показала, что в момент вылета с трассы скорость «Уильямса» была 310 км/ч. В момент столкновения с отбойником – 218 км/ч. Внешне машина не получила каких-то роковых повреждений (если сравнивать с другими фатальными инцидентами). Айртона же сгубил рычаг передней подвески, который не вынес удара, сломался и пробил шлем гонщика. За это многие до сих пор винят в смерти Сенны инженеров команды и лично сэра Фрэнка Уильямса, не сумевших построить достаточно безопасный болид.

Как бы там ни было, Айртон погиб. Ему было 34 года. Он успел выиграть три чемпионата мира, 41 гонку и 65 квалификаций. Он остался в памяти многих как один из самых ярких и талантливых гонщиков, когда-либо живших на планете Земля. И считается таковым до сих пор – спустя 25 лет после смерти.

как погиб Сенна :: Autonews

Самый черный день: как погиб Сенна

Самый черный день: как погиб Сенна 

20 лет назад, 1 мая 1994 года, произошла самая загадочная и необъяснимая авария за всю историю Формулы-1. Легендарный гонщик Айртон Сенна, находясь на пике карьеры, врезался в бетонные ограждения на скорости более 200 километров в час. Медики сделали все от них зависящее, но легендарного спортсмена спасти не удалось: Сенна получил травмы, несовместимые с жизнью. В годовщину самого черного дня в истории автогонок, как его назвали журналисты, мы попытались воспроизвести события Гран-при Сан-Марино 20-летней давности.

 

28 апреля


11:00

Адриана Галисто, подруга Сенны, собирает сумку возлюбленному. Вещей у Айртона не слишком много: гонщик не любил выделяться. Пара сменных футболок, белье и Библия – с таким набором Айртон отправлялся на большинство Гран-при.
 

Самый черный день: как погиб Сенна
13:00

Сенна выходит из дома, рядом с которым уже припарковано такси до аэропорта. Регулярными рейсами гонщик не летал из-за требований безопасности в команде Williams, за которую выступал. Вот и в этот раз Айртон воспользовался собственным восьмиместным самолетом British Aerospace HS125.

18:00

Самолет гонщика приземляется в итальянском городке Форли. Сенна прилетел в Италию раньше многих членов команды из-за того, что у него было несколько обязательств по рекламным контрактам. В Италии Сенна должен был присутствовать на премьере нового бренда, под которым выпускали велосипеды – Senna.
 

Самый черный день: как погиб Сенна
22:00

Сенна заселился в гостиницу Castello, в которой обычно останавливается McLaren. С этим отелем у него связаны самые яркие впечатления еще во времена его выступлений именно за McLaren.
 

29 апреля


01:30

Поужинав, гонщик отправляется в номер. Сенна, часто страдающий бессонницей, редко засыпал раньше двух часов ночи. Этот раз исключением не стал – заснул Айртон только в начале третьего.

09:00

Свободные заезды начинаются рано – уже в девять часов. Сенна смог показать лучший круг, почти на секунду опередив ближайшего преследователя.

13:04

Квалификационные заезды начинаются с первой аварии в черный уик-энд. Рубенс Баррикелло по необъяснимым причинам вылетает с трассы и врезается в ограждение. Пилот экстренно госпитализирован, а квалификация прервана.
 
Сенна, едва узнав об аварии, решает покинуть автодром – гонщик направляется в больницу. Спустя несколько лет Барикелло еще не раз вспомнит тревожные глаза Айртона, когда тот увидел его под капельницей.

21:00

Ужинают члены команды в полном молчании. Сенна, уткнувшись в бумажник, рассматривает фотографии возлюбленной — Адрианы Галисто.
 

30 апреля

  Самый черный день: как погиб Сенна


12:00

Вторая квалификационная сессия в самом разгаре. Сенна, которому удалось полностью переключиться на гонку и на время забыть о вчерашнем происшествии, улучшает результаты круг за кругом.

13:12

Автодром в Сан-Марино погрузился в тишину. В это поверить было невозможно: ровно через 24 часа на трассе происходит еще одна авария. На этот раз, с летальным исходом. Роланд Ратценбергер, разогнав болид практически до предельной скорости, врезался в ограждение.


 

13:20

Сенна до последнего не может поверить в то, что произошло. Он садится в машину безопасности и лично направляется к месту трагедии.

15:10

Квалификационные заезды возобновляются, но большинство гонщиков решают прекратить сессии. Сенна — в их числе.
 

1 мая


09:30

По инициативе Сенны состоялось собрание гонщиков. На нем пилоты договорились о создании рабочей группы по безопасности.
 

Самый черный день: как погиб Сенна
13:00

До основной гонки остается ровно час. Сенна, который умело выходил из трудных ситуаций, на этот раз, по признанию партнеров, спасовал. По его лицу было видно, что желания принимать участие в гонке у него абсолютно нет.

14:17

Спустя 17 минут после старта произошла третья авария. Та, которую назовут самой необъяснимой в истории Формулы-1. Проходя скоростной поворот, Сенна врезался в отбойник на скорости более 300 километров в час. Болид откинуло в сторону заграждений. В момент столкновения скорость составляла около 209 километров в час.
 


14:19

Гонка прервана. Кадры, на которых видно, как пилота достают из искореженного болида, облетели весь мир. Домработница в доме Сенны в Португалии потом будет вспоминать, как девушка пилота вскрикнула: «На самом деле, это хорошо. Наконец-то Айртон приедет домой раньше, чем обычно». Но уже через считанные минуты она поняла, насколько серьезно столкновение.

14:22

К месту аварии подъезжает профессор Сид Уоткинс – один из лучший врачей тех времен. У Сенны раздроблен череп, а из-под шлема, не переставая, сочится кровь. Консилиум врачей понимает: пилота уже не спасти.
 


14:25

Тем временем в паддоке Берни Эклстоун принимает решение, которое потом еще долго будут обсуждать на разных уровнях: Гран-при Сан-Марино будет возобновлено.

14:57

Спустя 40 минут после трагедии был дан рестарт. В той гонке победил Михаэль Шумахер, который позже признался, что это самая горькая победа в его жизни. «Ничего более кошмарного, чем в тот день, я не испытывал», — сказал спортсмен.
 

Самый черный день: как погиб Сенна

 

3 мая


Первая версия произошедшего, которую стали активно обсуждать в печати, заключалась в ошибке пилота – потере управления. Однако спустя несколько дней во всем начали обвинять трассу в Имоле. Дело в том, что покрытие незадолго до гонки там было обновлено, и многие команды жаловались на плохое сцепление. Из-за этого часто снижали давление в шинах.
 

19 мая


В качестве новой причины аварии стали рассматривать возможность прокола шин, который мог произойти из-за наезда на обломки от столкновения других болидов. Однако технические экспертизы это предположение не подтвердили.
   

Январь, 1995 год


Через несколько месяцев после аварии была названа ее официальная причина. Сенна потерял управление над болидом из-за поломки рулевой колонки. Смертельные ранения гонщику нанес рычаг подвески, который после удара об отбойник отлетел прямо в шлем пилота.
 

Декабрь, 1997 год


Суд оправдал бывшего главного конструктора Williams Эдриана Ньюи и официальных представителей автодрома в Имоле Федерико Бендинелли и Джорджио Погги в связи с отсутствием доказательств вины.
  Самый черный день: как погиб Сенна

Памяти Айртона Сенны: Последняя гонка…

Этот материал – сокращенная версия главы из книги Тома Рабитона «The Life of SENNA», главы «Время смерти: 2:18PM». Приведенные факты отражают позицию автора…

Когда на выходе из поворота Tamburello показался Benetton-Ford Михаэля Шумахера, 200 миллионов телезрителей поняли, что Айртон Сенна не закончил седьмой круг Гран При Сан-Марино. Они видели лишь облака пыли на заднем плане, а секунду спустя заметили, как отброшенный от бетонной стены Williams FW16 замер у обочины.

Авария

В тот момент Марри Уокер вел репортаж для британского телевидения. «Итак, мы видим Михаэля Шумахера, а Сенна – Бог мой! — Я видел, как он ушел вправо, что там произошло».

Комментатор бразильского TV Globo Гальвао Буэно одним из первых понял, что инцидент не похож на рядовую аварию. Вместе с ним в комментаторской кабинке находился друг Сенны, Антонио Брага. Двое переглянулись, и Буэно сказал в микрофон: «Айртон очень неудачно ударился о стену, это может быть серьезно». Буэно прикинул скорость машины и произнес, уже мимо микрофона: «Когда врезаешься в стену на 200 км/ч, резкое замедление становится фатальным».

Марри Уокер – комментатор не менее осведомленный, чем Буэно, не утруждал себя расчетами. В это время канал BBC показывал многочисленные повторы, избегая прямой трансляции с места аварии.

Еще до того, как маршалы добрались до Сенны, и первая медицинская машина прибыла на место, голова бразильца подалась вперед. Зрители обрадовались, восприняв это как знак, что чемпион невредим. Но за тысячи миль от места событий, в Аргентине, пятикратный чемпион мира Хуан-Мануэль Фанхио увидел в этом движении спазм – признак серьезной травмы головы – и уже знал, чем все закончится. Он выключил телевизор, а позже сказал: «Я знал – он мертв».

Вертолет телевидения висел над местом аварии, изображение разбитой машины транслировалось в прямом эфире. BBC и Уокер переключились на камеру, установленную на пит-лейн, но другие компании оставили этот план.

Айртон Сенна и Адриана Галисто, за несколько месяцев до трагедии

Подруга Сенны, Адриана Галисто, в этот момент находилась в доме бразильца, в Португалии. Когда машина ударилась в стену, в ее голове мелькнула эгоистичная мысль: «Хорошо! Он приедет домой пораньше». Она ждала, что он снимет перчатки, отстегнет руль и выберется из кокпита. За полтора года, прошедшие после знакомства, аварии уже случались, Адриана крикнула домработнице: «Чего он ждет?» Та ответила: «Может сломал руку, или ногу». Адриана закричала в экран: «Вылезай из машины, вылезай!», потом застыла на месте.

Профессор Сид Уоткинс подъехал к месту аварии чуть позже, врач из первой машины уже был рядом и качал головой – по состоянию шлема и сочащейся из-под него крови было ясно — Айртон получил серьезную травму. Уоткинс перерезал застежку и аккуратно поднял шлем, пока остальные поддерживали шею. Хлынула кровь. Лоб был раздроблен и из носа сочилась кровь вперемешку с мозговой жидкостью.

Уоткинс осмотрел гонщика, глаза Сенны оставались закрытыми. Врач автоматически ввел дыхательную трубку и спросил о группе крови – у коллег было записано: B+. Уоткинс поднял веки гонщика. «По состоянию зрачков было ясно – мозг травмирован. Осознавая масштаб травмы, я понимал – он не выживет», — вспоминал он позже.

Авария

Медики вытащили Сенну из машины, положили на землю, а маршалы подняли специальные щиты, закрыв пилота от взглядов толпы. «Потом он вдруг резко выдохнул, хоть я и абсолютный материалист, я почувствовал, как его душа отошла в мир иной», — сказал потом Уоткинс.

В тот день у Tamburello дежурил только один фотограф. Анджело Орси, близкий друг Сенны, сотрудник итальянского Autosprint. Он фотографировал Сенну в кокпите, и уже после того, как медики сняли шлем и уложили гонщика на землю. Гальвао Буэно увидел Орси по телевизору и сказал: «Он снимает, и не видит, что снимает».

Адриана Галисто не могла оторваться от экрана. Она смотрела на тело Сенны, пытаясь уловить малейшие признаки жизни. Движения не было. Домработница уже плакала, а соседи пришли узнать, могут ли они чем-то помочь. Комментаторы молчали, но на экране все было очевидно — кровь лилась на трассу, как масло из поврежденного двигателя.

Из кабинки TV Globo Буэно не мог видеть того, что видел Уоткинс, но он следил за движениями медиков: «По тому, как его вытаскивали, я понимал, что все очень серьезно, но продолжал комментировать гонку».

Доктор Пецци сделал несколько инъекций. Нужно было очистить дыхательные пути, остановить кровотечение, зафиксировать шею. У Сенны появился слабый пульс, Уоткинс вызвал медицинский вертолет и попросил доктора Джованни Гордини, специалиста из медицинского центра Имолы, сопроводить пострадавшего.

1 мая 1994 года. Медицинский вертолет

В 14:35, через 17 минут после аварии, медики занесли бразильца в вертолет. В ту же минуту Уоткинс получил звонок от Мартина Уитакера, руководителя пресс-службы FIA, находившегося в тот момент с Берни Экклстоуном, в сером моторхоуме у ворот паддока. Экклстоуну была нужна информация. Рядом с Берни и Уитакером находился Леонардо да Сильва.

Сенна был еще жив, Уоткинс сказал Уитакеру, что пилот получил травму головы. Из-за помех Уитакер понял, что Сенна мертв, и шепнул об этом жующему яблоко Экклстоуну. Тот мгновенно сказал Леонардо: «Мне жаль, но он мертв. Мы объявим об этом только после гонки».

Адриана видела, как тело Сенны погрузили в вертолет. Кто-то заметил красный след на песке, и это ее испугало. Сосед пытался успокоить, сказав, что это новый сорт пены огнетушителя. Она поверила, сказав себе: «Никто и никогда не подумал бы, что Айртон Сенна может погибнуть за рулем гоночной машины».

Как только вертолет улетел, Уоткинс подобрал шлем Сенны, но не смог найти ни своих перчаток, ни перчаток бразильца. Больше их никто не видел. Пока он искал перчатки, в воздухе произошла еще одна драма — через три из двадцати намеченных минут полета сердце Сенны остановилось. Доктор Гордини пытался заставить его работать, и добился своего.

Берни переговорил с президентом FIA Максом Мосли и вышел на пит-лейн, уверяя всех, что для Сенны сделано все возможное. Он не сомневался: гонка должна быть продолжена. Так было всегда. Таков принцип. Экклстоун делал то, что всегда: обеспечивал стабильность.

Антонио Брага позвонил жене Луизе и попросил ее вызвать Адриану, он знал – Сенна умирает, но полагал, что она успеет попрощаться. Он сказал Луизе, чтобы она забронировала для Адрианы рейс из аэропорта Фаро, и вернулся в комментаторскую кабину.

Пилоты знали, что Сенна попал в аварию. Перед рестартом одни говорили – нет проблем, его вытащили из машины, другие утверждали, что проблемы есть. Герхард Бергер вспоминает: «В то время я не понимал, насколько все плохо. Я не видел аварию, поскольку ехал позади, но атмосфера вокруг была очень странной».

Как и Экклстоун, Уоткинс хранил молчание. Он пополнил сумку необходимыми медикаментами, и вернулся в машину, ожидая рестарта.

Незадолго до этого машина Сенны была доставлена в закрытый парк и передана Фабрицио Носко. Патрик Хед знал, насколько серьезной была авария, он и Фрэнк Уильямс успели поговорить с Берни. Тяжесть инцидента подтвердилась, когда машина была доставлена в боксы. Хед хотел взглянуть на телеметрию и отправил двух механиков в закрытый парк, чтобы снять с FW16 черные ящики. Носко, технический комиссар, вежливо отказал им, пояснив, что по правилам FIA никто не может трогать машину. Они ушли и вскоре вернулись с техническим делегатом Чарли Уайтингом, приказавшим Носко снять ящики и передать их механикам.

Разбитый Williams Айртона Сенны

«Уайтинг сказал, что у него есть разрешение от Джона Корсмита, главы службы безопасности FIA. Он приказал мне снять ящики, — сказал позже Носко. – Черный ящик двигателя Renault находился за кокпитом, я снял его с помощью плоскогубцев. Ящик шасси Williams был за радиатором вблизи заднего колеса, в правой части машины. Я видел массу таких устройств и не раз проверял их. Ящики были целы, хоть и поцарапаны. Похоже, ящик Williams выдержал удар».

В боксах Williams инженер Марко Спига старался извлечь данные, но контакты были повреждены. «Ящик невозможно было прочесть, — пояснил Спига. С устройством Renault повезло больше – данные тогда просто скопировали на дискету.

В 14:55, спустя 37 минут после аварии, гонка стартовала вновь. Пять минут спустя вертолет с Сенной приземлился перед госпиталем Maggiore. Врачи сразу же доставили пилота в отделение интенсивной терапии, чтобы просканировать мозг. Обследование подтвердило диагноз, поставленный еще на трассе. В 15:10 сердце Айртона вновь остановилось. Врачи смогли его запустить и подключили Сенну к системе искусственного жизнеобеспечения.

Бразилия жадно ловила каждое слово Гальвао Буэно: «Все надеялись услышать добрую весть, в наушниках постоянно звучал голос менеджера, просившего меня продолжать трансляцию, но я трижды выходил на улицу, чтобы перевести дух. И, поскольку я дружил с Айртоном, люди стали приходить в кабинку. Менеджер Баррикелло, девушка Кристиана Фиттипальди — все шли за надеждой».

У TV Globo были и другие источники информации. Репортеру, дублировавшему комментатора в студии, передали два листка с информацией о состоянии Сенны, в которых говорилось о повреждении мозга. В восемь утра улицы Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу были пугающе пусты. Сенна боролся за жизнь, комментаторы предсказывали худшее, миллионы бразильцев затаили дыхание, не веря в происходящее.

В тот самый момент Бергер, на протяжении одиннадцати кругов лидировавший во вновь стартовавшей гонке, остановился в боксах со сломанной подвеской. «Я думал – что, черт возьми, произошло?», — вспоминает он.

На 41-м круге, на выезде с пит-лейн, от Minardi Микеле Альборето оторвалось колесо и влетело в толпу механиков Lotus – его плохо закрепили. Альборето был только рад – он выпрыгнул из машины, швырнул шлем в гараж и побежал в медицинский центр расспросить врачей. Они сказали ему правду. После короткой беседы Альборето зашел в боксы Ferrari, чтобы поговорить с Бергером. Он сказал ему: «Айртон очень плох, он в госпитале в критическом состоянии». Бергер ответил: «Почему тогда всё это происходит?»

За 10 минут до финиша Буэно понял, что из-за пробок не сможет быстро добраться до госпиталя, и попросил Брагу найти вертолет. Брага вышел из кабины и встретил Жо Рамиреса, менеджера McLaren, который решил проблему. Кристиан Фиттипальди спросил, может ли и он полететь, Буэно ответил согласием.

Сид Уоткинс

Для Сида Уоткинса следующие два часа стали сплошным кошмаром. Он видел, как машины проносятся мимо, и это казалось бесконечным. Когда в 16:20 гонка закончилась без инцидентов, он оживился. Михаэль Шумахер выиграл, он, как и другие пилоты на подиуме – Никола Ларини и Мика Хаккинен, не знали, что с Сенной, но по лицам можно было понять: они опасались самого худшего.

Как только закончилась гонка, Буэно отшвырнул наушники, передав эстафету бразильской студии. Он знал – Сенна умирает, и ему хотелось быть рядом. Он побежал в моторхоум Arrows — Фиттипальди был почти готов и попросил Буэно подождать. Возле моторхоума McLaren толпа окружила Антонио Брагу, Герхарда Бергера, Рона Денниса и Жо Рамиреса. Бергер посоветовал Браге позвонить нейрохирургу из Парижа, однажды спасшему жизнь Жану Алези, сказал, что может предоставить самолет. Брага попросил его поторопиться, Буэно с нетерпением ждал Фиттипальди.

Сид Уоткинс вернулся в медицинский центр и обнаружил там главу Lotus Питера Коллинза, ожидавшего его и новостей о Сенне. Коллинз и Уоткинс были старыми друзьями, профессор дружил с ним больше, чем с кем-либо из руководителей команд. Коллинз хотел узнать что-то о Сенне, но начал со своих механиков, хотя знал, что с ними все в порядке. Когда Уоткинс сказал, что за механиков можно не волноваться, Коллинз спросил его, плох ли Сенна, на что Сид ответил просто: «Да». Когда он спросил, есть ли надежда, Сид покачал головой: «Нет». Коллинз был первым из мира Формулы 1, кто узнал правду.

Главный врач медицинского центра в Болонье доктор Мария Тереза Фиандри была вызвана в госпиталь Maggiore. Полчаса спустя в госпиталь прибыли репортеры, а в 16:30 доктор Фиандри зачитала клинический бюллетень. Она сказала, что Айртон получил травму мозга с обширным кровоизлиянием и находится в коме, следующий бюллетень будет выпущен в 18:00.

Итальянская полиция, узнав, что инцидент может привести к смерти, прибыла на автодром незадолго до финиша и забрала шлем Сенны.

Сид Уоткинс, закончив дела в медицинском центре, быстро переоделся, бросив свой комбинезон на полу, и побежал к медицинскому вертолету, вернувшемуся из Maggiore. Вместе с доктором Сервадеи они вылетели в госпиталь. Он хотел поскорее вырваться из Имолы – находиться там не было сил.

Уставший ждать Буэно назначил друзьям встречу на посадочной площадке и помчался в боксы Arrows за Фиттипальди. Он столкнулся с Хосе Пинто с португальского ТВ, бросил ключи от арендованной машины и попросил передать их Реджинальдо Леме с просьбой найти его в Maggiore.

Как только Буэно появился на вертолетной площадке вместе с Фиттипальди, он позвонил репортеру TV Globo в госпитале, и тот сказал ему, что Сенна долго не протянет. После некоторого ожидания вертолет прибыл, и Брага, Бергер, Фиттипальди и Буэно вылетели в Maggiore. Полет проходил в абсолютном молчании.

После появления информации о состоянии Сенны пресс-центр в Имоле был объят ужасом. В лучшем случае, он просто никогда не выйдет на старт, а большинство не сомневалось – гонщик умрет до полуночи.

Журналист Дэвид Тремейн поговорил с Коллинзом и начал писать некролог в утренний выпуск лондонской Independent, многие последовали его примеру.

Прибыв в Maggiore, Сид Уоткинс поговорил с врачом, осмотревшим Сенну. Уоткинсу сообщили о результатах сканирования, о множественных переломах в основании черепа, в том месте, где он ударился о подголовник. После столкновения правое переднее колесо взлетело вверх, врезавшись в правую переднюю часть шлема. Голову Сенны отбросило назад к подголовнику, что вызвало смертельную травму черепа. Кусок подвески пробил шлем и лоб бразильца, а его обломки — стекло шлема над правым глазом. Любая из трех травм могла быть смертельной, но все три не оставили шансов. От удара мозг умер, а тело оставалось жить, сердце и органы сохранили свои функции. Нейрохирург сказал, что проведение операции не имеет смысла, а Уоткинс, взглянув на монитор с данными о давлении, пульсе и ритме дыхания, понял, что конец близок.

Доктор Сервадеи и Доктор Гордини вместе с Уоткинсом быстро отвели Леонардо, Леберера и Якоби в небольшую комнату рядом с палатой Сенны, где сказали, что ситуация безнадежна. Леонардо был безутешен и ничего не хотел слышать, а Якоби и Леберер все поняли. Леберер хотел увидеть Сенну. Врачи предупредили, что это зрелище не из приятных, но ему важно было увидеть друга. В комнате было шумно от работающей системы жизнеобеспечения. Позже Леберер скажет: «Я был там потому, что хотел увидеть Айртона. Мы знали друг друга более шести лет. Мы были друзьями, и, несмотря на его травмы, мне не было трудно войти в палату».

Тут же приземлился вертолет Буэно, сотрудники госпиталя узнали Герхарда Бергера, и группа быстро прошла через отделение интенсивной терапии. Четыре человека вошли в комнату, где их встретил профессор Уоткинс. «Сид сказал – он мертв, его мозг мертв. Сердце Айртона остановилось, нам удалось запустить его снова, но жизнь поддерживается машиной. Итальянский закон требует ждать 12 часов, только тогда мы можем отключить систему, — вспоминает Буэно. – Я спросил его: доктор Сид, мы все будем страдать еще 12 часов? Он ответил, что не уверен в том, что даже с машиной сердце Айртона проработает это время».

Уоткинс предложил всем попрощаться. Бергер пошел первым, Леберер сопровождал его. Бергер сел на кровать Сенны, полный воспоминаниями о человеке, который сыграл огромную роль в его жизни и карьере. Несколько минут он что-то говорил, потом произнес последнее «прощай» и поцеловал друга в щеку. Он сказал: «Я провел с ним несколько минут, а дальше было, что было».

После него все, по очереди, попрощались…

Герхард Бергер ан похоронах Сенны

Вскоре после того, как Бергер вышел из палаты Сенны, Уоткинс покинул госпиталь – он привык к смерти, но этот случай не был похож на те, что ему довелось пережить. Друг был мертв, Сид вернулся в отель, чтобы побыть одному, но и там, включив телевизор, он видел, как в новостях, раз за разом, повторяют запись роковой аварии.

Бергер тоже хотел уединения. Он взял вертолет до аэропорта, чтобы вылететь в Австрию. В аэропорту, в вечерних сумерках, он увидел самолет Сенны, обреченно ждавший своего хозяина, и остановился, потрясенный одиноким силуэтом.

В Португалии Луиза Брага старалась забронировать самолет, пока друзья помогали Адриане собираться. Адриана знала, что надежды мало, но верила, к тому же соседка слышала, будто Сенна пришел в себя. Мама Адрианы позвонила дочери из Сан-Паулу и рассказала о том, что прозвучало в эфире TV Globo, эта телекомпания, в отличие от европейских, не скрывала правды. Положив трубку, Адриана приняла успокаивающее, и позвонила Нейде да Сильва в Бразилию. Нейде сообщила ей, что семья планирует вылететь в Болонью в 14:30 по местному времени.

Пока они разговаривали, обследование в госпитале Maggiore подтвердило, что мозг Сенны мертв, и жизнь в нем поддерживается искусственно. Доктора обсудили официальное заявление, запланированное на 18:00. Они не хотели давать людям напрасную надежду, но и не могли сказать, что Айртон умер.

В 18:05 доктор Фиандри, дрожащим от тяжести ситуации голосом, сообщила репортерам, что Сенна клинически мертв. Он еще подсоединен к аппарату жизнеобеспечения, и лишь оборудование поддерживает работу сердца. Новость пошла в вечерние новости, в Британии предпочли подождать финального вердикта.

Нейде да Сильва по телефону сказала Леонардо, чтобы он пригласил священника к ее старшему сыну. Священник вошел в комнату Сенны в 18:15 и провел последний обряд. В 18:37 сердце бразильца остановилось вновь, и доктор Фиандри решила не пытаться его оживить – врачи сделали все, что могли. В 18:40 она объявила, что Сенна мертв, пояснив, что официальным временем смерти будет считаться 14:17 – когда машина Williams ударилась о стену и мозг Сенны погиб.

Домработница Юраси везла Адриану в аэропорт Фаро. Когда в 18:30 прибыл чартерный рейс, Адриана в нетерпении ждала на полосе. Едва открылась дверь, она бросилась к Луизе Брага. Пилот сообщил им, что перелет займет три часа, и ждал разрешения на взлет, когда пришло скорбное известие. Летчик вернулся к зданию терминала, не сказав ни слова пассажирам – Айртон Сенна ушел в мир иной, но он не хотел быть тем, кто сообщит эту весть. Он сказал лишь: «Диспетчер не разрешил взлет. Есть срочный звонок для Луизы и Адрианы».

Луиза выскочила из самолета, как только открылась дверь. Адриана была подавлена тишиной терминала, молчанием людей, выдававшим правду, которую она не хотела слышать. Она последовала за Луизой в башню диспетчеров: «Я вся сжалась, от головы до пят. Вернувшаяся Луиза была бледна… Только не говори мне, что он умер». В ответ прозвучало: «Он умер».

Две женщины провели в башне сорок минут, плача и пытаясь отойти от ужасной новости. Они не знали, что делать, и поехали обратно в дом Сенны, в Quinto du Lago. Пилот в Фаро остался ждать указаний. Когда они вернулись, они застали домочадцев в трауре. Домработница Юраси, относившаяся к Сенне, как к сыну, плакала. Адриана ушла в спальню и два часа неподвижно лежала на кровати. Она вспоминает: «Несколько часов до этого я наивно думала, что он приедет раньше, с улыбкой на лице после месяца разлуки».

Когда Джозеф Леберер вернулся в паддок, все вокруг пытались оправиться от шока – к тому моменту о смерти Айртона стало известно. Он вспоминает: «Похоже, все ждали и спрашивали: что случилось, что случилось? Мне пришлось сказать».

Лебереру пришлось разговаривать с двумя убитыми горем командами – Williams и McLaren. Рон и Лиза Деннис, Мансур и Кэти Оджей окружили его в ожидании новостей. Он обнаружил Фрэнка Уильямса и Патрика Хеда в полном неверии. После того, как они наконец-то получили Сенну в команду, они не могли смириться с тем, что он ушел так быстро.

Луиза Брага говорила со своим мужем, находившимся в госпитале. Он сказал, что нет смысла ехать в Болонью, нужно собирать вещи и возвращаться в Бразилию для участия в похоронах. Брага попросил жену отвезти Адриану в их дом в Синтре, на одной из машин, что были на вилле Сенны. Он сказал, что присоединится, как только отвезет Леонардо в Бразилию и организует доставку тела на родину.

Адриана обошла дом и сад. Деревья и лужайка купались в лунном свете, как часто бывает в Альгарве. Она подошла к бассейну, вернулась в кабинет, проверила сообщения на факсе. Посмотрела на фотографии на столе, на гоночные трофеи, остановилась перед дорогим швейцарским плеером. Ей стало интересно, какую музыку Айртон слушал в последний раз. Она нажала на кнопку и услышала песню Фила Коллинза: «Я хотела знать, какую музыку он слышал последней. Только это я могла разделить с ним».

В пресс-центре Имолы горели огни: 200 журналистов писали 200 некрологов. Боксы, в которых стоял изуродованный Williams FW16, охранялись вооруженной полицией.

В госпитале медсестры обнаружили в рукаве комбинезона Сенны свернутый австрийский флаг. Журналисты решили, что Айртон хотел выбросить его из кокпита после финиша, посвятив 42-ю победу памяти Роланда Ратценбергера.

В районе полуночи Анджело Орси вернулся в офис. Фотографии получились шокирующими, и он сомневался, что журналы их опубликуют. Представители семьи Сенны сообщили ему, что не желают, чтобы кто-то увидел эти снимки. Орси принял их решение.

Эти фото не видел никто, кроме семьи Айртона и Адрианы. Сегодня они, скорее всего, хранятся в сейфе, в офисе Autosprint. И журнал, и Орси, отвергли ряд заманчивых предложений, которые доходили до 100.000 долларов за право публикации. Гальвао Буэно, сообщивший семье Сенны об их существовании, с благодарностью воспринял поступок Орси: «Он единственный, кто сделал фото Сенны, напечатал их и сохранил в сейфе. Он отказался от прибыли, он не продал их, и не продаст. Его начальство с пониманием отнеслось к его действиям, несмотря на неслыханные предложения от агентств. Он поступил благородно».

Имола. Тамбурелло. Место аварии

Гальвао Буэно мог рассказать и больше о событиях воскресного дня 1 мая 1994 года, но он обещал родителям Айртона никогда не говорить об этом…

В Америке, в интервью ночным новостям NBC, Найджел Мэнселл сказал тем вечером. «Я думал, он непробиваемый, но эта боль не пройдет со временем».

Айртон Сенна – Автомобили – Коммерсантъ

Айртон Сенна

Журнал «Коммерсантъ Автопилот» №3 от , стр. 90

&nbspАйртон Сенна

       Когда 7 апреля 1968 года на трассе Хоккенхайм в Германии разбился двукратный чемпион мира шотландец Джим Кларк (Jim Clark) — мир автоспорта долго не мог оправиться от шока. Казалось, кто угодно мог погибнуть в аварии, но не он, уникальный пилот и профессионал, человек, всю свою жизнь посвятивший гонкам. Айртона Сенну еще при жизни часто сравнивали с ним именно за эти качества: профессионализм, самоотдачу, яркость таланта.
       Многие считают бразильского чемпиона величайшим пилотом Формулы-1. Многие из тех, кому стоит верить: обозреватели, статистики, директора команд, сами гонщики. Да, за противоречивым характером бразильца большинство видело человека неуживчивого и подчас неприятного. Резкий, часто агрессивный в гонке, таким же он был и в общении с коллегами по Формуле, с журналистами, со всем миром, кроме своей семьи и своих болельщиков. Столько фанатичных поклонников и ярых противников, не было ни у кого из пилотов Ф-1, но даже противники не могли отрицать его талант. Он действительно был гонщиком от Бога, не только гениальным водителем, но и игроком, одержимым азартом победы. Победа для Сенны всегда была единственно возможным результатом, любое место, кроме первого, равносильно поражению.
       Монако 1984 года навсегда останется в числе легендарных «Гран-при», когда 24-летний бразилец, дебютант чемпионата, заявил на весь мир, что не желает быть вторым. Трасса, проложенная по улицам Монте-Карло, считается самой медленной, но технически одной из самых сложных в мире; дождь превращает ее в сложнейшее испытание для гонщиков.
       В воскресенье, 3 июня шел настоящий ливень. Лидеры сбавили скорость, любая ошибка на мокрой трассе грозила сходом, если не серьезной аварией. А Сенна будто ждал именно этого момента, чтобы показать, на что способен. На слабом, вечно отстающем Toleman-Hart он шел красиво и уверенно, показывая один рекорд круга за другим, и постепенно догонял лидировавшего Алена Проста. Гонка стала слишком опасной и судьи прекратили ее за несколько кругов до финиша, когда Сенну отделяли от Проста считанные секунды. Второе место, занятое тогда Айртоном было и осталось лучшим результатом машин Toleman за все годы участия в гонках Формулы-1.
       Впервые в жизни стоя на пьедестале «Большого приза», Айртон Сенна едва не плакал от досады — ведь он мог выиграть. Позже, когда бразильца станут называть Волшебником и еще Человеком Дождя, он скажет: «Побеждать — это как наркотик. Никогда, ни при каких обстоятельствах я не могу простить себе второго или третьего места». Любовь к гонкам и желание всегда быть первым — два чувства, которым он подчинил свою жизнь.
       История Формулы-1 знает более титулованных пилотов: Прост четырежды, а Фанхио (Juan Manuel Fangio) пять раз становились чемпионами мира, у француза больше побед на этапах и заработанных очков, но эти достижения, наверное, были бы побиты Сенной, ведь ему было всего 34 года — возраст расцвета для гонщика. Айртону принадлежит один очень важный рекорд, который наглядно показывает, чем он превосходил своих соперников. Он 65 раз завоевывал поул-позиции, то есть показывал лучшее время в квалификационных заездах.
       Квалификации, где пилот один на один с трассой, где сведено к минимуму влияние случайностей, по-настоящему показывают, кто чего стоит. Особенно, если у гонщиков одинаковые машины. В 1988—1989 годах, когда и Сенна и Прост ехали за McLaren и своей грандиозной дуэлью раскололи надвое весь мир Формулы-1, бразилец стартовал с поул-позиций почти на всех этапах, только на родном кольце Paul Ricard Ален дважды смог показать лучшее время.
       Великий англичанин Джим Кларк (Jim Clark) занимает второе место, у него 33 поул-позиции, почти в два раза меньше, чем у Сенны. Дальше в списке идут имена, каждое из которых — легенда: Фанхио, Прост, Лауда (Niki Lauda), Пике (Nelson Piquet), Мэнселл (Nigel Mansell).
       В прошлом сезоне Прост вернулся, и все с замиранием ожидали продолжения их борьбы. Но теперь Сенна находился в заведомо проигрышном положении: McLaren лишился превосходства, которое несколько сезонов обеспечивали двигатели Honda, а с мотором Ford бороться против чемпионского Williams-Renault было бессмысленно. «В квалификациях мне приходится ехать за пределом собственных возможностей, чтобы догнать Williams, и, выходя из машины, я радуюсь, что остался цел», — говорил тогда Айртон. «Не очень приятно постоянно рисковать жизнью, чтобы попасть в первый ряд на старте. Рано или поздно спрашиваешь себя — зачем? В конце концов, даже если я вырываюсь вперед со старта, это недолго развлекает публику, вскоре оба Williams меня обгоняют. Знаете, просто в такие моменты тобой управляет сердце, а не разум».
       Не умея смириться с поражением, Сенна буквально на себе тащил свой злополучный McLaren к финишу. И снова дождь помогал ему — дома в Бразилии, в Монте-Карло, где он побил рекорд Грэма Хилла (Graham Hill), победив в шестой раз, в английском Донингтоне и в Японии. 1993 год принес ему пять побед на этапах, всего на две меньше, чем у Проста, и второе место в чемпионате.
  

все машины Айртона Сенны в Формуле 1

Toleman TG183B Hart

1/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Первая команда Айртона не успела построить новую машину к старту сезона, и четыре первых Гран При он провел на прошлогодней. В Имоле гонщик в первый и последний раз в карьере не прошел квалификацию. 1984, 4 Гран При: лучший результат – два шестых места

Toleman TG184 Hart

2/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Британский коллектив Toleman никогда не входил в число лидеров Ф1. Но в 1984-м Сенна едва не принёс ему победу в Монако и в общей сложности трижды поднимался на подиум. Итогом стало лучшее в истории команды седьмое место в Кубке конструкторов. 1984, 12 Гран При: лучший результат — второе место; 9-й по итогам чемпионата

Lotus 97T Renault

3/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Айртон после первого же сезона перешел в топ-команду, в составе которой выиграл уже второй Гран При. Но больше впечатляют даже не две победы и шесть подиумов в 16 гонках – а сразу семь выигранных квалификаций. 1985, 16 Гран При: 2 победы, 4-й по итогам чемпионата

Lotus 98T Renault

4/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Годом позже машины Lotus вновь были быстры, но не слишком надёжны. Потому, даже выиграв половину квалификаций сезона, Сенна вновь не пробился в тройку сильнейших общего зачета. 1986: 16 Гран При: 2 победы, 4-й по итогам чемпионата

Lotus 99T Honda

5/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

В 1987-м у Lotus сменились цвета – машины стали ярко-жёлтыми, – но что более важно, моторы Renault уступили место Honda. Результаты в квалификациях резко снизились, но вот в гонках Айртон добился большего. 1987, 16 Гран При: 2 победы, 3-й по итогам чемпионата

McLaren MP4/4 Honda

6/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Чемпионат 1988 года болельщики до сих пор вспоминают с восхищением и трепетом. В одной команде выступали Айртон Сенна и Ален Прост. На великолепных McLaren-Honda они не оставили от соперников камня на камне. Бразилец переиграл напарника на три очка. 1988, 16 Гран При: 8 побед, чемпион мира

McLaren MP4/5 Honda

7/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Первый и единственный раз Айртон уступил напарнику в 1989-м. Они с Простом поссорились по ходу сезона, и хотя Профессор в итоге завоевал титул, именно он ушел из McLaren после завершения чемпионата. 1989, 16 Гран При: 6 побед, 2-й по итогам чемпионата

McLaren MP4/5B Honda

8/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

На стыке 80-х и 90-х альянс McLaren-Honda диктовал моду в Ф1. На доработанной прошлогодней машине Сенна без особенных проблем завоевал свой второй чемпионский титул. 1990, 16 Гран При: 6 побед, чемпион мира

McLaren MP4/6 Honda

9/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

В споре с новыми соперниками, Найджелом Мэнселлом и Williams-Renault, Волшебник стал сильнейшим в Ф1 в третий раз за четыре года. За этот период он выиграл в 64 Гран При 44 квалификации и 27 гонок. 1991, 16 Гран При: 7 побед, чемпион мира

McLaren MP4/7 Honda

10/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Никто в Ф1 не в силах долго оставаться на вершине. В 1992-м Айртона и его команду ждало серьезное разочарование. Лишь один раз в сезоне гонщик завоевал поул и трижды финишировал первым. 1992, 16 Гран При: 3 победы, 4-й по итогам чемпионата

McLaren MP4/8 Ford

11/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

В Honda решили покинуть Ф1, а мотор Ford оказался далеко не самым мощным. И все же Сенна стал вторым в чемпионате, уступив лишь извечному сопернику, Просту. 1993, 16 Гран При: 5 побед, 2-й по итогам чемпионата

Williams FW16 Renault

12/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

В третий раз в карьере бразилец сменил команду, но за Williams успел провести всего три гонки. До финиша он не добрался ни разу… 1994, 3 Гран При.

Портрет Айртона Сенны

13/13

Фотограф: Камиль Де Бастиани

Айртон Сенна

21 марта 1960 – 1 мая 1994

162 Гран При, 41 победа, 65 поулов, 19 лучший кругов

Трёхкратный чемпион мира

Догнавший Бога. 20 лет без Айртона Сенны | Другие виды | Спорт

Это должен был быть его год — Сенна был однозначным фаворитом сезона 1994-го. Трёхкратный чемпион мира, которого пресса называла «Волшебником», подписал контракт с сильнейшей командой, побеждавшей уже два года подряд. Любовь и признание болельщиков по всему миру, на родине в Бразилии он был всеобщим кумиром. Такой популярности прежде добивались лишь Юрий Гагарин и Боб Марли.

Но в первой гонке, комфортно лидируя, Сенна вылетел под финиш, а на следующем этапе попал в аварию уже на старте. Третий Гран-при сезона начался с двух жутких аварий — после одной из них в больнице оказался Рубенс Баррикелло, а Роланд Ратценбергер насмерть разбился об отбойник в квалификации.

На следующий день на седьмом круге гонки в бетонную стену врезался лидировавший Айртон Сенна. В момент удара скорость машины составляла 218 км/ч. Рычаг подвески пробил шлем и череп пилота, он умер почти мгновенно. В больнице в рукаве его комбинезона обнаружили австрийский флаг в честь погибшего накануне коллеги.

Карьера Айртона Сенны в фотографиях

Карьера Айртона Сенны в фотографиях

Расцвет в Европе

В Европу Айртон приехал за двенадцать лет до этого, когда ему исполнилось 21.  К картинговым регалиям Бразилии он быстро добавил несколько побед в британских первенствах и перешёл в чемпионат Европы. Тогда он решил выступать под девичьей фамилией матери — Сенна, дабы не компрометировать широко известную в бразильских бизнес-кругах семью. Кроме того, фамилия да Силва на родине была очень популярна. Уже под именем Айртон Сенна он выиграл европейскую Формулу-Форд и первый в истории Гран-при Макао Формулы-3 — ныне один из наиболее престижных молодёжных трофеев.

Михаэль Шумахер. Под этим именем он подписал свой первый контракт в Формуле-1. В 23 года Айртон Сенна вышел на старт Гран-при Бразилии в составе команды Toleman, ни разу до того не побеждавшего аутсайдера. Но уже после шестой гонки чемпионата Айртон Сенна и его второе место на Гран-при Монако было главной темой прессы — журналисты сходились во мнении, что бразилец должен был победить.

Узкая уличная трасса в Монте-Карло нивелирует недостатки машины и выводит на первый план пилотаж гонщика. Хлынувший ливень окончательно смешал карты. В таких условиях Айртону Сенне не было равных. С тринадцатого места на старте он выбился на третье. На девятнадцатом круге обогнал знаменитого Ники Лауду и погнался за лидером Аленом Простом. Сенна шёл на намного быстрее Проста, сомнений в обгоне не возникало ни у кого.

И в этот момент судьи прервали гонку из-за дождя. Прост спас первое место, а дебютант Сенна был вне себя от ярости — он считал, что у него украли победу. Организаторы Формулы-1 находятся в Париже, француз лидировал в престижном Гран-при Монако и гонку останавливают — так ситуацию видел Айртон. Через шесть с половиной лет Сенна вынесет Проста с трассы и завоюет второй чемпионский титул в карьере.

Бразильский Давид против французского Голиафа

Вражда между Айртоном Сенной и Аленом Простом началась во время их совместных выступлений за McLaren. Француз тогда чувствовал себя в команде как дома, он провёл тут уже четыре года, выиграл два чемпионата и стал главной звездой Формулы-1. Айртон Сенна, будучи на пять лет моложе, мог похвастаться только тремя сезонами в Lotus и победами на отдельных этапах, однако уже заслужил репутацию будущего чемпиона.

Машины McLaren были быстрейшими в Формуле-1. В первых шести этапах Сенна неизменно первенствовал в квалификации, но по набранным очкам лидировал Прост — в гонках бразильца преследовали поломки и аварии. Тем не менее, к середине сезона Айртон перехватил инициативу и выиграл четыре Гран-при подряд.

Айртон Сенна против Алена Проста

Айртон Сенна против Алена Проста

Они были недосягаемы. У McLaren был лучший мотор и наиболее эффективная аэродинамика. Вся Формула-1 следила только за их сражением. Борьба продолжалась до конца сезона, и чемпионом стал Сенна, он выиграл восемь гонок против семи.

Соперничество напарников разделило команду на две половины, но вмешаться в их борьбу не удавалось никому. В начале второго совместного сезона Сенна выиграл три этапа подряд, но к середине у него возникли проблемы, и на первый план вышел Прост. За две гонки до конца француз был впереди на 16 очков.

Именно эта гонщица управляла автомобилем российской команды «Маруся». К концу года было известно, что Прост уходит из McLaren в Ferrari. Он хотел громко хлопнуть дверью и уйти непобеждённым. Предпоследняя гонка проходила в Японии. Сенна стартовал первым, но с грязной части трассы и потерял пару позиций. Прост, тем временем, оторвался на несколько секунд.

Получив свежие шины, Сенна бросился в погоню за лидером и на 46-м круге пошёл в атаку в медленной связке. Он уже поравнялся с машиной Проста и вышел на внутреннюю траекторию, но тот повернул прямо в автомобиль Сенны. Француз покинул кокпит, в то время как McLaren Сенны удалось растолкать.

После замены носового обтекателя Айртон вернулся в нескольких секундах позади Алессандро Наннини. Чтобы продолжать бороться за чемпионство бразильцу необходимо было выигрывать гонку. Сенна атаковал как одержимый и за два круга до финиша настиг Наннини — обгон Айртон совершил в том же месте, где до этого столкнулся с Простом.

Сенна пересёк линию финиша первым, но судьи объявили о дисквалификации гонщика — возвращаясь на трассу после столкновения, Айртон срезал десять метров. Сенна лишился шансов отстоять титул, чемпионом автоматически стал Прост. Сенну дисквалифицировал президент FISA Жан-Мари Балестр, он же несколько лет назад принимал решение об остановке Гран-при Монако.

Ровно через год на этапе в Японии ситуация повторилась, но в общем зачёте впереди был Сенна. Он снова выиграл квалификацию и просил устроителей Гран-при передвинуть поул-позишн на чистую часть трассы. Балестр поначалу согласился, но затем отменил решение. Перед стартом Айртон сказал, что если Прост войдёт в первый поворот лидером, он оттуда уже не выйдет. Так и произошло — в первом же повороте McLaren и Ferrari столкнулись, чемпионский титул достался Сенне.

Айртон Сенна Айртон Сенна. Фото: www.globallookpress.com

Вдохновение «Волшебника»

К 30 годам Айртон Сенна добился в Формуле-1 всего. Он был чемпионом, выиграл свыше тридцати Гран-при. Сенна установил рекорд по количеству поул-позишн, державшийся свыше десяти лет. Айртон был лучшим на одном быстром круге и в квалификациях равных ему не было.

«В жизни каждого гонщика возникает момент, когда уже на входе в поворот ты понимаешь, что не вписываешься туда, но вдруг осознаёшь, что каким-то чудом остался на трассе. С этого момента пилотировать нужно только так», — говорил Сенна. Он был неудержим в сложных погодных условиях, за что получил прозвище «Человек дождя». При этом он стремился разобраться в каждой мелочи машины и внимательно следил за физической подготовкой.

В Бразилии Сенну превозносили. Для молодёжи он был идолом, символом надежды на лучшее будущее и национальным героем. Гонщик отвечал родине взаимностью. Он регулярно подчёркивал свою национальность и неизменно носил бейсболку с логотипом своего благотворительного фонда, занимавшегося в Бразилии социальными проблемами.

Тем более обидным для него было то, что выиграть гонку на родине ему никак не удавалось. Лишь в 1991 году, в год своего третьего чемпионства, он наконец победил в Сан-Паулу. Во время круга почёта от переизбытка чувств у него случились мышечные спазмы, из-за которых Сенна чуть не потерял сознание. Позже он заявил, что видел Бога.

«Когда атакуешь на пределе испытываешь очень странные чувства, — делился Сенна. — Чувствуешь себя неуязвимым и в то же время очень хрупким, ведь всё это может в миг исчезнуть».

Айртон Сенна Айртон Сенна. Фото: www.globallookpress.com

Переход в Williams

В начале 90-х в Формуле-1 вступили в силу новые правила. McLaren не удалось как следует адаптироваться, и чтобы бороться за титул, Сенна перешёл в Williams, побеждавший последние два года. Однако новый автомобиль оказался капризным и непредсказуемым. Сенна выиграл квалификации трёх первых этапов, но в Бразилии машину развернуло на выходе из поворота, а в Аиде уже на старте в него врезался Мика Хаккинен.

Айртон Сенна В конце апреля Формула-1 приехала на третий этап чемпионата в Сан-Марино. Это была одна из любимых трасс Сенны — семь лет подряд он выигрывал тут квалификации. В первый же день соревнований в тяжёлую аварию попал молодой соотечественник и друг Сенны Рубенс Баррикелло. В квалификации разыгралась более страшная трагедия. На полном ходу у Роланда Ратценбергера сломалось и попало под днище переднее антикрыло. Неуправляемая машина носом влетела в бетонный отбойник со скоростью 314,9 км/ч. Гонщик погиб через несколько минут, не приходя в сознание. Сенна предлагал отменить воскресную гонку.

Тем не менее, старт был дан. Сенна снова начинал лидером и на рестарте на седьмом круге возглавлял пелотон. На седьмом круге в быстром повороте Tamburello машина Айртона пролетела мимо поворота и врезалась в отбойник. Один из элементов подвески пробил шлем и повредил череп пилота. Он тут же был доставлен в госпиталь, но медики были бессильны — мозг гонщика уже умер.

Точные причины аварии неизвестны. Согласно официальной версии, перед поворотом сломалась рулевая колонка машины. По другой, машина потеряла сцепление из-за контакта днища с асфальтом. Машина также могла вылететь из-за остывших перед рестартом шин. Айртону Сенне было 34 года.

Авария Айртона Сенны Авария Айртона Сенны. Фото: Commons.wikimedia.org / Кадр телеканала RAI

Незаменимый

Гибель Сенны не на шутку напугала мировую общественность. Публика вспомнила, что автогонки опасны, политики заговорили о запрете чемпионата. Организаторы задумались об усилении мер безопасности, ввели системы крепления шлема и усилили боковую защиту кокпита. Часть трасс была перестроена, бетонные отбойники полностью закрыли слоем старых шин. Новые автодромы проектируются с расчётом на широкие зоны вылета, чтобы повреждённые автомобили успевали замедлиться перед ударом об стену.

В год гибели Айртона Сенны свой первый чемпионский титул выиграл Михаэль Шумахер, в чемпионате взошла новая звезда, а сами соревнования стали совсем другими — с новыми правилами, победителями и проигравшими. Сенна был 50-м гонщиком Формулы-1, погибшим за рулём. К моменту трагедии в Сан-Марино пилоты не погибали на протяжении двенадцати лет. С тех пор прошло уже 20 лет.

человек арестован после ХОДЬБЫ по трассе Формулы-1 на Гран-при Сингапура, поскольку FIA требует расследования инцидента в Марина-Бэй

27-летний мужчина, предположительно англичанин, был арестован после того, как поднялся на трассу во время Гран-при Сингапура на Воскресная ночь.

Неизвестный человек проехал по трассе Марина-Бэй-стрит и спровоцировал второй период машины безопасности в гонке.

Победитель гонки Себастьян Феттель воскликнул: «На трассе есть человек!», Мчась по Эспланаде-драйв в городе-государстве к 13 повороту.

A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix

Человек, случайно прогуливающийся по трассе Формулы-1 в Марина-Бэй, вызвал машину безопасности во время Гран-при Сингапура

A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix

На 37-м круге машина безопасности была снова вызвана, когда был замечен идущий по трассе зритель. трасса среди пилотов Fomula One

A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix

Мужчина исчезает в толпе Сингапура после своей странной и опасной воскресной прогулки во время Гран-при

FIA заявляет, что они запросят у организаторов гран-при полный отчет об инциденте.

Гран-при Сингапура уже была захватывающей гонкой вплоть до 37-го круга, но все внимание к драме было внезапно потеряно, когда после поворота был замечен фанат, идущий по трассе к машинам после поворота. Через несколько секунд была вызвана машина безопасности. что снизило скорость всех водителей на трассе из соображений безопасности.

Предыдущие инциденты в прошлом, связанные с вторжением на трассы, видели людей, стремящихся выразить свою точку зрения посредством протеста, но, что удивительно, этот человек просто прогулялся на несколько ярдов по прямой у края трассы таким же небрежным образом, как и его одежда из рубашек и шорт.

Не обращая внимания на свое окружение, он был благодарен, что человек шел по противоположной стороне гоночной трассы, ограничивая опасность для себя и водителей, которые были поражены его видом на трассе.

Проехав нарушителя, лидер гонки и возможный победитель Себастьян Феттель немедленно позвонил в свою команду Ferrari, недоверчиво крича своей команде, что на трассе был человек.

Затем злоумышленник заметил отверстие в заборе и перепрыгнул через перила возле поста маршала, прежде чем исчезнуть из виду так же резко, как и появился.

К счастью, после вмешательства фанатов драмы больше не возникло, но теперь были заданы вопросы о том, как ему был разрешен доступ к треку.

Болельщику разрешили беспрепятственно идти по трассе в течение 53 секунд, и он помчался впереди Феттеля в промежутке между его спокойным входом и выходом.

A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix A man taking a casual stroll onto the Formula One track at Marina Bay prompted a safety car during the Singapore Grand Prix

Себастьян Феттель празднует перед сингапурской публикой свою победу на трассе Марина-Бэй в воскресенье в насыщенной гонке

The crowds cheer Vettel as he lifts the trophy on the podium in Singapore after dominating the race throughout  The crowds cheer Vettel as he lifts the trophy on the podium in Singapore after dominating the race throughout 

Толпа приветствует Феттеля, когда он поднимает трофей на подиум в Сингапуре после доминирования в гонке.

Ricciardo, Vettel and Raikkonen celebrate on the podium in front of the Singapore fans following their drives at the Marina Bay Circiut Ricciardo, Vettel and Raikkonen celebrate on the podium in front of the Singapore fans following their drives at the Marina Bay Circiut

Риккардо, Феттель и Райкконен празднуют победу на подиуме перед сингапурскими болельщиками после их гонок на трассе Marina Bay Circiut

Командные принципы Формулы-1 тем временем подвергают критике человека, который получил несанкционированный доступ на трассу, с Руководитель команды Mercedes Тото Вольфф даже заявил, что «должно быть, выпил пару бутылок пива».

Кристиан Хорнер из Red Bull добавил: «Выглядело так, будто он вышел прямо из ночного клуба. Это опасно не только для него, но и для гонщиков ».

Феттель лидировал от старта до финиша в Марина-Бэй, к нему присоединились на подиуме Даниэль Риккардо и его товарищ по команде Кими Райкконен.

Он первым обнаружил человека у дороги и сказал, что не верит своим глазам. Он в шутку добавил: «Кажется, я видел, как он фотографировал. Я надеюсь, что он был по крайней мере хорошим! »

Пилот McLaren Дженсон Баттон сказал, что 27-летний« должно быть, был сумасшедшим », но отказался обвинять организаторов гонки.

«Кто ходит по трассе Формулы-1?», — сказал британец. «Вы бы не пошли по автомагистрали! Вы не можете этого контролировать.

«Вы можете делать барьеры только определенной высоты, но вы должны верить в человечество, чтобы быть разумными».

И ЭТО НЕ ПЕРВЫЙ РАЗ ВЕНТИЛЯТОР ВТОРЖИЛСЯ В ПУТЬ FORMULA ONE …

2015: Во время подготовки к Гран-при Китая безумный болельщик перепрыгнул через забор автодрома Шанахи на пит-стрит и пересек трассу, прежде чем отправиться в гаражи.Однако болельщик на этом не закончил — очевидно, он кричал Феррари, что он хочет водить машину, потому что у него есть билет.

2003: В то время как сингапурский захватчик действовал в обычном поместье, это было далеко не так в Сильверстоуне во время Гран-при Великобритании. Нил Хоран выбежал на один из самых быстрых участков трассы на Ангар-стрит со скоростью 200 миль в час (ниже), демонстрируя пропагандистский баннер, прежде чем храбрый стюард схватил его на травяной стороне трассы. Водитель Jaguar Антонио Пиццония был вынужден свернуть, чтобы не ударить его, когда была задействована машина безопасности.

2000: Во время Гран-при Германии болельщик также решил прогуляться по обочине трассы Хоккенхайма, но затем пересек дорогу перед четырьмя автомобилями, разгоняющимися до 200 миль в час. Затем сторонника подобрал на противоположной стороне от того места, откуда он появился, окружной чиновник, прибывший на машине после того, как была выведена машина безопасности.

BAR driver Jacques Villeneuve (bottom right) and Jaguar BAR driver Jacques Villeneuve (bottom right) and Jaguar

Пилоту BAR Жаку Вильневу (справа внизу) и Антонио Пиццонии из Jaguar удается увернуться от Нила Хорана, который на одном из самых быстрых участков Сильверстоуна устроил странный религиозный протест во время Гран-при Великобритании 2003 года

Это второй раз В этом сезоне кого-то арестовали за то, что в этом году он посетил трассу Формулы-1.На Гран-при Китая мужчина перебежал трассу во время тренировки, даже пробежал по прямой старт-финиш, а затем поднялся на пит-уолл.

Сообщается, что фанат затем вошел в гараж Ferrari, выразив свое желание участвовать в гонках на машине Гран-при.

Феттель первым обнаружил неопознанного человека, который блуждал по улице Эспланад-драйв, рядом с 13-м поворотом. Его следующий шаг — бежать прямо через дорогу — был безумным тупым поступком; если бы он сделал это всего через несколько секунд, его мог бы сбить водитель Ferrari.

FIA заявляет, что они запросили полный отчет об инциденте у организаторов гран-при, в то время как руководитель Mercedes Тото Вольф даже заявил, что неустановленный человек «должен был выпить пару бутылок пива». Кристиан Хорнер из Red Bull сказал, что он «выглядел так, как будто он выйти прямо из ночного клуба ».

Его медленный выход на трассу испугал Феттеля на всю его жизнь и спровоцировал появление второй машины безопасности гонки. Он остановился, чтобы сфотографировать, а затем сам перепрыгнул через защитные барьеры.

.

Наш вердикт, который должен остаться, пойти или быть добавлен

Если бы я мог внести хотя бы одно изменение в календарь Формулы-1, не избавляясь от гонок, я бы поменял Абу-Даби на бразильский, проводимый в Интерлагосе. Гонки в конце сезона здесь просто лучше, и часто кажется, что идет дождь, что тоже бонус. Бордюры чудовищны, перепады высот поразительны, и это, вероятно, самая ухабистая трасса в календаре с самым опасным въездом на скоростную яму в мире, за исключением Австрии. Награда за терпение (или наказание за нетерпение) на последнем секторе, вдоль пит-стопы и на эссе Сенны — особый изюминкой гонок здесь.К сожалению, похоже, что в этом году его бросят.

Вердикт: 9/10, если сухо, 11/10, если идет дождь

4. Circuit of the Americas, Остин, США

Герман Тильке получил немало очков за свои характерные «Тилкедромы», но Автодром в Остине — лучшая трасса Формулы 1, созданная за последние 10 или даже 20 лет. Остин тоже отличный город. Трасса имеет одни из лучших комбинаций поворотов. Первый сектор с его крутым первым поворотом в гору и последующими быстрыми S-образными поворотами просто захватывает дух.Фактически, я начинаю думать, что трасса, состоящая из комбинации секторов Бахрейна и COTA, а также третьего сектора Баку, могла бы быть почти идеальной. Здесь тоже множество возможностей для обгона.

Вердикт: Самая прекрасная трасса в Америке? Самый лучший современный, конечно

3. Сильверстоун, Великобритания

Было немного странно, когда Сильверстоун несколько лет назад изменил свое расположение. Хотя на то, чтобы привыкнуть, потребовалось время — ожидание новых построек ямы не помогло — новый первый сектор (который заменил старый второй сектор) превосходен во всех отношениях.Они потеряли довольно средний сектор — кто-нибудь скучает по углам старого аббатства или моста? — и нашел превосходный новый, начав со сверхбыстрого рывка вправо-влево, который превосходит даже Copse.

И хотя быстрая комбинация Мэгготтса, Бекетта и Чапел уже не та, что была раньше (что?), Все же приятно видеть, как там происходят изменения направления. В последние годы гонки в целом были образцовыми. Скрестим пальцы для быстрого подтверждения обновления трассы. Довольно здорово, что в этом году мы проведем там две гонки.

Вердикт: Неплохо для гонки за пределами аэродрома

2. Спа-Франкоршам, Бельгия

Несколько лет назад Спа, возможно, возглавлял этот список. Даже сейчас на саммите было бы неплохо. Возможно, это даже правильно. Но по мере того, как к новому поколению автомобилей F1 добавляется все больше и больше прижимной силы, задача передвижения по Арденнам на автомобиле F1 изменилась.

Eau Rouge / Raidillon по-прежнему великолепен, но, возможно, немного потерял свой фактор страха.Не то чтобы это по-прежнему не представляет значительного риска для машины и тела водителя. Точно так же левша-задержка дыхания и надежда на лучшего в Пухоне — не такая уж сложная задача, как раньше — без гравийной ловушки снаружи, ошибиться там не так сложно. сурово наказан. Эти штуки сбивают его только с 10/10 до 9/10, и это еще один зверь на треке. К тому же всегда есть шанс на хаос на первом повороте, La Source.

Вердикт: Настоящая гоночная трасса

1.Сузука, Япония

Не обращайте внимания на то, что я сказал ранее, я заменяю Яс Марину на Сузуку в качестве финального Гран-при. Это то, что есть и что всегда будет помнить. Как и Спа, это место, где водители действительно могут изменить ситуацию. И течет как нигде. Стоит упомянуть так много углов, но мы не можем описать их все. Больше нечего сказать, кроме того, что его отсутствие в 2020 году — большая потеря для F1. Это трек, достойный богов. Можете ли вы посмотреть это на борту круга Михаэля Шумахера 2001 года во всей его грандиозной славе и сказать мне, что этот не является лучшей трассой Формулы 1, существующей в настоящее время?

.
0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments