Posted in: Разное

Канепи харальд: Harald ← Harald-Fridrich Kanepi ← Konopinsky (1921 — 1975)

Содержание

О Харальде Канепи. Письмо из Новосибирска от Андрея Ткаченко

С большой благодарностью к нашему коллеге по популяризации бокса Андрею Ткаченко из Новосибирска, мы публикуем представленные для эстонского и, думается, не только нашего читателя, но и для всех интересующихся боксом любителей информацию, об одном и лучших эстонских боксеров ХХ века, Харальда Канепи. Достаточно сказать, что в 18 лет от роду Канепи на чемпионате Европе по боксе в 1939 году завоевал серебряную медаль, вслед за чемпионским титулом другой эстонской знаменитости Антоном Раадик.

«Добрый день, Геннадий!

Как и обещал, посылаю тебе биографию Х.Канепи.

В прессе тех лет мелькнуло, что у него была дюжина братьев… Даже если не все они пережили Войну и «годы советской оккупации», всё равно в Эстонии да и, наверное, не только в ней живут его правнучатые и внучатые племянники. И, если хотя бы один из них случайно наткнется на мой очерк, прочитает и узнает что-то новое про своего дальнего родственника и мысленно скажет мне: «Спасибо», я это почувствую и мне станет очень приятно – не зря ты, парень, корячился-пыхтел, старался – и я еще больше буду стараться, чтобы еще кто-то смог узнать что-то новое про кого-то из своих родственников или просто любимых боксеров.

Харальд Канепи родился 20 февраля 1921 года в Таллине. Вероятно, кто-то из старших братьев привел высокого худощавого паренька в Таллинский клуб бокса. Парню повезло – он попал к самому Нигулю Маатсоо. Правда, тогда Нигуль Маатсоо еще не был тем знаменитым маэстро, каким он стал впоследствии. Тогда это был тренер с 7-8 летним стажем работы, но его ребята уже выступали на чемпионатах Европы. Можно сказать и обратное – это тренеру Маатсоо повезло, ему в руки попал очень способный парнишка.

По одной версии: Начал заниматься боксом в одиннадцатилетнем возрасте в лучшей боксерской школе г. Таллинна.

По другой версии: Начал заниматься боксом в 1935 г. в Таллинском клубе бокса у Н.Маатсоо.

1936 (15 лет)

Чемпион Таллинна среди юношей (1936).

(Требуется проверка)

Grupp poksijaid Tartus detsembris 1936. Pildil I rida vasakult 2. Eduard Jakobson, 3. Peeter Matsov, 5. Nigul Maatsoo, II rida vasakult 7. Evald Seepere, 9. Martin Linnamägi, 12. Leopold Neeme, 14. Harald Kanepi (Х.Канепи стоит крайним справа).

Харальду всего 15 лет, а он уже в одном строю с лучшими боксерами Республики: Эвальд Сеепере (на 10 лет старше), Мартин Линнамяги (на 4 года старше), Леопольд Нееме (на 11 лет старше), а третьим справа в форме сборной стоит Николай Степулов ( на 8 лет старше), его почему-то нет среди перечисленных.

 

1937 (16 лет)

Чемпионат Эстонии. Третье место.

На каком-то сайте в статье было: Интересные факты обнаруживаются по следам архивных материалов. Например, в 1938 году Харальд Канепи на чемпионате Эстонии в весе 62 кг занял 3 место, первым стал финалист Олимпиады в Берлине Николай Степулов, вторым Альфонс Круус.

Скорее всего здесь ошибка, вероятно, речь все-таки идет о 1937 годе. Сайт Януша Майхера сейчас безусловный авторитет в мире статистики бокса, а там четко написано – с 1938 г. по 1941 г. Харальд был первым на чемпионатах республики.

Grupp eesti poksijaid. Vasakult: 1. Valle Leet, 2. Karl Käbi, 3. Harald Kanepi, 4. Peeter Matsov.

Двое из четырех моргнули – но что теперь сделаешь

1938 (17 лет)

Февраль. Вильянди. Чемпион Эстонии (62 кг).

Харальд начинает свою победную серию на чемпионатах Эстонии.

Март. Таллин. Эстония – Польша 2 : 6

Первый матч за сборную Республики. Два очка для Эстонии добыли Антон Раадик и 17-летний юноша Харальд Канепи(60кг), победивший Чеслова Кайнара.

 Май. Варшава. Какие-то соревнования. Увы, сайт Я.Майхера пока не может подсказать

Seisavad vasakult: 1. Karl Käbi, 2. H. Kanepi, 3. Martin Linnamägi.

Наш юноша опять среди лучших боксеров Польши и Эстонии. Слева – К.Кяби, справа за спиной – М. Линнамяги, перед Мартином стоит Н.Степулов, головой дернул в момент съёмки, а ладони положил на плечи Э.Сеепере и А.Чортека…

 Ноябрь. Хельсинки. Финляндия – Эстония 3 : 5

Eesti-Soome XIII maavõistlus poksis 1.novembril 1938 Helsingis Eesti meeskond avadefileel.

Vasakult: 1. Nigul Maatsoo, 2. Martin Linnamägi, 3. Valle Leet, 4. Anton Raadik, 5. Alfred Rööding,

6. Harald Kanepi, 7. Karl Käbi, 8. Boris Griidin, 9. A. Torpel, 10. Peeter Matsov, 11. Konstantin Gern.

Сборная Эстонии побеждает финнов, а наш Харальд побеждает Лео Новола.

Декабрь. Лодзь. Польша – Эстония 5 : 3

Становится понятно, что Х.Канепи прочно вошёл в «основу» сборной Республики. При счете 3 : 0 в пользу хозяев Харальд «размачивает» счет, побеждая Станислава Ковалевского. А.Раадик и М.Линнамяги возьмут ещё два очка.

Закончил год Харальд победой в матче Вильно (Польша) – Таллинн.

1939 (18 лет)

Январь. Рига. Латвия – Эстония 3 : 5

В легком весе Х.Канепи победил А.Книсиса, того самого, в память о котором в Риге проводится Мемориал.

 Февраль. Победитель МТ в Осло.

Карл Кяби победил всех в 57 кг, а Харальд – в 60 кг.

Март. Чемпион Эстонии (62 кг). Второй титул чемпиона.

Апрель. Таллин. Эстония – Италия 5 : 2

Eesti-Itaalia maavõistlus poksis 5. aprillil 1939 Tallinnas

Vasakult: 1. A. Torpel, 2. Hans Gutmann, 3. Karl Käbi, 4. Harald Kanepi, 5. Voldemar-Kristjan Rööding, 6. Anton Raadik, 7. Martin Linnamägi.

Х.Канепи принес команде очко, победив своего соперника.

Апрель. Дублин. Чемпионат Европы. СЕРЕБРО !!!

Vasakult: 1. Anton Raadik, 2. Harald Kanepi, 3. Karl Käbi, 4. Martin Linnamägi, 5. treener Peeter Matsov.

18 апреля. Харальд Канепи побеждает Paddy Gernon (ирландец). В первый вечер чемпионата в легкой весовой категории до 62 кг выступает единственный из эстонцев Харальд Канепи, который очень заслуженно побеждает в некрасивом поединке, но мужественном бою за счет встречных боковых ударов. Рефери в этом бою придется часто призывать мужчин к порядку. Харальд Канепи бьет низко и локтем, Paddy Gernon держит и бьет головой. Харальд Канепи наносит тяжелые боковые удары, большинство из которых идет мимо цели, но отдельных из них вполне достаточно для победных очков. Эстонец выходит в полуфинал, где встретиться с бельгийцем G.Jacobs, который в первый день был свободен.

19 апреля. Хорошая новость второго дня. Самый младший в сборной Эстонии Харальд Канепи, попавший победой прошлого дня в полуфинал, вчера вечером получил красивую победу и теперь вышел в финал, и так неожиданно, как этого и не могло быть. Соперник Харальда был бельгиец G.Jacobs, у которого наш боксер при очевидном преимуществе выиграл по очкам. Харальду Канепи с попаданием в финал повезло с жеребьевкой и, как минимум, теперь у него гарантированное второе место.

20 апреля. Х.Канепи боксирует в Дублине за чемпионский титул с Х.Нюрбергером.

Харальд только 21 февраля отметил свое 18 лет. Боксом Харальд Канепи, у которого между прочим из дюжины братьев половина спортсменов, занимается меньше трех лет. Впервые он участвовал в соревнованиях в 1936 году, сразу обратив на себя внимание своими боксерским талантом. В 1937 году он добился бронзовой медали на чемпионате Эстонии в весовой категории Николая Степулова, а уже на будущий 1938 год стал чемпионом Эстонии. Впервые защищал эстонские национальные цвета весной прошлого года в Таллине на матчевой встрече с поляками. После этого он еще три раза был в национальной сборной и приносил победы в матчах с финнами, латышами и поляками.

22 апреля. Антон Раадик — чемпион VI Европы. Кроме того, что Антон Раадик принес золотую медаль, у Николая Степулова появился достойный наследник его собственного веса — Харальд Канепи, достигший в весе до 62 кг серебряную медаль, проиграв в финале 2-кратному чемпиону Европы Herbert Nürnberg (тут просится маленькое исправление – двукратным чемпионом Европы немец стал после победы над эстонским юниором).

Эти достижения являются хорошей рекламой эстонскому боксу и дадут несомненно дальнейшему развитию бокса большой толчок.

Херберт Нюрнберг. Чемпион Германии и Европы, 25 лет.

16 — 17 июня, Таллин. 2-ые Игры Тяжелой Атлетики. (Участвовал ли Х.Канепи в этих соревнованиях, надо смотреть в «Энциклопедии»)

24 августа. Боксерский вечер в Стокгольме.

В Стокгольме прошел международный боксерский вечер с участием четырех боксеров из Эстонии. Трое выиграли свои матчи. Единственным эстонским боксером, получившим поражение, был Харальд Канепи.

Где-то в конце года в Варшаве состоялся матч Польша – Эстония. Харальд проиграл. Но я пока не нашел в своем архиве результатов этого матча.

Похоже, что после Дублина Харальд несколько вышел из формы.

1940 (19 лет)

Февраль. Таллин. Эстония – Латвия. Это был 12-й матч боксеров Эстонии и Латвии, окончившийся в пользу эстонской команды со счетом 6 : 1. Латвия была просто растоптана.

Матч Eesti -Läti XII maavõistlus poksis Tallinnas 21. veebruaril 1940.

Vasakult: 1. Joosep Everts, 2. Hans Gutmann, 3. Karl Käbi, 4. Harald Kanepi, 5. Roman Kariste, 6. Bernhard Salong, 7. Anton Raadik, 8. Martin Linnamägi (lipuga)

Поединок Харальда с Арнольдом Книсисом был признан неразыгранным (видимо, рассечение у кого-то в первом раунде).

Март. Таллин. Чемпион Эстонии (67кг). Третий титул чемпиона Эстонии.

Летом было «присоединение» к СССР.

В декабре в Таллине состоялся матч. Эстония – «Динамо»

(Москва) (5 : 3), но участие Харальда пока не подтверждено.

(Может быть есть какие-то данные в «Энциклопедии» Р.Паюра?)

1941 (20 лет)

Чемпион Эстонии (67 кг). Четвертый титул подряд!

А потом было 22 июня.

1942

1943

1944

Как и где провел годы оккупации Харальд – пока неизвестно. Среди эстонских боксеров, которые провели эти годы в Советском Союзе и как-то участвовали в спортивной жизни страны, его фамилии нет.

1945 (24 года)

Чемпион Эстонии (67 кг) Пятый раз!

Апрель. Иваново. Командное первенство СССР.

NSVL meeskondlikud esivõistlused poksis 7. aprillil 1945 Ivanovos. I reas vasakult: 1. Evald Seepere, 2. Helmut Praks, 3. Harald Reinvald, 4. A. Jaanisoo, 5. Roman Kariste. II reas vasakult: 1. N. Beljajev, 2. Martin Linnamägi, 3.

Harald Kanepi, 4. Ralf Kaunismäe, 5. Nikolai Stepulov, 6. Peeter Matsov

В матче Иваново – Таллин (1 : 7) Харальд нокаутировал Белова, Таллин вышел в финал.

Апрель. Москва. Командное первенство СССР. Финал.

Таллин – Ленинград (4:4) Проиграл нокаутом в 1 раунде Никитину.

Для участия в чемпионате СССР «подсушился» и поднялся в легкий вес (62 кг). В категории до 67 кг поехал Н.Степулов.

Июль. Москва. Чемпионат СССР. ВТОРОЕ МЕСТО !

Победил …(кого-то). Победил чемпиона СССР Анатолия Грейнера! И проиграл В.Пушкину, который и стал чемпионом

Poksidemonstratsioon Tallinnas Draamateatris 1945. Ees vasakult: 1. Helmut Praks, 2. Harald Reinvald, 3. Roman Kariste. Taga vasakult: 1. Alfred Rööding, 2. Rudolf Lange, 3. Harald Kanepi

В чемпионате СССР 1945 года команда Эстонии завоевала 3 серебряные и одну бронзовую медали. Кроме Харальда Канепи вторыми стали Роман Каристэ в весе до 73 кг, тяжеловес Мартин Линнамяги, проигравший легендарному Николаю Королеву. Третьим стал другой эстонский тяжеловес Рудольф Ланге. Три серебряных медалиста тренировались в «Динамо» Таллинн, а Рудольф Ланге в «Калеве», Таллинн.

Казалось, что жизнь налаживается.

3 октября Харальд Канепи был арестован. По одной версии – по статье 58-6 за шпионаж. По другой – за попытку бегства за границу. Ему было всего 25 лет!? Он бы мог еще выступать и выступать… Война отняла у него три лучших года. А чей-то донос сломал жизнь.

 

1946 (25 лет)

17 января 1946 года суд приговорил его к тюремному лагерю на 10 + 5 лет в изгнании. Он был заключен в тюрьму на севере России, а позже направлен в Воркуту и Коми АССР, где был чемпионом по боксу и позднее тренером.

Харальд Канепи. Гуру ухтинского бокса

Юрий Сарычев

Эту историю жизни я услышал, общаясь со старыми ухтинскими спортсменами – Виталием Ивановичем Туркиным и Сергеем Кузмичём Карпаевым. Сейчас им за 70 лет, но они рассказывали, что в своё время многие их молодые ровесники серьёзно занимались боксом в Ухте и имели весьма обнадёживающие (российского уровня) спортивные достижения.

Надо представлять себе городишко Ухту лет 50-60 назад, чтобы задаться простым вопросом: какие же серьёзные основания могли быть здесь для роста спортивных достижений местных парней в боксе? Ведь это должна была быть некая школа спортивных традиций (детско-юношеская спортивная школа) – а как образоваться ей в глухом лагерном углу Советского Союза (с 1929 года Ухта была столицей крупной пенитенциарно-лагерной структуры со многими печальными сопутствующими обстоятельствами)?

И вот, оказывается, было в Ухте такое чудесное спортивное явление – здесь отбывал срок осуждённый после 1945 года по статье 58-6 (за шпионаж) Харальд Канепи (1921-1975) – чемпион Эстонии 1936 года, серебряный призёр Чемпионата Европы по боксу в Дублине 1939 года, серебряный призёр личного первенства СССР по боксу 1945 года[1, стр.478].

Один из первых учеников Харальда Канепи — Сергей Кузьмич Карпаев, с которым мы ходили на могилу Канепи на посёлке Шудаяг, рассказывал, что Харальд был немногословен, внимателен. Он был сухощав и обладал очень резким ударом. В учебных спаррингах он, легковес, играючи валил обученных спортсменов гораздо тяжелее себя. Когда ухтинским боксёрам случалось выезжать на зональные соревнования в Российскую Федерацию и в Москву, то тамошние маститые советские тренеры всегда очень уважительно относились к ухтинцам – говорили меж собой: «это ученики Канепи».

Про «шпионскую» статью Харальда Канепи Сергей Кузьмич Карпаев говорил с сожалением, понимая, что в послевоенные времена статью эту ему могли и «пришить» конкуренты из столичных спортклубов, желая устранить сильнейшего бойца из «Динамо» Таллинн с боксёрского ринга послевоенного Советского Союза. Харальд Канепи, отбыв срок, не захотел вернуться в Таллинн. В Ухте у него была очень тяжёлая слесарная работа – на Ухтинской ТЭЦ во время периодических остановок на профилактику котлов Канепи чистил их от окалины. Его очень уважали в народе – и как это водится в России для уважаемого человека в компаниях всегда наливали «с горкой», так что не единожды приходилось Сергею Карпаеву выносить любимого тренера после вечеринок на себе…

Вот такая простая русская история об эстонце Харальде Канепи, познавшем славу высшей спортивной пробы в предвоенной (1936-1939 гг.) Западной Европе. О человеке, которого не сломал чудовищный удар судьбы и кто остался в памяти ухтинцев, как основоположник ухтинского бокса, известного сегодня во всей России. ….Может быть, ещё один штрих: сегодня в мировом большом теннисе известна эстонская спортсменка Кайя Канепи. Пик её формы выступлений, похоже, прошёл, но она и по сию пору известна своим резким мощным ударом и подачей, когда, нередко, её мяч летит со скоростью 170-180 км/час. Кто знает, не обошлось ли тут без выдающейся чемпионской родовой генетики..?

 

На снимке: у могилы Харальда Канепи стоят Виталий Иванович Туркин и Сергей Кузьмич Карпаев.

Вот такой вот очерк получился.

До свидания.

АМ»

Вспоминаем лучших боксеров Эстонии ХХ века: Харальд Канепи

В феврале родился выдающийся эстонский боксер, один из 10 лучших боксеров Эстонии ХХ столетия:

Мы нашли в Историко-культурном Атласе города Ухты следующие воспоминания о нем: 

«В 1930-х годах здесь не по собственной воле оказались выдающиеся спортсмены страны с мировым именем — Николай Старостин, игрок московского «Спартака», заслуженный мастер спорта СССР по плаванию Зинаида Корнева, чемпион Эстонии по боксу Харальд Канепи.  

Канепи Харальд, родился в 1921 г. Начал заниматься боксом в одиннадцатилетнем возрасте в лучшей боксерской школе г. Таллинна. Чемпион Таллинна среди юношей (1936), чемпион Эстонии (1936), член сборной команды страны. Серебряный призер первенства Европы (1939) в Лондоне. Серебряный призер Личного первенства СССР по боксу (1945). Осужден по статье 58-6 за шпионаж. Работал на Ухтинской ТЭЦ.»

Харальд Канепи

 

Интересные факты обнаруживаются по следам архивных материалов. Например, в 1938 году Харальд Канепи на чемпионате Эстонии в весе 62 кг занял 3 место, первым стал финалист Олимпиады в Берлине Николай Степулов, вторым Альфонс Круус. В 1945 году в весе до 67 кг первое место у Харальда Канепи, второе — Альфреда Рёдинга, третье место — Николая Степулова (финалист Олимпиады-1936). 

 

 

 

 Харальд Канепи и Антон Раадик

 

Но главным результатом боксерской карьеры Харальда Канепи стала серебряная медаль чемпионата Европы в Дублине в 1939 году. На тот момент ему было всего 18 лет. Представляем результат VI чемпионата Европы в Дублине, на котором другой эстонский боксер Антон Раадик стал чемпионом Европы:

 

6.European Championships — Dublin, Ireland — April 18-22 1939
Quarter-final
1939-04-18 61,2kg Harald Kanepi EST Patrick Gernon IRL PTS
1939-04-20 72,6kg Anton Raadik EST Viljo Suhonen FIN PTS
1939-04-19 +79,4kg Nemesio Lazzari ITA Martin Linnamaegi EST PTS
Semifinals
1939-04-19 61,2kg Harald Kanepi EST Staf Jacobs BEL PTS
1939-04-21 72,6kg Anton Raadik EST Henry Davies ENG PTS
Finals
1939-04-22 61,2kg Herbert Nuernberg GER Harald Kanepi EST PTS
1939-04-22 72,6kg Anton Raadik EST Józef Pisarski POL PTS

 

На Чемпионате СССР по боксу в 1945 Харальд Канепи боксировал в легком весе (60 кг):

 

Лёгкий вес (- 60 кг)

1 место — Виктор Пушкин «Крылья Советов», Москва

2 место — Харальд Канепи «Динамо», Таллин, ЭССР

3 место — Шалва Горгаслидзе «Динамо», Тбилиси, ГССР и Анатолий Грейнер РККА, Москва.  По данным Википедии:

 

Анато́лий Никола́евич Гре́йнер (7 октября 1916, Харьков — 30 ноября 1990, Москва) — советский боксёр 1930-х – 1950-х годов, выступавший в полулёгкой и лёгкой весовых категориях. Семикратный чемпион СССР, заслуженный мастер спорта СССР. Один из самых ярких советских представителей классического, игрового стиля бокса, за что его журналисты и коллеги по ремеслу называли гроссмейстером или профессором ринга. Выступал на протяжении более 20 лет.

 

Харальд Канепи, Антон Раадик и Мартин Линнамяги

 

Обращаем ваше внимание на тот невероятный для нас факт, что в чемпионате СССР 1945 года команда Эстонии завоевала 3 серебряные и одну бронзовую медали. Кроме Харальда Канепи вторыми стали Роман Каристэ в весе до 73 кг, тяжеловес Мартин Линнамяги, проигравший легендарному Николаю Королеву. Третьим стал другой эстонский тяжеловес Рудольф Ланге. Три серебряных медалиста тренировались в «Динамо» Таллинн, а Рудольф Ланге в «Калеве», Таллинн.

 

Далее страницы Энциклопедии бокса Эстонии свидетельствуют о таланте юного боксера Харальда Канепи, который уже в 17 лет вошел в взрослую сборную команду Эстонии и успешно защищал честь своей страны на полях сражения боксерского ринга в международных поединках.

 

HARALD KANEPI

Харальд Канепи боксирует в Дублине за чемпионский титул Европы-1939 с Хербер Нюрбергер. Харальд только 21 февраля отметил свое 18 лет. Боксом Харальд Канепи, у которого между прочим из дюжины братьев половина спортсменов, занимается меньше трех лет. Впервые он участвовал в соревнованиях в 1937 году, сразу обратив на себя внимание своими боксерским талантом.
В 1938 году он добился бронзовой медали на чемпионате Эстонии в весовой категории финалиста Олимпиады-1936 Николая Степулова, а уже на будущий 1939 год стал чемпионом Эстонии. Впервые защищал эстонские национальные цвета весной прошлого года в Таллине на матчевой встрече с поляками. После этого он еще три раза был в национальной сборной и приносил победы в матчах с финнами, латышами и поляками.

 

Эстонская команда довоенного времени и ее лучшие боксеры 1937 год. Впервые проведены городские соревнования по боксу между Таллином и столицей Италии Римом, которые проходили в столице в зале немецкого театра, который был полностью переполнен публикой. Таллинцы показали себя сильнее римлян, победив в матче со счетом 5:2.
Победили: Karl Käbi, Hans Gutman, Harald Kanepi, Anton Raadik и Elmar Adelman. Проиграли Arnold Torpei и Alfred Röding.

7-9 апреля 1937 год стартовал турнир Трёх наций. Команду Германии победили 5:3!
Победу принесли: до 51 кг Hans Gutman; 54 кг Kar Käbi; 62 кг Harald Greimuth; 67 кг Leopold Nielender; 73 кг Anton Raadik.
Команда Латвии проиграла на всех фронтах со счетом 7:1. Германия взяла верх над Латвией 8:0. Из эстонцев лучшим признали Антона Раадика, о котором немецкие представители команды сказали, что на Олимпийских Играх он мог бы стать чемпионом.
На соревнованиях присутствовали более 1800 зрителей.

5 февраля 1939 год. В Осло (Норвегия) прошел международный турнир, в котором приняли участие эстонские боксеры. Первое место завоевали эстонцы Карл Кяби и Харальд Канепи.

18-22 апреля 1939 год. В Дублине, Ирландия. Харальд Канепи побеждает Paddy Gernon (ирландец). В первый вечер чемпионата в легкой весовой категории до 62 кг выступает единственный из эстонцев Харальд Канепи, который очень заслуженно побеждает в некрасивом поединке, но мужественно бою за счет встречных боковых ударов. Рефери в этом бою придется часто призывать мужчин к порядку. Харальд Канепи бьет низко и локтем, Paddy Gernon держит и бьет головой. Харальд Канепи наносит тяжелые боковые удары, большинство из которых идет мимо цели, но отдельных из них вполне достаточно для победных очков. Эстонец выходит в полуфинал, где встретиться с бельгийцем G.Jacobs, который в первый день был свободен, как и наши остальные эстонские боксеры Карл Кяби, Антон Раадик и Мартин Линнамяги.

19 апреля. Харальд Канепи в финале. Второй день чемпионата Европы принес, как хорошую, так и плохую новости. Первая из них — самый младший в сборной Эстонии Харальд Канепи, попавший победой прошлого дня в полуфинал, вчера вечером получил красивую победу и теперь вышел в финал, и так неожиданно, как этого и не могло быть. Соперник Харальда был бельгиец G.Jacobs, которого наш боксер при очевидном преимуществе выиграл по очкам. Харальду Канепи с попаданием в финал повезло с жеребьевкой и, как минимум, теперь у него гарантированное второе место. Скромнее оказалась история в весе «пера» до 58 кг, где провел свой поединок Карл Кяби. Он получил себе соперника в лице поляка Antona Czortek, который и выиграл у нашего боксера. При этом бой был остановлен во втором раунде из-за повреждения брови Карла Кяби. В тяжелой весовой категории (+80 кг) соперником Мартина Линнамяги определился один из фаворитов чемпионата итальянец Nemecio Lazzari, который победил эстонца по очкам. Поединок Линнамяги и Lazzari был довольно ровным. Первый раунд закончился вничью, второй выиграл Мартин Линнамяги, а в третьем чуть лучше был итальянец. В итоге победу со скудным перевесом получил Nemecio Lazzari.

20 апреля. Третий день чемпионата в Дублине. Открыл для себя чемпионат Антон Раадик и сразу одним из сильнейших его соперников стал финн Viljo Suhonen. Матч между ними поначалу был довольно ровным, но эстонец оказался все таки успешнее и выиграл этот раунд с небольшим преимуществом. Во втором раунде перевес Антона Раадика уже был более заметен, что особенно украсил его удачный хук в середине раунда. В последнем раунде Viljo Suhonen постарался спасти, что еще можно было спасти. Однако третий раунд остался ровным и победа Антона Раадика была для всех очевидна.

Антон Раадик с олимпийского года является одним из любимцев боксерской публики и всегда побеждавший в среднем весе до 73 кг. Он еще совсем молодой боксер, ему 15 января исполнилось всего 22 года. Спортом стал заниматься в 1933 году юным школьником в своем родном Раэкюла. Чемпионом Эстонии стал в 1937 году в легком весе и вторично в этом году. За национальную сборную выступал 7 раз, в том числе на прошлом чемпионате Европы по боксу в Милане, где после первой встречи проиграл норвежцу Хенри Тиллер со счетом 2:1. Одерживал победы над такими знаменитостями, как Voosen Pisarski, Dorola, Benezzi, Suhonen. Последнего побеждал нокаутом в первом раунде. Во второй встрече с ним на матче Эстония и Финляндия выиграл по очкам. Теперь два лучших средневеса Европы в Дублине встретились в третий раз. Это два сына братских народа.

 

История нашего эстонского бокса каждый раз при открытии для себя новых данных о достижениях эстонских боксеров того времени демонстрирует возможности любого человека на любой территории земли достигать фантастических результатов. Дерзайте боксеры, не думайте, что кто-то где-то лучше вас по определению его места нахождения. Нет! Только вы сами делаете себя великими людьми, если на то есть ваша воля и любовь к выбранному делу.   

 

Комментарий Геннадия Александровича Толмачева:

В советский период вообще замалчивались выдающиеся результаты эстонских боксеров. Только в 90-х годах до меня стали доходить сведения о финалисте Олимпиады Н.Степулове, чемпионе Европы А.Раадике. После выхода Энциклопедии бокса Эстонии, опубликованной усилиями Рейна Паюра, я стал узнавать о событиях и боксерах нашей, хотя и маленькой, Эстонии, но славной своими достижениями в боксе. Ни раз я задумывался о том, как могла бы измениться моя спортивная биография, если бы я знал о том, что и не боксерские республики рождают в боксе звезд. Я всегда тренировался с мыслью, кто даст победу мне, представителю маленькой республики, в бою с боксером мировой величины. Так по существу и происходило в поединках с чемпионами Европы, Мира и Олимпиад. Мне просто нравился сам бокс и проникновение в его внутренний мир, но не стремление достижения высшего мирового результата, на что внутри всегда стоял какой-то ограничитель. В принципе публикация Энциклопедии бокса Эстонии на русском языке и призвана к развенчанию этого мифа о нашей невозможности добиться самого высокого результата в боксе. Дерзайте, ставьте перед собой самые высокие планки и вы добьетесь чего хотите!!!

 

 

Рейну Паюру еще раз огромное спасибо за проделанную работу по созданию Истории эстонского бокса в целях популяризации бокса и светлой памяти выдающихся эстонских боксеров 20-го столетия!

 

Канепи (посёлок)

Канепи — посёлок в Эстонии, в уезде Пылвамаа, находится в одноимённой волости Канепи, являясь также её административным центром. Через Канепи проходит река Выханду и дорога Таллин — Тарту — Выру — Лухамаа.
Согласно переписи населения 2011 года в посёлке Канепи проживало 564 человека, из них 557 98.8 % — эстонцы. В 2000 году численность жителей посёлка составляла 657 человек.
В посёлке находится гимназия Канепи, в здании которой также размещены дом культуры, библиотека и детский сад. Из достопримечательностей в Канепи находится церковь и монумент, посвящённый Освободительной войне.

1. Топоним
Эстонское слово «kanep» означает «конопля». Издавна в волости Канепи, и, в частности, в окрестностях посёлка Канепи, выращивали коноплю, из которой изготавливали масло, волокно для тканей и верёвок. В 2018 году в ходе онлайн-голосования жители выбрали символом волости конопляный лист, который появился на гербе и флаге волости.

2. История
Первые упоминания о деревне на месте современного посёлка Канепи датируются 1582 годом, когда эти земли входили в состав Речи Посполитой. Деревня фигурировала под названием Канапиеза Kanapieza в описи земель, составленной после Ливонской войны. Во время польского правления здесь была построена католическая молельня, которая позднее была снесена.
После Польско-шведской войны, завершившейся в 1629 году, земли южной Эстонии отошли Швеции. В ревизии земель, проведённой шведскими властями в 1636 году, деревня упоминается под названием Kannebkyllo.
В 1674 году в деревне была построена деревянная церковь. 4 августа 1675 года, указом шведского короля Карла XI, на основе окраин приходов Отепя, Урвасте и Пылва, был сформирован приход Канепи. В 1725 году в составе прихода было 375 хуторов. В 1883 году население прихода составляло 8763 человек. В 1737 году было построено новое деревянное здание церкви.
В 1802 году пробст Иоганн Филипп фон Рот сделал Канепи центром пробства Вырумаа и создал здесь собрание церковных учителей, библиотеку и кружок изучения языка. В церковной мызе Канепи также находилось приходское собрание и суд. В 1804 году Рот основал в Канепи приходскую школу. 9 июля 1804 года началось строительство нового каменного здания церкви по проекту архитектора Ф. Зигеля. В 1808 году здание было построено и освящено 2 августа 1810 года ливонским суперинтендентом Карлом Коттлобом Зоннтагом.
В 1866 году приходы в Лифляндской губернии были разделены на волости, и деревня Канепи вошла в состав волости Пийганди. В 1894 году волость Пийганди была присоединена к волости Эраствере и Канепи стал волостным центром объединённой волости. В начале XX века развитие поселения замедлилось в связи с большим расстоянием от железной дороги и нехваткой земель для застройки. В 1939 году, в результате волостной реформы, на землях бывшей волости Эраствере была образована волость Канепи. После Второй мировой войны и присоединения Эстонии к СССР, в 1945 году волость упразднена и был образован сельсовет Канепи.

3. Известные уроженцы
Треффнер, Хуго 1845 — 1912 — эстонский педагог, публицист, редактор, основатель и многолетний директор гимназии в Юрьеве, единственной крупной средней школы в XIX веке на территории современной Эстонии. Видный деятель эстонского национального пробуждения.

  • Канепи — многозначный термин. Канепи Кайя — эстонская теннисистка. Канепи Харальд — Фридрих 1921 — 1975 — эстонский и советский боксёр. Канепи — волость
  • Превращается в Кюа Санни и повелевает Солнечным огнём. Хино — деревня в волости Канепи уезда Пыльвамаа, Эстония. Хино — деревня в волости Рыуге уезда Вырумаа
  • комедия, США — Франция, 2003 год. Режиссёры — Жан — Батист Андреа и Фабрис Канепа Тупик фильм, 2010 — фильм рассказывает про жизнь иранской лесбиянки.

Герб пылвамаа heraldicum.

Вчера она играла с Кайей Канепи, весьма, кстати, неприятной оппоненткой В следующих матчах у нее будут соперницы если и крепче Канепи, Как 25 лет назад был полностью разрушен поселок Нефтегорск. Как проехать из Канепи в посёлок городского типа Великая. Эстонский муниципалитет Канепи утвердил лист каннабиса в качестве ​79885084886, Краснодарский край, поселок Вардане, Следующая Войти. В Эстонии символом города по итогам голосования стал лист. Эстонка Кайя Канепи вышла в финал теннисного турнира в Сеуле Южная Корея, призовой фонд которого составляет 500 тысяч долларов, где. Kanepi uus kalmistu, кладбище, Эстония, уезд Пылвамаа. Канепи, Кайя. Канепи волость, 2017. Канепа, Аличе. Кнёпфле, Георг. Канеп, Эдуард. Канепи посёлок. Кнеппельхут, Иоанн. Канепа, Луиджи. Канеп.

Канепи: в начале матча с Заневской я немного нервничала.

В результате военных действий были уничтожены поселок и мост. генерал лейтенанта В.Романовского прошли с боями от Канепи до Отепя и Рынгу. В Эстонии муниципалитет поместил на флаг и герб коноплю. Ахья поселок Ахья Канепи поселок Канепи Лахеда деревня Тилси парк мызы Тилси Пылва город Пылва улица Кеск Ряпина город Ряпина улица Выханду. Принц Гарри встретился с эстонскими солдатами на учениях. Эстонский муниципалитет Канепи утвердил лист каннабиса в качестве ​79885084886, Краснодарский край, поселок Вардане,. Братские могилы Валгаский уезд. Высокопоставленный гость, одетый в камуфляжную форму, прибыл в поселок Канепи уезда Пылвамаа на вертолете AFP. Путеводитель по Южной Эстонии balt. 1993 года посёлок городского типа alev Пылва получил статус города. и волостей Ахья Ahja vald, Канепи Kanepi vald, Кыллесте Kõlleste vald,.

Новые публикации Фонд Русский мир.

Kanepi посёлок в Эстонии, в уезде Пылвамаа, находится в одноимённой волости Канепи, являясь также её административным. Прокатная компания Extreme Ride на Эстонской улице. Эстонский поселок Канепи решил включить в качестве своего официального символа на новом флаге лист конопли. За вариант с.

Эстонская деловая газета Aripaev избрала в 2004 году самой.

Продолжительность: 3:00. Маршрут из Муике в поселок Змейка на сайте. В течение 21 января юго западнее и южнее КРАСНОЕ СЕЛО наши войска продвигались вперёд и заняли населённые пункты ПОСЁЛОК НОВИНКА,. Проложить маршрут Нюпли поселок Рассвет на машине, на. Эстонский муниципалитет Канепи утвердил лист каннабиса в качестве ​79885084886, Краснодарский край, поселок Вардане, Следующая Войти Настройки Конфиденциальность Условия. Атмосферное давление в Канепи сейчас, сегодня МЕТЕОНОВА. Kanepi uus kalmistu ⭐, Эстония, уезд Пылвамаа, посёлок Канепи: фотографии, адрес и ️ телефон, часы работы, фото и отзывы посетителей на. Список населённых пунктов Домофото. Игр в Пекине Вера Звонарева сыграет с эстонкой Кайей Канепи. Детальный прогноз погоды для городов и посёлков Крыма здесь.

Административное деление Эстонии.

Флаг понадобился после того, как в конце 2017 года к Канепи присоединились несколько других округов. Свое название поселок. На гербе эстонского поселка появился лист конопли Новости. Эст Ahja, Kanepi, Kõlleste, Laheda, Mikitamae, Mooste, Orava, Põlva, Rapina, Valgjarve, Vastse Kuuste, Veriora, Varska поселок Вяндра Vandra alev. В Горячем Ключе построят коттеджный поселок эконом класса. Канепи на территории Южной Эстонии крестьяне получили фамилии уже в 1809 году, инициатором Финский посёлок, Ampumarata, Esikunta фин.

В Эстонском регионе обновили флаг и герб изображением.

Год выпуска: 1999 Journalism Тарту. Kuusalu Keskkool. Год выпуска: 1988 Куусалу малый посёлок. Город проживания и родной город. Канепи. Сайт о советской эпохе: СССР, Эстония, По эстонии. Маршрут и расстояние между Пылва и посёлок Канепи. Узнать как проехать на автомобиле машине, на автобусе, на поезде, на общественном. Карта маршрута из село Гринява, Верховинский район, Ивано. Британский принц прибыл в поселок Канепи уезда Пылвамаа на вертолете эстонских пограничников, побеседовал с президентом.

Новые публикации Фонд Русский мир.

Теннисистка Касаткина сыграет с Калинской в 1 16 финала Moscow River Cup. Вера Звонарева сыграет с эстонкой Кайей Канепи. Герой Советского Союза Сидоренков Василий Кузьмич Герои. 10 июня,1985 Канепи Кайя теннис. 10 июня,1982 Липински Тара ​фигурное катание, Клубный посёлок. 25 минут от МКАД. Клубный посёлок. Coop Kanepi kauplus, магазин продуктов, ул. Аугуст Вейценберги. В волости Канепи Пылваского уезда, в 1.5 км от посёлка Канепи. Продолговатое озеро в посёлке Клоога. Площадь озера – 132.9 га,.

Мария Шарапова двинулась к Серене Уильямс – Спорт.

Подробная информация о Почтовые Индексы в Канепи посёлок. Смотрите карты и найдите больше информации о Почтовые Индексы на Cybo. Все Почтовые Индексы в Канепи посёлок. Промежуточные точки между Нюпли и поселок Рассвет. Распечатать Каагвере, Канепи Валд, Пылвамаа, Эстония, 14 минут, 6.5 км. ↓, 5 минут 6.7.

Власти эстонской волости Канепи утвердили флаг с.

Маршрут из Муике, Вихула Валд, Ляэне Вирумаа, Эстония в поселок озеро Йыкси, Канепи Валд, Пылвамаа, Эстония, 3 часов, 18 минут, 196.2 км. Канепи волость это Что такое Канепи волость?. Дело в том, что название города Kanepi происходит от эстонского районов местного самоуправления соединились в больший Канепи. развода переселил Алёну Гаврилову в посёлок поскромнее 23 Июля,. Озёра Эстонии. Канепи посёлок Каркси Нуйа Карула волость Карула волость Карьямаа микрорайон Карьямаа микрорайон Кассисаба Кахала ​Эстония.

Теннисистка Касаткина сыграет с Калинской в 1 16 Коктебель.

Один из первых учеников Харальда Канепи Сергей Кузьмич Карпаев, с которым мы ходили на могилу Канепи на посёлке Шудаяг,. Герб поселка Канепи РосЛенКонопля. Норма атмосферного давления в Канепи и отклонение от нормы, прогноз самочувствия для метеочувствительных людей Канепи, магнитные бури,. Маленький поселок Канепи Уезд Пылвамаа, Эстония. Канепи Валд, Пылвамаа Мякса Валд, Тартумаа Покровка посёлок в Илийском районе Алматинской области. Покровка село в.

Книга памяти. Эстония Фонд ветеранов дипломатической службы.

Рапин, Каукси, Химмасте, Канепи, Кайка, Краби и железнодорожные станции Руза, Село Кудымкар было преобразовано в поселок городского типа. Список церквей Эстонии подрывы.рф. 797 0858, 504 7535 Поселок Хурми, волость Канепи 63102 Пылвамаа Разведение породистых собак, пчел выращивание роз, лесные дары и лечебные. 10 июня именинники Портал о спорте, эффектных трюках. Малый посёлок Хагери. Мемориал Синимяэ эст. Sinimae а 2 Авиация СГВ. Село Видрике расположено в Эстонии. Уезд Валгамаа. Волость Отепяэ. Фотография Видрике Волость Канепи. Кяэрику 9 км. Волость.

ВОВ: К северу и западу от города Петсеры Печеры наши.

Деревня Калласте. Сохранилась главная улица бывшего посёлка, с домами рыбаков. В Канепи находилось первое в Эстонии приходское училище,. Канепи Василиса ЯВИКС интеллектуальная поисковая. Эстонка Кайя Канепи 6 поделилась эмоциями после победы над польской теннисисткой Напомним, что Канепи не выходила на корт с сентября 2012 года из за операции на пятках. Специальный посёлок для писателей. Что значит кпнеп? КПНЕП вики, Кпнеп значение 24re. Жгли рабочий посёлок Свирской гидростан ции. ВАЛЬКИ, ЩЕРБАКИ, ВАСЬКОВИЧИ и железнодорожные станции СТАРОЕ СЕЛО. ЛОСВИДА. Что нам принесла суббота 19.05? Альтернатива. Канепи. Эта статья о волости, созданной в 1991 году о волости, созданной в 2017 В волости были один посёлок Канепи и 21 деревня: Варбузе.

Геннадий Толмачев о нарвском боксе, своем родном клубе и чемпионате Эстонии в Нарве

Ниже историческая справка для болельщиков города накануне чемпионата Эстонии по боксу в Нарве и интервью, только вчера записанное на видео ребятами с ESN TV.

Первые сведения о спортивной жизни города Нарвы дошли до нас с начала 1920-х годов, когда общество трезвости «Võitleja» организовало свой спортивный праздник, куда входили, кроме мужской и женской гимнастики, американская вольная борьба и демонстрационные представления по английскому боксу.

Основу нарвскому боксу положило общество трезвости «Võitleja», далее к нему присоединилось общество трезвости «AMEK» (американское и эстонское общество трезвости). Позднее энтузиасты нарвского военного гарнизона стали популяризировать бокс среди населения города с выступлением открытых курсов по боксу (организовывались показательные соревнования).

Весомую долю развития бокса в Нарве в середине 1920-х годов положили Erih Alber, Константин Егоров, A.Muru, A.Soo. Из них три нарвских боксера были первыми призерами Эстонии.

Нарва стала главным бастионом Вирумаа по боксу в тот период.

В 1930 г. интересными событиями стали матчевые встречи между боксерами разных городов. Так, как пишут газеты того времени:

«Впервые в Нарве 25 ноября проводился клубный матч, где нарвский «Võitleja» встречался с таллиннским клубом «Tallinna Poksiklubi». Соревнования открыл председатель спортивного отделения «Võitleja» J.Metsatalu. Матч закончился со счетом 4:4.

Интересным фактом в этой матчевой встрече является, например, такое событие.

 

Один из победителей Василий Красиков был знаменитый эстонский лыжник, участник Олимпийских Игр в Германии и чемпионатов Мира.  Василий Красиков представлял клуб „NMKJ“ на Кренгольме“. В матче он победил по очкам Kaugi. Также победы одержали нарвитяне Партс, Александр Муру и Артур Кукк. По информации исследователя истории бокса Нарвы, Уно Вамболовича Ойтсар, в Нарве проживали три родных брата Павел, Федор и Василий Красиковы, которые были настоящими сподвижниками спорта, показывавшие отличные результаты в разных видах спорта, в том числе и боксе.

Источник: газета „Põhja kodu“ № 6 от 19 января 1932 г. сообщает, что —

«Впервые В Нарве состоялся первый чемпионат Вирумаа. Главным организатором был Нарвский «Võitleja». Участвовали только нарвские команды: «Võitleja» и «NMKÜ» (христианское общество молодых мужчин из отделения «Кренгольма»). Всего было шесть весовых категорий. В тяжелом весе никто не представлен. Начиная с веса пера, победили Павел Василевский («Võitleja»), Johannes Aps («Võitleja»), Varn («Võitleja»), Василий Красиков («Кренгольм»), E. Alber («Võitleja») и A.Muru («Võitleja»)».

В целом в Нарве, со дня образования бокса в Эстонии, этот вид единоборств активно развивался и нарвские боксеры достойно представляли бокс в республике.  Не на пустом месте в Нарве появился самый именитый боксер Эстонии Николай Степулов, впитавший в себя дух нарвского бокса, который позднее проявился в столице республики, где он активно начал свои занятия боксом.

За короткий срок Николай Степулов в 1936 году стал финалистом Олимпийских Игр в Берлине. На следующий 1937 год он добился серебряной медали чемпионата Европы, открыв путь другим эстонским боксерам на международный арене.

Харальд Канепи и Антон Раадик

Уже в 1939 году столичные боксеры Антон Раадик выиграл чемпионат Европы по боксу в Дублине, а молодой 18-летний Харальд Канепи добился серебряной медали европейского достоинства. Грандиозный успех эстонских боксеров того времени стал единственным достижением такого высокого уровня до сегодняшнего дня.

 

Пеэтер Матсов, Николай Степулов и Нигуль Маатсоо

Следует отметить, что самый выдающийся тренер Эстонии всех времен является Нигуль Маатсоо, воспитавший финалиста Олимпиады Николая Степулова, чемпиона Европы Антона Раадика, финалиста Харальда Канепи и множество других сильнейших боксеров. Светлая память великому Тренеру!

 

Тем не менее, в разные периоды времени в Нарве продолжали появляться боксеры, прославлявшие свой город успехами в боксе республиканского, а позднее и всесоюзного масштаба. Среди них уроженец Нарвы Лембит Маурер, который переехал в столицу и тренировался у легендарного тренера Нигуля Маатсоо.  Он дважды становился призером чемпионатов СССР (1953 и 1956 гг.) Был обладателем Кубка СССР в составе московской команды «Динамо» (1951). Занимал первое место на Всесоюзном чемпионате ЦС «Динамо» (1952 и 1957), был чемпионом Москвы 1952 года

Маурер был пятикратным чемпионом Эстонской ССР в тяжелом весе (свыше 81 кг) (1953, 1954 и 1956–1958).

В 70-х годах эстафету славы принял нарвитянин Геннадий Толмачев, добившийся в 1972 году золотой медали первенства СССР среди молодежи (18-20 лет). Уже в элитном боксе Геннадий Толмачев принес г.Нарве бронзу и серебро с двух чемпионатов СССР. Он единственный из всех эстонских боксеров стал мастером спорта СССР международного класса, побеждавшим в двух международных встречах национальных команд СССР и США. В ноябре 1975 года он был признан лучшим спортсменом Эстонской республики.

 

В 1980-х годах нарвитянин Алексей Жуков дважды становился призером СССР среди юношей и юниоров.

В 1990-х годах наиболее успешным стал нарвитянин Роман Алексеев, завоевавший для Нарвы и страны бронзовую медаль Кубка Европы — 1998 по боксу в Афинах. Вместе с Романом Алексеевым призером Кубка Европы в Афинах также стал другой эстонский боксер из столицы Альберт Стариков. Оба боксера побеждали на многих международных турнирах и признавались на них лучшими боксерами.

В 2003 году единственным на сегодня чемпионом Европы среди профессионалов по версии WBU стал нарвитянин Андрес Кярстен, который в любительском боксе трижды побеждал на чемпионатах Эстонии по боксу среди элиты.

 

В конце 1990-х и 2000-х годах во взрослом ринге титульных успехов не происходило, но в юношеских и молодежных чемпионатах Европы и Мира наша молодежь добивалась медалей разного достоинства. Первым в республике двукратным бронзовым медалистом среди юношей и молодежи стал вновь нарвский боксер Павел Пестерев. 

 

Самыми ощутимыми результатами в молодежной среде может гордиться столица республики, куда Александр Рубюк привозил бронзу с европейского чемпионата и бронзу с Чемпионата Мира. Серебро на чемпионате Европы среди молодежи для столицы добыл Алексей Золотенко.

Также бронзовых медалей добились столичные боксеры Влад Скоркин и Павел Яковлев.

 

Павел Каманин и Стивен Аас

Сегодня активно проявляют себя известные элитные боксеры братья Павел и Семен Каманины, Марк Андреев из Нарвы, Стивен Аас из Кохтла-Ярве и ряд других перспективных боксеров.

 

 Юрий Торбек и А.Ф.Козловский

Не можем не отметить тот факт, что основоположником системной подготовки боксеров в Нарве, которая вывела нарвский бокс на достойный республиканский и всесоюзный уровень в советский период стал Анатолий Федорович Козловский. Он воспитал международника Геннадия Толмачева и дал крепкие основы бокса Юрию Торбеку, благодаря которым через 7 лет после выезда на постоянное жительство в Белорусскую республику он стал чемпионом Европы по боксу.

 

Михаил Москалев,Павел Пестерев и Юрий Москалев

Такую же кузницу по подготовке европейских призеров молодых боксеров Нарвы создал в 1990-х годах Заслуженный тренер СБЭ Юрий Власович Москалев, тренировавший вместе со своим сыном Михаилом Москалевым перспективных боксеров. Сразу несколько боксеров друг за другом, одноклубники Павла Пестерева, из нарвского клуба «Мере» под руководством Юрия и Михаила Москалевых добивались бронзовых медалей на чемпионатах Европы среди школьников, юношей и юниоров.

Сегодня один из лучших тренеров в городе и республике тренер клуба «ПСК» Василий Панов постоянно находится в числе лидеров командных чемпионатов страны, а его лучшие элитные боксеры являются ведущими боксерами республики.

 

Среди других нарвских тренеров заслуженный тренер Союза бокса Эстонии и мастер спорта СССР международного класса Геннадий Толмачев 18 лет возглавлял сборную страны в качестве главного тренера. Сегодня его клуб «Энергия», у истоков которого стоял его Учитель, Друг и Тренер А.Ф.Козловский, также в числе лидеров рейтинга Союза.

 

Более 10 лет главным тренером сборной команды в период с 1982 по 1994 годы был нарвитянин Юрий Зайцев.

Не можем не вспомнить о тренерах Андрее Костенкове и Андрее Кярстен (Нарва), Владимире Зажогине, Сергее Чашкине (Кохтла-Ярве), Вячеславе Заречневе (Йыхви), Николае Бобкове (Силламяэ), Владимире Мазякине, Альберте Старикове, Владимире Никифорове, Евгении Овсянникове (Таллин), Владимире Чуркине (Кивиыли), Евгении Головаче, Андрее Малахове, Иване Шумякове (Маарду) и других тренерах республики, вкладывающих большие усилия по популяризации и развитию бокса в нашей стране.


www.boxing-energia.ee

Рекомендуется к просмотру: 

Википедия — свободная энциклопедия

Избранная статья

Прохождение Венеры по диску Солнца — разновидность астрономического прохождения (транзита), — имеет место тогда, когда планета Венера находится точно между Солнцем и Землёй, закрывая собой крошечную часть солнечного диска. При этом планета выглядит с Земли как маленькое чёрное пятнышко, перемещающееся по Солнцу. Прохождения схожи с солнечными затмениями, когда наша звезда закрывается Луной, но хотя диаметр Венеры почти в 4 раза больше, чем у Луны, во время прохождения она выглядит примерно в 30 раз меньше Солнца, так как находится значительно дальше от Земли, чем Луна. Такой видимый размер Венеры делает её доступной для наблюдений даже невооружённым глазом (только с фильтрами от яркого солнечного света), в виде точки, на пределе разрешающей способности глаза. До наступления эпохи покорения космоса наблюдения этого явления позволили астрономам вычислить расстояние от Земли до Солнца методом параллакса, кроме того, при наблюдении прохождения 1761 года М. В. Ломоносов открыл атмосферу Венеры.

Продолжительность прохождения обычно составляет несколько часов (в 2004 году оно длилось 6 часов). В то же время, это одно из самых редких предсказуемых астрономических явлений. Каждые 243 года повторяются 4 прохождения: два в декабре (с разницей в 8 лет), затем промежуток в 121,5 года, ещё два в июне (опять с разницей 8 лет) и промежуток в 105,5 года. Последние декабрьские прохождения произошли 9 декабря 1874 года и 6 декабря 1882 года, а июньские — 8 июня 2004 года и 6 июня 2012 года. Последующие прохождения произойдут в 2117 и 2125 годах, опять в декабре. Во время прохождения наблюдается «явление Ломоносова», а также «эффект чёрной капли».

Хорошая статья

Резня в Благае (сербохорв. Масакр у Благају / Masakr u Blagaju) — массовое убийство от 400 до 530 сербов хорватскими усташами, произошедшее 9 мая 1941 года, во время Второй мировой войны. Эта резня стала вторым по счету массовым убийством после создания Независимого государства Хорватия и была частью геноцида сербов.

Жертвами были сербы из села Велюн и его окрестностей, обвинённые в причастности к убийству местного мельника-хорвата Йосо Мравунаца и его семьи. Усташи утверждали, что убийство было совершено на почве национальной ненависти и свидетельствовало о начале сербского восстания. Задержанных сербов (их число, по разным оценкам, составило от 400 до 530 человек) содержали в одной из школ Благая, где многие из них подверглись пыткам и избиениям. Усташи планировали провести «народный суд», но оставшаяся в живых дочь Мравунаца не смогла опознать убийц среди задержанных сербов, а прокуратура отказалась возбуждать дело против кого-либо без доказательства вины. Один из высокопоставленных усташей Векослав Лубурич, недовольный таким развитием событий, организовал новый «специальный суд». День спустя дочь Мравунаца указала на одного из задержанных сербов. После этого 36 человек были расстреляны. Затем усташи казнили остальных задержанных.

Изображение дня

Эхинопсисы, растущие на холме посреди солончака Уюни

Барти и 6 экс-первых ракеток мира заявились на турнир в Штутгарте

Барти снялась с турнира в Дубае Первая ракетка мира Эшли Барти снялась с турнира в Дубае, который пройдет на следующей неделе. Причиной стала травма левой ноги, из-за которой она не …

 

Турнир плей-ин НБА пройдет с 18 по 21 мая НБА официально подтвердила, что по окончании второй половины регулярного чемпионата состоится турнир плей-ин, который определит седьмые и восьмые мес …

 

Свентек выиграла турнир в Аделаиде Польская теннисистка Ига Свентек 27 февраля выиграла турнир в Аделаиде (Австралия), обыграв в двух сетах швейцарку Белинду Бенчич — 6:2, 6:2. …

 

Циципас покидает турнир в Марселе Греческий теннисист Стефанос Циципас в 1/4 финала турнира в Марселе проиграл французу Пьеру-Юга Эрберу и выбыл из дальнейшей борьбы. …

 

Рублев выиграл турнир ATP в Роттердаме Россиянин Андрей Рублев стал победителем турнира Ассоциации теннисистов-профессионалов в Роттердаме. В финальном матче спортсмен в двух сетах переигр …

 

Медведев выиграл турнир в Марселе Российский теннисист Даниил Медведев стал победителем турнира во французском Марселе. В главном матче турнира Медведев справился с хозяином кортов пр …

 

В календарь WTA добавлен турнир в Гдыне В календаре женского появился новый турнир категории WTA-250, сообщил журналист Михал Самульски в своём «твиттере». Соревнования пройдут в Гдыне (Пол …

 

Кто выиграл чемпионат мира? Чемпионат мира по горнолыжному спорту в Кортине д`Ампеццо (Италия) завершился, и пришло время подводить итоги. Кто выиграл больше всех медалей и каки …

 

Норвегия отказалась от Кубка мира К сожалению, опасения подтвердились: из-за коронавирусных ограничений этап Кубка мира в Квитфтелле (Норвегия), запланированный на 4-7 марта, отменен.

 

Медведев стал второй ракеткой мира Россиянин Даниил Медведев впервые в карьере поднялся на вторую строчку в рейтинге Ассоциации теннисистов-профессионалов. «Теперь у меня 10 титулов. Ц …

 

Кубок мира в Банско: погоня начинается Сегодня на горнолыжном курорте Банско в Болгарии проходит первый из двух гигантских слаломов мужского Кубка мира. Обе гонки будут очень интересными …

 

Срибный Игорь Варяжко Книга fb2 :: Translatyr.org

Варяжко]]]]]]>]]]]>]]>
Варяжко

Аннотация

    Приключения варяга-руса за 500 лет до Колумба…



                Варяжко[1] попал  в крутую волну, которая закрутила его и понесла к берегу. Сильно ударившись боком,  он успел схватиться рукой за острый выступ рифа, прежде чем волна схлынула. Переждав следующую волну, он из последних сил подтянулся повыше и распластался на рифе — неподвижный, вконец обессиленный. Варяжко не мог пошевелиться,  даже руку поднять, чтобы убрать с лица слипшиеся волосы.                 Отдышавшись и поднабравшись сил, Варяжко принялся шарить рукой в расщелинах рифа… Он нащупал раковину и, разломав её створки, жадно проглотил сладковатые внутренности, больше похожие на слизь. Запустив руку поглубже в щель, он нащупал целую гроздь раковин, прилепившуюся к камню. Он уже не помнил, когда насыщался… Последней его пищей был Гунлаг — один из берсерков[2], нанятых в поход конунгом Харальдом.  Они оба голодали, и Гунлаг умер во сне: Варяжко  не хотел убивать храброго воина-берсерка, но иной возможности выжить не было.

               Варяжко прожил долгую жизнь в военных походах и был опытным мореплавателем. Он знал, что после долгого голода нельзя наедаться, и с трудом заставил себя прекратить трапезу. Откинувшись на спину, он закрыл глаза…

               Всё началось в тот день, когда Варяжко вынужден был присоединиться к дружине князя Василия. На двенадцати лодьях дружинники поплыли к конунгу Харальду Хадраду – зятю Ярослава Мудрого, который затеял войну с конунгом Свейном. Варяжко попал в дружину лишь потому, что жил в большой деревне рыбаков на Старой Ладоге и знал кратчайший путь из Балтийского моря в Северное по рекам  Айдер и Треене. Он уже  не раз водил княжеские лодьи к норманнам по торговым и военным делам…

               В жестокой битве войско Хадрада, усиленное дружиной князя Василия, одержало победу над свеями. Стольный град свеев  —  Хедебю был предан огню, а  полуостров Ютландия перешёл во владения конунга Хадрада. После битвы часть княжеской дружины с богатыми дарами ушла в Киев, а часть осталась у Хадрада, чтобы помочь тому удержать власть и получить долю от сражения со свеями.  Остался и Варяжко – старшим над кметами…

               В течение месяца свеи несли дань — франкские мечи, фризское сукно и кувшины, составные роговые гребни, стекло, вино, украшения маврского происхождения, моржовую кость и китовые шкуры. Скоро три лодьи, оставленные князем для военной добычи, были загружены доверху.

               Но Харальд Хадрад не был бы самим собой, если бы остановился в своих неуёмных устремлениях. Он призвал русов, коих было около двух сотен, к себе в замок. «Вы получили всё, что причиталось вашему князю за победу над свеями. Но я хочу дать вам больше! Идем со мной в Англию, — сказал Харальд. — Там богатые города».

               И русы дали уговорить себя.

               Конунг Харальд Суровый не сказал им всей правды… Он шёл не за тем, чтобы пограбить английские города, хотя по пути викинги безжалостно грабили богатые монастыри и местное население, отправляя добычу к морю, чтобы не связывать себе руки…  Он шёл за тем,  чтобы занять Английский престол, и потому ему так необходимы были сильные воины и мореплаватели, коими были русы! Войско Харальда высадилось в Кенте и дошло до Стамфорд Бридж, где и состоялось решающее сражение. Войско конунга было разбито королём Англии Гарольдом, а сам он был убит..


                Остаткам войска конунга Харальда ничего не оставалось, как уйти к драккарам[3], сняться ночью с якоря и отплыть к Гибралтару, тем более, что самая ценная добыча уже находилась на драккарах.

                Их преследовали…  Потеряв в абордажной схватке драккар, Варяжко успел перескочить на другой, но, отрезанные от берега, они вынуждены были повернуть на запад, в Море Мрака. Вскоре опустился вечерний туман, а погоня продолжалась. Пронзительные удары бронзовых дисков, усиливающие темп гребли, слились в сплошной звон. Гребцы конунга начали уставать, и сменить их было не кем.

                Викингов спасла внезапно налетевшая буря.

                Драккар Варяжко, словно щепку, уносило куда-то в темноту. Когда сквозь тяжелые, низкие тучи, раздираемые сполохами молний, пробился серый рассвет, Варяжко приказал облегчить драккар, выбросив за борт половину добычи. Но через день пришлось выкинуть за борт и всё остальное, поскольку шторм разбил мачту, порвал парус и корабельные снасти, расщепил руль. Корпус драккара был еще крепок, и ветер, волны и морские течения продолжали гнать его все дальше и дальше в неизвестность. Наконец, всё кончилось: грозовые тучи ушли, выглянуло солнце, цвет моря изменился, став из серо-стального лазурным, вода — теплой. Варяжко понял: они очень далеко от знакомых берегов. Людей было мало, а те, что остались в живых, были ранены снастями,  обломками мачт и  вёсел во время бури…  Но он надеялся, что рано или поздно драккар прибьет к какой-нибудь земле. Шли дни и недели, а драккар все плыл и плыл, подгоняемый неведомыми течениями. Казалось, Море Мрака не кончится никогда.

                 — Неужели правы скальды? – сказал берсерк Гунлаг, вглядываясь в бесконечность водной пустыни. – Они сказывали, что огромный океан, достигая края мира, изливается в бездонную яму — Утгарду. Там злой Локи вместе с волком Фафниром ждет назначенного часа, чтобы победить Вотана. В этой последней битве при Рагнаради падут все боги и все герои.

                 С помощью берсерков, коими верховодил Гунлаг, Варяжко собрал на корме остатки провизии и запасы воды. Уцелевшие викинги и русы возмутились, но никто не захотел вступить в единоборство с берсерками, которые шли в битву с одним мечом в руке, с обнажённым туловом…

                 Но надолго провизии не хватило, и скоро викинги съели свою обувь, кожаные части снаряжения…  Многие викинги ослабели и не могли даже встать. Тогда Гунлаг помог им быстро и легко умереть.  Мясо нарезали полосами и повесили сушиться на солнце. Теперь у оставшихся вживе была пища. Но и она скоро кончилась…  И Варяжко с Гунлагом остались вдвоем.

                 А течения все влекли драккар в незнаемое,  туда, где каждый вечер заходило солнце. Варяжко каждый новый день делал зарубку на древке, оставшемся от мачты. Когда их стало боле полутора сотен, он прекратил это занятие. А скоро наступили дни голода и мучительной жажды…

                 Варяжко пил дождевую воду, а когда не было дождей, выжимал сок морских рыб. Его могучее тело стало сдавать. Он с тоской вглядывался в край моря, ждал — не покажется ли обещанный Гунлагом спуск в Утгарду. Пусть их швырнёт в черную яму! И придет покой…

                 Волны постепенно  крушили драккар…  По ночам из глубин моря поднимались какие-то чудовища, и в их громадных глазах отражался свет звезд.

                 Теперь Варяжко и Гунлаг сидели каждый на своём краю драккара – один на корме, другой на носу. И каждый бросал на соседа голодные взгляды… Варяжко был более терпелив и дождался своего часа… Он досыта напился крови и высушил мясо берсерка.

                 Варяжко страшно устал, рассудок уже начал мутиться,  и он едва удерживался от соблазна навсегда погрузиться в морскую пучину…

                 Но вот сего дня на туманном краю неба, словно мираж, возник берег. Варяжко до рези в глазах всматривался в смутные очертания земли и ему мерещились деревья, селения… Земля приближалась, и вскоре он отчетливо увидел остроконечные горы, розовеющие в лучах солнца… Прошел день, начался второй… Земля приближалась: прибрежные течения тащили обломки драккара к берегу.  Варяжко уже отчётливо видел полосу прибоя, разбивавшегося о рифы.

                 Он надел кольчугу и подвязал канатом меч на спину.  Приготовился…

                 Когда обломки драккара разбились о риф, Варяжко бросился в воду. Кольчуга сразу потащила его ко дну, но он собрал в кулак весь свой дух и поплыл, благо до ближайшего рифа, о который разбился драккар, было всего-то три-четыре сажени…

               Отдохнув и дождавшись когда схлынет волна, Варяжко бросился в воду и поплыл. Скоро он почувствовал под ногами твердь и, шатаясь, выбрался на песчаный берег. Оглянувшись, он с тоской посмотрел на рокочущие волны, медленно выраставшие из сине-зеленой бездны моря. Пред ним лежала песчаная коса, длинным языком уходящая в море, окаймленная густым лесом. Там и тут поднимались диковинные высокие деревья с огромными разлапистыми листьями, похожими на арабские опахала, кои видел он на базарах Хедебю.  В листве деревьев порхали крошечные цветистые птички с забавными хвостиками. Все здесь было чуждое, незнакомое, ничто не напоминало скалистые берега родной Ладоги. И Варяжко вдруг понял, что ему удалось пересечь Море Мрака. Значит, не прав был берсерк Гунлаг, и нет никакого края мира?

               Варяжко поднялся и отряхнул песок с кольчуги. Он осмотрелся. Слева от него несколькими рукавами впадала в море многоводная река. Вдали, по мелководью вышагивали какие-то странные птицы розового цвета, похожие на цапель. Из кроны диковинного дерева раздался пронзительный сварливый крик, и из листвы выглянула страшная голова неведомого зверя, чем-то похожая на человеческую. Варяжко  подумал, что он умер во время плавания и очутился в царстве Мораны – Царицы ночи, а река, лежащая пред ним, и есть река Мораны Чёрная Смородина, и ему осталось только перейти чрез Калинов мост, чтобы попасть из Яви в Навь…

                В мире Нави было нестерпимо жарко, как и обещали Боги, и Варяжко утёр обильно выступивший на челе пот. Кто-то дико завыл, захохотал в чаще леса. Рука его крепко ухватила рукоять меча, готовая в любой момент выдернуть его из пихвы за спиной. Но всё стихло, и он, крадучись, пошёл вглубь побережья. Голод гнал его…

                Ему удалось подкрасться к реке и, закрутив в канат камень, метнуть его в стаю розовых птиц, убив одну из них. Достав из бычьего пузыря, висевшего на поясе, кресало и трут, Варяжко разжёг костерок. Нанизав птицу на вертел, он запёк её на углях и съел. Это была первая за много дней настоящая еда… Блаженная сытость разлилась по телу, налив свинцовой тяжестью веки…

                Немилосердно палящий зной разбудил его, заставив идти к лесу. Варяжко уныло брёл за солнцем, уходящим за край леса. Он столько пережил, что уже ничего и никого не боялся в этом новом мире. В сгущающихся сумерках мелькали зеленые и огненно-красные огоньки светлячков. В ветвях дерева кто-то копошился, шелестя листьями: всё было внове для Варяжко,…и всё было дико…

                Ночь упала неожиданно, накрыв лес чёрным непроницаемым покрывалом. Но вскоре небо брызнуло столь яркими звёздами, что Варяжко невольно зажмурился. В своём родном краю белых ночей он никогда не видел такого множества ярких звёзд, усыпавших небо, словно яхонтами. Устроившись на ночлег в развилке громадного дерева, он долго смотрел на звездное небо, понимая, что прошлое кануло в вечность. Пути назад не было…

                Утро началось с того, что кто-то грубо сбросил его на землю. Он даже не успел толком проснуться, как был крепко связан каким-то растением, длинным и прочным, как канат. Всю жизнь провел он в битвах и походах, но сейчас невольно содрогнулся от ужаса: над ним стояли чудища с причудливыми головами каких-то фантастических зверей. Особенно поразила его морда громадной полосатой кошки. Но приглядевшись, он различил в глубине разинутых пастей горбоносые смуглые лица людей…

                Варяжко увидел копья, луки, длинные деревянные мечи с лезвиями из осколков блестящего камня, палицы, головки которых напоминали сжатый кулак. А за спиной у каждого воина висел топор — тяжелый каменный клин, насаженный на прямое топорище.

                «Они что, не знают железа? — подумал Варяжко, разглядывая противника. — Куда же я попал? Это не может быть Явью!»

                Воин с маской кошки на лице наклонился к нему и что-то спросил на чужом гортанном языке.

                Варяжко непонимающе покачал головой, глядя прямо в чёрные глаза воина, блестевшие в звериной пасти.

                Воин повторил вопрос громче и ударил Варяжко древком копья в живот.

                Кольчуга смягчила удар, и Варяжко улыбнулся воину открытой улыбкой. Он с первого раза догадался, о чём его спрашивают…

                — Я – Варяжко! Пришел из Моря Мрака, — сказал рус. — А ты кто?

                «Кошка» гордо вскинул голову и ударил себя рукой в грудь. Варяжко услышал странное слово «мешика»[4]. И «кошка» широким жестом обвёл своих людей, давая понять, что все они «мешика». Затем снова ударил себя в грудь, сказав: «Теноча!»

                — Теноча, — повторил Варяжко и подбородком коснулся своей груди, поскольку руки были накрепко связаны за спиной. —  Варяжко!

                Воин обернулся и что-то сказал товарищам. Один из них снял с пояса короткий нож из прямого куска блестящего камня и одним ударом рассек растение, стягивающее ноги Варяжко. Его схватили под руки и поставили на землю…

                Потом они долго шли по узкой тропе, удаляясь от побережья, и Варяжко не пытался угадать, что ждёт его дальше. В его душе не было страха. Он верил в свою звезду: ведь переплыл же он в одиночку Море Мрака!

                Вскоре вышли к широкой котловине, внутри которой плескалось огромное озеро, на берегу коего стояли высокие дворцы, сложенные из огромных каменных плит,  украшенных искусной резьбой. Путь их лежал мимо большой возделанной нивы, на которой росли какие-то странные высокие стебли с широкими листьями, из коих проглядывали белые и желтые плоды, усыпанные множеством крупных зёрен…

                «Кошка» величественным жестом обвёл рукой котловину и гордо промолвил: «Теночтитлан»[5]!

                Варяжко привели к самому высокому и богато украшенному дворцу и долго вели широким коридором, по стенам коего висели жарко горящие светильники. В большой зале, выложенной белым камнем, Варяжко приняли люди в белых одеждах, какие носили волхвы на его далекой родине, и, окружив со всех сторон, повели вверх по широким каменным ступеням.

                Наконец, вошли в залу, стены которой были увешаны огромными коврами из перьев — желтых, синих, белых, красных. У стен, словно каменные изваяния, застыли воины, вооружённые копьями и щитами, обтянутыми кожей с изображениями сказочных чудовищ…

                Варяжко принудили опуститься на колени пред высоким троном из чёрного дерева, украшенном перьями, на котором восседал крепкий старик в белом одеянии из выделанной кожи. Старик проницательным взором смотрел на пришельца…

                Старик сделал знак рукой, и Варяжко мигом поставили на ноги.

                — Кто ты? — спросил старик, и этот вопрос Варяжко понял, поскольку уже слышал от «кошки».

                — Я – Варяжко! Рус!

                Он внимательно рассматривал старика. У него был высокий покатый лоб, полускрытый головным убором из цветных перьев, крупные, резкие черты лица. Это было лицо свирепого, но умного человека. «Волхвы» и воины замерли от страха. Никто еще не осмеливался так дерзко разглядывать Пернатого Змея — Се Акатль Накшитля Топильцина Кетцалькоатлья, которого послали людям Мешика сами Боги.


                Но Топильцин Кетцалькоатль не собирался наказывать дерзкого пришельца, послав его на жертвенный камень. Пленник держался независимо, и это нравилось привыкшему к раболепному почитанию тлатоани[6]. Он сурово взглянул на старшего жреца. Тот в испуге опустил глаза…

                — Откуда он? – спросил тлатоани. – Говори!

                — Великий тлатоани! Он не похож ни на одного жителя Мешика! Я никогда не встречал таких лиц и таких одежд. Он умрёт на рассвете, и Боги будут довольны!

                — Тебе известны желания Богов? — спросил Топильцин Кетцалькоатль. В его холодных глазах промелькнула сдержанная ярость. Он не терпел, когда кто-то принимал решения за него. — Развяжите и накормите пленника.

                Жрец склонил голову в глубоком поклоне… 

               Трое воинов привели Варяжко в небольшую комнату с одним узким окном-бойницей, чрез которое с трудом пробивался дневной свет, и заставили снять со спины меч. Воин, который принял меч из рук Варяжко, едва не уронил его – привычный к своему деревянному мечу, он не ожидал такой тяжести. И попытался вынуть его из пихов. Варяжко наложил длань на пихвы и грозно сказал: «Не тронь!» Воин склонил голову в знак согласия и вышел, унося меч. Двое других остались у входа – в помещениях дворца не было дверей…  Вскоре ему принесли еду: лепёшку, испечённую из какой-то желтоватой муки, и диковинные фрукты в лоснящейся жёлтой кожуре, сросшиеся в одну большую гроздь. В сосуде, изготовленном из скорлупы ореха величиной с кулак, было налито молоко. Но когда Варяжко, мучимый жаждой, отпил из сосуда, молоко оказалось сладким соком какого-то  растения. Подивившись в очередной раз, Варяжко съел всё, что ему принесли.  Еда была вкусной и сытной, и Варяжко, насытившись, улёгся на жёсткое ложе, на которое были набросаны  шкуры невиданных животных. Он теперь твёрдо знал, что люди, пленившие его, не причинят ему зла…

                На другой день Варяжко опять привели к Топильцину. Вождь мешика держал в руках его меч,  с удивлением разглядывая сталь клинка. Он никак не мог понять, из какого вещества сделано чудесное оружие.

                — Варязско? — спросил тлатоани, вспоминая имя руса.

                Варяжко кивнул головой.

                Топильцин подозвал воина, стоявшего у входа, и что-то коротко сказал ему. Воин подбежал к Варяжко и поднял свой меч, приготовившись сразиться. Вождь протянул русу его меч и кивнул головой, разрешая схватку.

                — Он не соперник мне со своею деревяшкою! – сказал Варяжко, опуская меч. – Я не буду с ним биться!

                — Й-йо-ху! —  неожиданно крикнул воин, и бросился на Варяжко, занеся свой меч для удара.

                Варяжко нарочно пропустил удар, подставив плечо. Меч воина, ударившись о сталь кольчуги, высек своим каменным лезом сноп искр и соскользнул с плеча. Но когда воин повторил замах, Варяжко легко отбил удар, и обломок деревянного меча, кувыркаясь в воздухе, улетел в угол залы. А жало меча Варяжко уже смотрело в горло противника, готовое пронзить его.

                Воин упал на колени и уткнулся головой в камень пола, готовый понести наказание…

                Топильцин что-то сказал ему, и воин, поднявшись с колен, подал вождю обломок своего меча. Вождь взял в руки меч, внимательно осмотрел место удара и отбросил его прочь, кивнув головой. Воин, подобрав обломки, попятился к стене.

                Вождь застыл, как изваяние, подперев ладонью голову. Он размышлял, прикрыв глаза веками. Жрецы в белых одеждах стояли, склонив головы, боясь пошевелиться… Наконец, Топильцин резко заговорил, поглядывая на Варяжко. Жрецы внимали ему, кивая головами. Когда вождь умолк, они повели Варяжко к выходу. И он понял: Топильцин решил его судьбу…

                В тот же день старший жрец начал обучать Варяжко языку мешика.

                Шли дни, и Варяжко, познавая язык мешика,  все больше и больше узнавал и о народе, населявшем страну Мешика.  Этот народ был замкнут в самом себе. О землях по ту сторону Моря Мрака никто здесь ничего не знал. Жрецы, слушая рассказы Варяжко, откровенно ухмылялись, считая их сказками… Нет на земле других людей, говорили они, кроме тех, что живут на огромной земле Мешики. Мир Мешики создан богами в начале начал — наивысшим из богов — Солнцем. То было время, называемое «солнцем вод». В мире господствовала вода. И так продолжалось четыре тысячи восемь лет. Потом на землю обрушился великий потоп, и люди превратились в рыб. Еще четыре тысячи и десять лет длилось второе время — «солнце земли». Появились люди-гиганты. Но вскоре земля вздыбилась, гигантских людей поглотили трещины и пропасти. Настало третье время — «солнце ветра». Оно закончилось ураганами невиданной силы, а люди были превращены в обезьян. Ныне длится четвертое время — «солнце огня». Оно завершится через тысячу лет от сегодняшнего дня.

                Слушая жрецов, Варяжко с трудом удерживался от насмешек. Он мог бы рассказать им о главном славянском боге Роде, который создал мироздание и дал жизнь всем остальным богам. Он создал свет и тьму — богов Белбога и Чернобога, он дал жизнь своему сыну – Сварогу и всем остальным богам — Родичам и Сварожичам. Он мог бы рассказать жрецам о Яви и Нави, о злых чарах Мораны…  Мог бы… Но понимал, что наткнётся на глухую стену неверия…

                — И что случится чрез тысячу лет? — вместо этого спросил он полусонного жреца.

                Жрец приоткрыл глаза и бросил на руса враждебный взгляд. Ничтожный чужак смеет задавать вопросы, перебивая его речь?! Глухая ненависть клокотала в груди старшего жреца…

                — Через тысячу лет великий огонь сожжет всех людей, — сквозь зубы процедил жрец и снова прикрыл глаза. — Трижды погибали люди, ибо их было слишком много. Погибнут и в четвертый раз. Смерть держит каждого в своих невидимых объятиях. Но тебе не нужно бояться смерти… Никто из народа мешика её не боится.

                Варяжко с трудом подавил зевок. Мешика, не знающие железа, не знающие даже, что такое колесо, не открыли ему ничего нового. Их мир был так же стар, как земля и небо, море и скалы.

                — Угождай великим богам. Корми богов, — продолжал жрец. — Боги требуют сердца людей! Несчастье и смерть повсюду, они — как змеи, притаившиеся в траве.

                Варяжко подумал, что высеченные в камне изображения змеи встречаются здесь повсюду.  Для мешика змея — символ неумолимой и беспощадной силы. Чудовищные статуи выставляли напоказ самые уродливые черты. Даже Мать богов — Коатликуэ стояла на толстых ногах с когтями вместо пальцев и раскрывала перед сморщенной грудью безобразные лапы. На зобастой шее не голова, а курносый череп, потому что она была также и богиней земли, то есть Смертью.

                Варяжко не боялся чужих богов. Он испытывал к ним, скорее неприязнь, видя какими способами мешика стараются умилостивить  их. Служение и почитание богов заключалось в принесении им человеческих жертв. Храмы мешика имели форму пирамиды с алтарём, на который повергались пленники. Старший жрец ударом каменного ножа рассекал грудь несчастного и вырывал сердце. По утверждениям жрецов человеческая кровь являлась пищей богов, и поэтому чем больше людей ложилось на алтарь, тем добрее к мешика должны были быть боги. Каждый день на алтарь ложились сотни людей…  В жертву богу плодородия Тлаопу приносили маленьких детей, умерщвляя их жесточайшим способом. Богине земли приносили в жертву женщин. У мешика был даже бог человеческих жертвоприношений Шипе Тотек. Разве сравнить их с богами славян, с Агуной, Сварогом, Азовушкой, Асгастой, Волынью, Перуном, Святовитом, Семарглом, Трояном?…  Не удивишь его и видом жертв, у которых вырвано сердце. В набегах на острова чуди он встречал нечто подобное… Он был тогда еще отроком.  В дремучем лесу, в мглистую лунную ночь наткнулась дружина на холм, у подножия коего собралась толпа чудинов. Слышался тихий говор, лязг оружия. Потом наступила тишина. В ущелье прорвался первый луч солнца… Женщины с длинными косами, в ослепительно белых одеждах серпами вспарывали грудь пленникам. Вырвав живое сердце, они показывали его восходящему солнцу и бросали в огонь, пылающий на высоком жертвеннике из четырех каменных плит. Дрогнул в тот раз Варяжко, увидев этих женщин, — они были прекрасны и зловещи… 


      Вот уже полгода войско мешика и тольтеков продиралось сквозь джунгли, упорно устремляясь к стране майя. Путь его пролегал по запутанным тропам Ноновалько – огромной низменности, покрытой непроходимыми лесами и болотами. Далеко позади остались владения Кецалькоатля. Ноновалько поразила воображение руса. Здесь, в Долине девяти рек, как в людском муравейнике, жили бесчисленные воинственные племена. Даже воины могущественного Тола-Толлана, лежавшего где-то в стороне гор, не осмеливались проникать сюда. Здесь впервые увидел Варяжко, коего теперь называли Ицтак Куаутли – Белый Орёл,  племена, которые до сих пор жили в неимоверной дикости,  постоянно враждуя между собой и… поедая своих пленников…  Каждую минуту они готовы были кинуться в смертельную схватку — с любым, кто захотел бы посягнуть на их свободу и клочок земли в непроходимых джунглях. Племена эти были бесчисленны:  ица, киче, тутуль-шиу, чоль, чонталь, целталь, цоциль, хакальтеко, мам, какчикель, кекчи, мопан… То была грозная, неуправляемая сила. И этих дикарей-людоедов невозможно было пленить, как предписывал закон мешика, ибо бились они до последнего, не сдаваясь никогда… И их приходилось убивать, чтобы пройти через принадлежащие им земли.

                И, наконец, после шести месяцев скитаний, каждый день которых был полон смертельных опасностей, на утренней заре, пред воинами мешика предстал первый город майя – Ушмаль. Об этом сообщил гонец от посланных вперёд разведчиков. Варяжко подал знак ахкакаутину – своему помощнику, коим стал Теноча – воин, пленивший его когда-то на побережье Моря Мрака… Теноча остановил войско и подошёл к Варяжко.

                — До города  семь полетов стрелы, — вполголоса сказал ахкакаутин.

                — Готовь воинов к штурму, — Варяжко вытащил из ножен меч. Стальное лезвие блеснуло в луче восходящего солнца.

                Воины развязали тюки, надевая длинные рубахи ицкаупилли, толсто простеганные хлопком.

                Варяжко надел шелом, вырезанный в форме головы орла из крепкого чёрного дерева, украшенный орлиными перьями.

                — Вперёд! – сказал он, взмахнув мечом, и первым пошёл к городу майя.

                Медленно продираясь в густом подлеске, воины древками копий разгоняли ядовитых гадов, кишевших под ногами. С ветвей альгаробо вспорхнула стайка пугливых кецалей. Возбужденно застрекотали, завизжали потревоженные  обезьяны…


                Мешика напали так внезапно, что почти без сопротивления продвинулись до главной площади города. И только здесь, среди храмов и дворцов, началась битва. Свист летящих стрел, глухой скрежет обсидиановых[7] мечей, хрипы умирающих, воинственные крики наполнили еще не  проснувшийся город.

                На стороне мешика и тольтеков была внезапность и правильно выбранное время штурма. Кроме того, законы майя, как и законы мешика, требовали не убивать врага, а брать его в плен, чтобы принести в жертву богам или продать в рабство. Воины Варяжко – Белого Орла, в отличие от воинов майя, уже преступили чрез эту грань…  И это, в конце концов, сыграло свою роль…  Сопротивление горожан было сломлено, и вереницы пленников потекли к высокой пирамиде.

                 Обходя площадь, Варяжко вдруг увидел беседки и мостики красного дерева, покрытые искусной резьбой. Беседки располагались вокруг огромной каменной чаши, обсаженной цветущими кактусами, из которой били вверх хрустальные струи воды. Несколько беседок были ещё не достроены, и около них под охраной его воинов стояли безоружные люди. Они не принимали участия в сражении, и Варяжко понял, что это рабы…

                 Смутная надежда шевельнулась в его душе…  Белый Орёл медленно направился к этим людям…

                 — Кто верховодит резчиками? – спросил он, подойдя вплотную к ним.

                 Из заднего ряда шагнул человек с белым лицом и светло-русыми волосами. И он был явно не майя и не мешика…

                 — Кто ты? – спросил удивлённый рус.

                 — Здесь меня зовут Ок — Белая Собака. Своё первое имя я не помню…

                 — Но ты не майя!

                 — Я не знаю, кто я! – Ок печально опустил голову. – Меня пленили так давно, что я почти ничего не помню из прежней жизни… Помню только, что мы долго плыли на большой пироге…

                 — Ты пойдёшь со мной! – сказал Белый Орёл и повернулся к воинам.

                 — Этих людей держать отдельно! – приказал он. – Кормить и давать воду!

                 На следующий день многие сотни пленников  потянулись через джунгли в страну Мешика. Их ожидал нелёгкий путь, и Варяжко знал, что многие его не выдержат. Но Кецалькоатль и его жрецы жаждали крови, чтобы пролить её на жертвенных камнях…

                 Сезон дождей застал войско в сельве, в селении Хойя-Серен, которое мешика взяли без боя. Идти дальше не было никакой возможности – все тропы и дороги превратились в ручьи.

                 Время вынужденного безделья Варяжко посвятил своему пленнику, ближе узнавая и осторожно прощупывая его…  Он рассказывал Оку о Ладоге, Варяжском море[8] и Соловецкой пучине[9], которую ещё называли Молочным морем, о шхерах и лесных озёрах, но эти рассказы не пробуждали ничего в душе пленника… Из-за соломенных волос Ока, наверно, Варяжко почему-то считал его викингом…  И снова без толку начинал рассказы о норманнах, о белых ночах, о драккарах…

                 И однажды Варяжко решился…  Сломав тонкую тростинку, он начал вычерчивать на мокрой глине скелет драккара, объясняя его устройство. Когда он нарисовал обшивку бортов досками, и стал чертить мачту, Ок вдруг ткнул пальцем в рисунок и сказал: «Лодья!»

                  От неожиданности Варяжко поперхнулся и уронил тростинку…

                  — Лодья! – отчётливо повторил Ок и показал пальцем на мачту. – Ветрило[10]!

                  — Ну, молви ишо што-то! – сказал взволнованно Варяжко на родном языке. – Ну, давай!

                  — Нова – город,… — неуверенно сказал Ок. И уже уверенней, — Новгород! Волга! Ока!

                  — Верно молвишь! – подтвердил Варяжко. — От Нижнего Новгорода, апосля слияния реки Волги с Окой, начинается срединное течение Волги. Ширина русла Волги здеся сразу же возрастает боле чем вдвое, достигая двух вёрст! Ай, молодца, Ок! Ай, молодца! Вот ежели б ты ишо имечко своё вспомянул!…

                   Но Ок загрустил, повесив низко голову…

                   — Ну, ништо, браток, ништо! – Варяжко положил руку на плечо пленника. – Вспомянешь ишо!

                   Но Ок отрицательно помотал головой.

                   — Больше ничего не помню! – сказал он на языке науатль. – Я понял то, что ты говорил, вождь, но даже повторить не смогу. Забыл всё!

                   Варяжко тоже перешёл на язык мешика.

                   — Тогда слушай внимательно! Тебя и твоих резчиков я под охраной особо надёжных воинов  отправлю на побережье Моря Мрака. Там есть удобная для причала длинная песчаная коса… Как только дойдёте, не медля ни дня, начинайте рубить лес и строить лодью. Она должна вместить не менее двухсот человек! Сможете?

                   — Сможем! – уверенно ответил Ок. – Я знаю это место! Там растут крепкие деревья! Я бы назвал их железными, но здесь не знают железа.  Из их древесины получится надёжная лодья! Но из чего мы изготовим ветрило? Без ветрила нет смысла выходить в океан, который ты зовёшь Морем Мрака.

                   — Стройте корпус и спускайте его на воду! С косы это будет не трудно сделать! – сказал Варяжко. – Дерево должно разбухнуть в воде, чтобы не было течи. А до того, придётся вычерпывать воду.  Когда корпус набухнет и обретёт устойчивость, я найду возможность отправить вам ткань для ветрила. И приду сам!

                   — Я всё понял, Ицтак Куаутли! – сказал Ок. – Ты хочешь вернуться в родные края белых ночей!

                   — Да, Ок! Я хочу вернуться и вернуть к родным берегам тебя!

                   — Но мои люди не мореплаватели! Они рабы и хорошие мастера по дереву! Но никто из них никогда не выходил в море!

                   — Это ничего не меняет, Ок! Когда мы выйдем в море, я научу вас всему, что знаю сам! Но смотри же, до того, как вы придёте на косу, никто ничего не должен знать о цели вашего похода! И даже, когда начнёте строить лодью, — молчи!

                   — Не было нужды говорить мне об этом, вождь! Я всё понимаю!

                   Когда утихли дожди, Белый Орёл призвал к себе своего  ахкакаутина, который был его тенью в сражениях, и надёжным советником в принятии решений.

                   — Теноча! – сказал он. – Я доверяю тебе опасную и ответственную задачу! Ты поведёшь рабов на отмель, где ты когда-то пленил меня. И будешь охранять их до моего прихода. Они будут строить большую пирогу.  Это может затянуться надолго, но там, в лесах достаточно дичи для того, чтобы прокормить и воинов и рабов, и достаточно ручьев с чистой водой, чтобы утолить жажду. Отбери сто лучших воинов, на которых ты можешь положиться, и поутру отправляйтесь!

                    Теноча склонил голову в знак согласия и вышел из хижины.

                    Рано утром, когда весь лагерь мешика ещё спал, отряд Теночи бесшумно покинул селение и ушёл в джунгли, растворившись в густом утреннем тумане.

                    Вскоре ударили тум-тумы, и лагерь пришёл в движение.

                    Солнце ещё только коснулось золотом верхушек пальм, а войско мешика и тольтеков уже потянулось длинной лентой в джунгли, к неведомому городу Копан…

               Никто не предупредил жителей Копана об опасности, и Ицтак Куаутли понял, что города майя живут каждый сам по себе.  Вспомнились родные края, где каждый князь считал себя Великим и не гнушался грабежами соседних земель. Но если русы вели войны за новые земли, то майя и мешика вели войны за пленников, коих можно было положить на алтарь в качестве жертвенного подношения ненасытным богам…

             Когда войско мешика и тольтеков вошло на заре в Копан, воины не увидели на улицах ни единого человека, никакой стражи…  Пленников просто выволакивали из каменных дворцов и камышовых хижин и сгоняли к пирамиде…  В нескольких местах города вспыхнули стычки, но их быстро подавили…

             В Копане Варяжко впервые увидел домашних животных – лам, коих чесали, получая красивую, прочную шерсть, доили, как коз, и использовали для переноски тяжестей. Но и всех собранных в городе лам не хватило, чтобы погрузить всё золото, что мешика отняли у богатых майя…

             Пленников нагрузили поклажей, и под охраной отправили в страну Мешика, оставив тех, кто согласился воевать на стороне противника, а их в Копане оказалось немало… Видимо, неизгладимое впечатление произвела на них готовность мешика убивать безжалостно всех, кто пытался оказать сопротивление…  Пленников  вооружили и поставили в строй под пригляд опытных воинов.

             Отдохнув в Копане и пополнив запасы, войско двинулось дальше, к городу Чичен-Ица – одному из самых богатых и процветающих городов майя.

             В десяти полётах стрелы от города Белый Орёл остановил войско, чтобы дождаться разведчиков, ушедших в город три дня назад. Разведчики пришли в сумерках… Они подробно рассказали о трёх пирамидах — девятиступенчатой пирамиде храма Кукулькана, пирамиде храма Воинов и невысокой пирамиде храма Ягуара, которые находились под охраной воинов майя. Охранялся и  Священный колодец  жертв, в который жители Чичен-Ицы бросали дорогие подношения, в том числе и своих соплеменниц, девственниц  12-14 лет.

             Тлакатеккатль Белый Орёл собрал ахкакаутинов и разделил войско на четыре части, призванных штурмовать пирамиды и Священный колодец. Себе под начало он взял самый мощный отряд, чтобы вести его на храм Кукулькана, где ожидалось самое сильное сопротивление майя.

             — В город войдём затемно, чтобы без шума выйти к пирамидам, — говорил Варяжко. – Если мы захватим храмовые пирамиды и укрепимся на них – город будет наш. Если завяжется сражение – прольётся много крови, ибо горожан гораздо больше, чем нас! Поэтому старайтесь идти тихо!

             Но то ли кто-то выследил войско мешика, то ли жители Чичен-Ица прослышали уже о вторжении в пределы майя войска мешика и тольтеков, но только пройдя бесшумно улицами спящего города, натолкнулись воины Мешика у храмовых построек на большие силы противника.  И теперь уже не избежать стало битвы…  Яростное сражение закипело на ступенях главной пирамиды храма Кукулькана. Ряды воинов мешика, словно волны, то накатывались вверх на несколько ступеней, то отступали вниз. Постепенно Белому Орлу и его воинам удалось оттеснить майя и пробиться на широкую площадку восьмого – предпоследнего  уступа пирамиды. Они закрепились здесь, отбивая наскоки воинов майя. Но жрецы и стража бились насмерть. К тому же все новые и новые силы горожан, подходя к пирамиде, бросались на приступы снизу.

             Сверху обрушилась новая волна защитников. Ряды мешика дрогнули, медленно отступая по ступенькам вниз. И Белый Орёл понял: если сейчас не произойдет чуда — все они погибнут, их не выпустят отсюда живыми. Топильцин с презрением будет произносить его имя. Никогда он, Варяжко, не увидит родных шхер Ладоги, не вдохнет запахов открытого моря.

             — За мной, вперед! — крикнул Белый Орёл, прыгая сразу на две ступени вверх. Бешено вращая мечом, он пробил широкую брешь в рядах майя. В шеломе с забралом в виде клюва орла, в кольчужке, одетой поверх ицкаупилли, —  от него отскакивали стрелы и копья, он был неуязвим. Видя это, майя попятились от него, считая, что чужой бог пришёл на помощь мешика и тольтекам…

             В крови руса вдруг ожил дух убитого и съеденного им берсерка Гунлага… Варяжко впал в экстаз боя, и это было настоящее безумие…  Его  меч легко крушил деревянные щиты и шеломы, рассекал рубахи из хлопка и укрытые ими смуглые бронзовые тела воинов майя. Ступени пирамиды были высокими, но Белый Орёл не чувствовал усталости. Он поднимался вверх все выше, а за ним двигались тольтеки и мешика.

             И они ворвались на  вершину пирамиды, растекаясь по широкой площадке…  У высеченной из  огромного камня фигуры Чак-Мооля, держащего на животе блюдо для жертвоприношений, Белый Орёл увидел высокие перья головных уборов. Его сердце забилось толчками. Он понял: наступает решающий миг схватки. Такие перья могли принадлежать лишь двоим — Верховному вождю и старшему жрецу майя. Стоит захватить их в плен или убить — и победа за мешика. Враждебное войско разбежится, потому что потеря вождя означает только одно: боги покинули обреченных.

             Но он  заметил и другое: за линией стражи, оборонявшей жрецов, стоял отряд воинов, вооруженных длинными – в два человеческих роста копьями. А щиты их укрывали тело от подбородка до колен…  «Сейчас этот отряд бросится вниз, — молнией блеснула мысль. — Своими телами майя опрокинут нас!»

             Хрипло, дико закричал Верховный вождь. Линия стражи расступилась, открывая проход, и воины майя устремились к лестнице. Решение пришло к Белому Орлу  мгновенно.

             — Ложись! — закричал он во всю силу своих легких и первым бросился под ноги набегающей волне воинов майя. Услышав приказ и увидев действия тлакатеккатля, воины мешика, не раздумывая, бросились ниц на каменные ступени. Майя, начавшие атаку, не успели сдержать свой натиск, падая через тела мешика и тольтеков…  Гора барахтающихся тел, все увеличиваясь, поползла вниз, набирая скорость…

             И тогда Белый Орёл встал. Прямо перед ним — без охраны и свиты — стояли две одинокие фигуры: Верховный вождь и старший жрец Чичен-Ица. Ужас сковал их движения.

             В лучах утреннего солнца сверкнул меч…Белый Орёл не пощадил врага…

             Вскоре ударили тум-тумы, провозглашая торжество победы…

             Под этот размеренный рокот тум-тумов вверх по высоким ступеням пирамиды, к зловещей фигуре Чак-Мооля на ее вершине, потянулась живая цепь знатных пленников. Ни один из обреченных не сопротивлялся:  пленники шли на смерть, гордо подняв головы… Ведь участь умереть на жертвенном алтаре не страшила майя, потому что души жертв вступали в обитель неба, где их ждали боги. Бытие там несравнимо с долей тех, кто умирал на земле — от болезни, укуса змеи, когтей зверя, просто от голода…

             Многие мешика и тольтеки впали в священный экстаз: они выли, раздирая себе уши, лица, пронзая длинными шипами кактусов языки. Своей мукой и кровью они надеялись еще теснее скрепить союз с богами, даровавшими победу.

             Рано утром следующего дня большой отряд тольтеков уводил пленников в страну Мешика. Нагруженные добычей майя покидали  свой город, чтобы пасть на жертвенных камнях в столице врага. Они шли мимо дымившихся громад храмов, мимо испепеленных жилищ, среди разбросанных тут и там изваяний богов.

             Белый Орел, отправив пленников, пришёл к пирамиде Кукулькана, где с таким трудом была вырвана победа у столь серьёзного противника, как майя.  Он смотрел на главную лестницу пирамиды, где вчера кипел жестокий бой, и не верил своим глазам… Под лучами солнца  свет и тень образовали  тело огромной  змеи, ползущей по мере передвижения солнца к собственной голове, вырезанной в основании лестницы…  

                 Войско остановилось в Чичен-Ице, поработив оставшихся  в городе жителей, которые обслуживали мешика: готовили еду, чинили и шили одежды и мокасины, изготавливали оружие…

                 Войско отдыхало, поскольку Белый Орёл со дня на день ожидал дальнейших приказаний Кецалькоатля.

                 Город, очищенный от грязи, копоти  и крови сражения поражал своим великолепием и роскошью. Никогда прежде Варяжко не видел таких искусных каменных изваяний и построек. Особенно поразила его огромная Стена черепов, расположенная рядом с пирамидой Ягуара. Стена была полностью покрыта рельефными изображениями черепов, вырубленными в камне, и служила  основанием для деревянных рам, на которых вешались черепа убитых врагов и пленников, принесённых в жертву. Не менее впечатляющими  оказались великолепное поле для игры в мяч, Царские ванны…

                 Но главное открытие ожидало Варяжко, когда рабы принесли его паланкин в жилые кварталы города…  Оказалось, что прядение и ткачество были едва ли не главными занятиями женщин майя! Постигать основы этих ремёсел они начинали с самого раннего детства. Уже на девятый день после рождения девочке давали подержать веретено, челнок и другие детали ткацкого станка в знак того, что именно с этими орудиями труда будет связана вся её дальнейшая жизнь. Веретено майя представляло собой палку длиной один локоть с керамическим или каменным балансировочным кольцом на конце. Его вращали на маленьком керамическом блюдце. Ткацкий станок также был очень простым: нити основы натягивались между двумя планками; верхняя прикреплялась к ветке дерева или к столбу, а нижняя с помощью специальной лямки удерживалась на талии ткачихи. Однако, несмотря на свою внешнюю простоту, такой станок позволял создавать любые ткани. Но Варяжко заинтересовала только одна – прочная пряжа из шерсти ламы. Он попробовал кусок ткани на разрыв и, убедившись в её прочности, приказал ткать большие куски ткани, сшивая их в огромное полотнище. Когда ветрило было готово, Варяжко приказал пропитать его пальмовым маслом и высушить на солнце…

                 Из прочных жердей горожане связали  большой щит, который укрепили лианами на спинах двух крупных и сильных лам. На щит погрузили свёрнутое ветрило, крепко увязав его, и небольшой отряд мешика ушёл с этим грузом на побережье, где ждал его строитель лодьи Ок…

                 Топильцин Кецалькоатль  тоже не терял времени даром. Во все концы земель майя им были отправлены разведчики, которые по крупицам собирали сведения о городах и селениях, о военных силах и запасах продовольствия майя.

                 Специальный писец сидел на каменной скамье, нанося на большой кусок хлопчатой  ткани все полученные сведения.  Так постепенно создавалась цветная карта владений майя. Краски для неё изготавливались из растений и минералов. Самая распространённая краска — индиго — извлекалась из тропического кустарника, который даёт синие и голубые тона. Красную краску получали из кактусовой тли и растения ачиоте, зелёную — из авокадо, чёрную — из сажи. Самым ценным  у майя считался пурпур, который добывали из морских раковин.

                  Месяц за месяцем допрашивались Топильцином  лазутчики, торговцы, пленники…  Отвечая на вопросы вождя, опрашиваемые дивились непонятной им жажде знаний свирепого тлатоани страны Мешика. Но охотно отвечали на вопросы, со страхом поглядывая на яму пыток, ибо все знали, что она собою представляет…   Ее дно было устлано толстым ковром из гибких ветвей, утыканных ядовитыми шипами. Ветви «оживали» от малейшего движения человека, опутывали обнаженное тело, разрывая кожу в клочья. Лежать неподвижно на таком ковре было невозможно, яд шипов вызывал нестерпимый зуд, усиливавшийся от жары и пота. Только смерть могла избавить от нечеловеческих страданий. А смерть не спешила к обреченному: иногда ковер стонал и шевелился в течение многих дней…

                Карта была почти готова. Глядя на нее, Топильцин мог теперь точно представить каждую тропинку в сельве, каждый колодец, каждое ущелье, каждый перевал, по которым двинутся отряды мешика и тольтеков в страну майя.

                День и ночь к Тулапан-Чиконаутлану шли послы и вожди побеждённых  племен Ноновалько, посыламые Белым Орлом. Топильцин упорно убеждал их оставить распри и под его твёрдой рукой сокрушить богатые города майя. И так велика была способность тлатоани подчинять своей воле окружающих, что племена, не признававшие ничьей власти, охотно подчинялись Топильцину. Слава о Кецалькоатле проникла в самые глухие уголки сельвы, докатилась до неприступных гор на западе и севере. Люди ица, какчикели, тутуль-шиу, киче заполонили прибрежную равнину. Войско Кецалькоатля постепенно росло, как и его влияние…

                Облаченный в тильматли  цвета морской волны, Топильцин стоял в центре круга, образованного сидевшими на земле вождями племен. Надвинутая на лоб плетеная повязка доходила ему почти до бровей. Перья головного убора вырастали из повязки сплошным высоким частоколом.. . Синие и зеленые, красные и чёрные, они переливались в лучах солнца, и с их красотой могли поспорить лишь украшения из бирюзы, нефрита и золота, которыми был расшит тильматли вождя.

                — Великие тлатоани страны Девяти рек! Я, Топильцин Кецалькоатль, правитель  Тулапан-Чиконаутлана — страны Солнца, собрал вас для военного совета. Слушайте же меня!

                Родовые вожди почтительно склонили головы, скрестив руки на груди – они были довольны столь лестным для них обращением.

                — Непобедимые вожди страны Ноновалько! Сегодня Боги сказали мне: «Пора!» Мы готовились долгие годы… Так обрушимся на плодородные долины майя, ибо маниока и маис созрели! Вперед, братья Кукулькана! Маленькое облако не может закрыть своей тенью даже самое маленькое селение. Но я собрал облака в тучи. Наши воины, объединившись, закроют солнце над землей майя. Мы сметем самые большие города врагов. Уже сегодня нам принадлежат три самых крупных города майя:  Ушмаль, Копан и Чичен-Ица. И Чичен-Ица вскоре станет нашей новой столицей! Люди и звери будут трепетать перед великим царством Пернатого змея. Поднимайтесь, храбрые вожди! Наши воины ждут! Пусть забурлят девять рек и выйдут из берегов! Великой войной идет Кукулькан!

                — Й-йо-ху! — закричали вожди, вскакивая на ноги и потрясая обсидиановыми мечами. Ударили священные тум-тумы. —  Настало время копий и мечей, пришло время ягуаров!

                — А теперь нас ждёт бог вина Патекатль! – провозгласил Кецалькоатль и хлопнул в ладони.

                Рабы внесли сосуды из высушенной тыквы, наполненные хмельным напитком пульке, выжимаемым из листьев агавы, и подносы из чёрного дерева, на которых горстками лежали листья коки…  Сосуды пошли по рукам, и вожди с удовольствием прикладывались к крепкому напитку, заедая его листьями коки.  Напиток пульке, вкупе с листьями коки, вначале бодрил, а потом валил с ног… 

                    Старший жрец Чикчан – Облачный Змей низко склонился перед троном тлатоани, что-то громко нашептывая ему на ухо…

                     Глаза Топильцина гневно сверкнули…

                     — Приведите его! —  приказал великий вождь.

                     К его ногам бросили  человека, одетого в одежды народа кокомы.

                     — Кто ты? Что ты делал у границ Ноновалько? – спросил грозно тлатоани.

                     — Я из племени кокома, великий вождь. Я делаю головные уборы из перьев, и мне нужны краски, чтобы раскрашивать их. Я пошёл к морю карибов, чтобы добыть раковины пурпура. Без них не сделать самый красивый цвет – пурпурный…

                     — Меня не интересуют твои краски! – перебил его тлатоани. — Что ты делал на косе Ицтак Ики?

                     — Я не попал на косу Ицтак Ики, великий вождь. Меня схватили воины мешика в лесу, где я прятался, когда рассматривал  огромную пирогу, качающуюся на волнах… У этой пироги с каждой стороны было по десять вёсел и…

                     — Замолчи! Ты лаешь, как койот! Ни мешика, ни тольтеки, ни даже майя не строят больших пирог, которые управляются десятью вёслами с каждой стороны – боги не учили их этому!

                     — Великий вождь, ты ведь можешь послать туда своих людей, и они увидят то же, что видел я! Тем более, что старший у них вождь по имени Теноча, и ты не можешь не знать его! Ибо он из страны Мешика!

                     — Расскажи мне об этой пироге! — произнес Топильцин, его лицо омрачилось. — Говори только правду!

                     — Только правду, великий вождь, — пробормотал кокома, косясь на глубокую яму в углу залы, из которой  доносились глухие стоны.  Он знал, что это такое. Яма пыток… На жертвенный камень обреченные шли с надеждой на иную, более легкую, чем на земле, жизнь: ведь на небесах их ждала встреча с богами. Но яма пыток не оставляла никаких надежд… — Только правду… Разве посмею я обмануть великого Кецалькоатля?!

                     Все дальше и дальше  в прошлое отодвигались льды Варяжского моря, покрываясь туманной дымкой забвения. И порой Варяжко казалось, что не было ни шхер, ни штормовой Соловецкой пучины, бьющей в подножия скал, не было белого снежного покрывала на высоких соснах и елях…  Не плавал он ни на лодье, ни на  драккаре, не сидел у родительского  очага, вдыхая горький, привычный с детства берёзовый дым. Иногда ему казалось, что всю свою жизнь он провёл здесь, в этой жаркой и душной стране, где все склоняются перед волей беспощадных богов.

                     Вот уже пятый год длился поход  Кецалькоатля. Ицтак Куаутли всегда был там, где требовалось сломить сопротивление врага. Никто из военачальников мешика и тольтеков не мог сравниться с ним в искусстве боя. Белый Орёл наносил удар в нужный момент по самому слабому месту — и тогда рушились белокаменные  дворцы и храмы, крушились человеческие черепа, гарью и чёрным дымом заволакивало селения.

                     Варяжко, оперевшись на рукоять меча,  стоял  на высоком холме, у подножия которого бесконечной колонной шли в сторону города Накбе воины мешика и тольтеков. Нещадно палило солнце, над  дорогой висели плотные клубы пыли. Склонив украшенную богатым убором из перьев голову, Варяжко  погрузился в тяжкие думы. Когда закончится все это?…  Позади остались тысячи и тысячи полетов стрелы – дремучие джунгли и сельва, высокие горы и знойные пустыни. Он, Белый Орёл, завоевал для Кецалькоатля множество городов, взял неисчислимые толпы пленных. Он привёл под жёсткую руку  Теночтитлана огромные страны Тескоко и Тлакопан, которые до него никто не мог покорить…  Но Топильцин Кецалькоатль ненасытен — ему все мало. Может, он и вправду надеется покорить весь мир? Но где они — границы здешнего мира? От дальних лазутчиков Белый Орёл знал: земля, омываемая на востоке и западе Океаном, беспредельна к северу и югу. По их рассказам, на юге лежали неприступные горные хребты, а за ними уходит к краю земли непроходимая сельва, наполненная страшными племенами и невиданными зверями. Не хватит двух жизней, чтобы завоевать все эти земли, племена в царства! Но попробуй, скажи об этом великому вождю Мешика!

                     В тяжёлом, кровопролитном сражении пал белокаменный город-красавец Накбе. Покрытый  с ног до головы пылью, потом  и кровью Ицтак Куаутли, еще разгоряченный недавним боем, медленно шел навстречу торжественной процессии — в покоренный город вступал сам Кецалькоатль. Глухо били тум-тумы, ревели  раковины. Топильцин двигался меж двух рядов побежденных майя. Стоя на коленях, они положили свои головы в пыль, приветствуя победителя.

                     Топильцин с каменным лицом сидел в паланкине, который несли шестеро рабов.

                     — Отбери искусных мастеров, резчиков по камню и дереву, строителей, — сказал он склонившемуся в приветствии Белому Орлу. — Остальных приготовить к жертвоприношению! Вечером я жду тебя в паровых ваннах во дворце верховного вождя Накбе!

                     Кроваво-красный диск солнца скрылся за далёкими горами, и сразу на город рухнула ночная темнота. На небе вспыхнули серебристо-синие звезды. По внутреннему двору Белый Орёл прошел к стене дворца, нависающего над горной пропастью, к тому крылу, где были паровые ванны.  В колеблющемся свете факела, который нес перед ним воин охраны, лицо юноши-жреца, вышедшего встретить непобедимого  тлакатеккатля,  внезапно дёрнулось гримасой…  Белому Орлу почудилось, будто он хочет о чем-то предупредить его. Не отрываясь, Белый Орёл  смотрел на жреца.  Но тот виновато опустил голову и, развернувшись, повёл его в покои Тлатоани. Что ж? Пусть будет то, что будет…

                     Жрецы помогли ему снять мокасины и  тильматли. Приняли его знаменитый меч. Затем поднесли напиток из бобов какао и вышли в темный коридор. Он долго ждал, маленькими глотками отпивая бодрящий напиток. Потом четыре воина личной охраны вождя вели его вверх по крутым ступенькам. У занавешенного ковром из перьев входа Белого Орла встретил один из помощников старшего жреца. Он кивком отослал воинов охраны и повел его к Топильцину.

                     Кецалькоатль восседал на троне, вырезанном из красного дерева в виде распластавшегося в прыжке ягуара.  Рядом с троном стоял старший жрец и с нескрываемой ненавистью смотрел на вошедшего. Варяжко давно знал, что старший жрец жаждет его смерти…  И ответил ему таким же взглядом.

                     Тлатоани перехватил взгляд Белого Орла…

                     — Расскажи мне все о большой пироге! – неожиданно произнёс Кецалькоатль.

                     Это было столь внезапно, что Белый Орёл опустил голову…

                     — Что ты хочешь знать о ней, великий вождь… — медленно, собираясь с мыслями, начал Варяжко.

                     Топильцин стремительно вскочил с трона и схватил его за плечо.

                     — Я хочу знать, мой  тлакатеккатль,  для чего тебе нужна большая пирога, не виданная в здешних краях?!

                     Немного помолчав, Варяжко произнес решительно и твердо:

                     — Много лет я верой и правдой служу великому вождю. Я завоевал для тебя множество городов!  Я привел под твою руку  страны Тескоко и Тлакопан! Да, я велел построить резчикам майя большую пирогу, чтобы через Море Мрака уплыть на родину. Прошу, отпусти меня!

                     — Безумец! – вскричал Кецалкоатль. — О какой родине говоришь ты?

                     — Ты, верно, забыл, великий вождь, что пленили меня у полосы прибоя. И приплыл я туда на большой пироге из Моря Мрака! Я родился на берегу Ладоги… И не забыл свою родину!

                     — Он больше не может оставаться тлакатеккатлем ! — прорычал старший жрец  Чикчан. Его сухое, изрытое морщинами лицо дергалось от злобы. — Я тебя предупреждал, великий вождь!  Нельзя верить чужаку!

                     — Переплыв Океан, я прославлю твое имя в северных землях! — сказал Варяжко, уже понимая, что его участь решена бесповоротно…

                     — Нет! — оборвал его Топильцин. – Ты предал меня, и потому, ты больше не тлакатеккатль! Завтра же ты ляжешь на жертвенный камень!

                     Холодная ярость поднялась в душе Варяжко. Что ж, Кецалькоатль сам выбрал свой путь… Он выхватил из кожаных ножен обсидиановый нож и точным ударом пробил сердце тлатоани…

                     Мгновение Топильцин стоял неподвижно, сверля Варяжко тускнеющим взглядом. Потом его мощная фигура качнулась, и он упал ничком. Наклонившись над телом, Варяжко сорвал с его шеи нефритовую пластинку, на которой был искусно вырезан Пернатый Змей…

                     Облачный Змей — Чикчан беззвучно открывал и закрывал рот, словно рыба, выброшенная на берег. Он даже не пытался сопротивляться, когда Варяжко ласково обнял его, приставив нож к горлу.

                     — Ты выведешь меня из дворца, — тихо сказал Варяжко. — А сейчас позови жреца.

                     Старший жрец так резко и поспешно кивнул головой, что с его головы едва не слетел частокол из перьев. Напряженным голосом он окликнул помощника. Тот вбежал, ничего не подозревая. Притаившийся у входа рус, одной рукой зажал ему рот, другой – нанёс тяжёлый удар ножом в грудь, мягко опустив тело на плиты пола…

                     Чикчан начал часто икать от страха. Варяжко выразительно потряс ножом, и старик замер.

                     -Вставай, Змей! Помоги мне!

                     Вместе с Чикчаном он подтащил труп Кецалькоатля к узкому проему окна и сбросил вниз — в горный поток, омывающий подножие дворца. Туда же отправился и мертвый жрец.

                     — Пошли, — Варяжко потряс жреца  за плечо. — Не вздумай поднять тревогу, когда пойдем мимо стражи.

                     Чувствуя у ребра острие ножа, Чикчан медленно двинулся вперед, справа от Белого Орла. Со стороны все выглядело так, будто они о чем-то тихо беседуют, касаясь друг друга плечом. Воины охраны с бесстрастными лицами стояли между колоннами. Факелы в их руках шипели и потрескивали, освещая площадку оранжевыми бликами.

                     Варяжко и Чикчан неторопливо спустились вниз, миновали площадь, где горели костры и вокруг них вповалку спали воины мешика и тольтеков. У темного края площади, спали его отборные воины, одетые в тильматли  красного цвета с белой полосой. Хотя яркие наряды делали их обладателей прекрасной мишенью на поле боя, зато всем вокруг сразу становилось ясно, что перед ними — опытные и доблестные воины.  Около них Варяжко остановился и сказал Чикчану:

                     — Молчи до конца жизни, старый Змей! Если вздумаешь поднять шум, меня, конечно, схватят. Но я назову тебя своим сообщником – ты ведь помогал мне сокрыть следы убийства?! Ты тоже погибнешь в яме пыток. Ты понял меня?

                     Облачный Змей молчал…  Да, и что он мог сказать?…

                     — А теперь прощай, Змей с вырванным жалом. Тебе придется круто извернуться, чтобы объяснить жрецам и воинам мешика, — Варяжко  насмешливо улыбнулся, — все чудеса этой ночи. Ну, а я ухожу, старик. Навсегда.

                     Белый Орёл исчез в темноте…  Глядя вослед русу, Чикчан злобно пробормотал:

                     — Тебя покарают великие боги, чужак… Ты не уйдешь от мести!

                     Но Облачный Змей прекрасно понимал, что Ицтак Куаутли уйдёт безнаказанно. Никто никогда не узнает правды о кончине великого Кецалькоатля. Он, Чикчан, создаст легенду о великом тлатоани Топильцине Кецалькоатле, которая переживет века… 

                      Ночь была на исходе, когда отряд Белого Орла подошёл к городским воротам. Стража – десять воинов личной охраны Кецалькоатля тут же шагнула вперёд, направив копья в грудь воинам.

                      — Я – Ицтак  Куаутли — тлакатеккатль!  Вы не смеете задерживать моих воинов!

                      — Мы знаем, кто ты! – сказал один из стражей. – Мы позовём начальника стражи!

                      Быстро отыскался начальник охраны Кецалькоатля, и Варяжко отвёл его в сторону, под свет факела. Достав из складок тильматли нефритовую пластинку тлатоани, он показал её стражнику. Тот почтительно склонил голову.

                     — По воле Великого вождя мы уходим, чтобы выполнить его приказ. Ты должен пропустить нас!

                     — О, Ицтак Куаутли! Ты великий тлакатеккатль! Но ты знаешь закон: когда тлатоани в городе, только с его личного повеления кто-то может войти в город или выйти из него! Я не могу выпустить вас!

                     — Глупец, никто не должен знать о нашем уходе, поэтому мы идём скрытно! Ты хочешь, чтобы я поднял сейчас на ноги всю дворцовую стражу, жрецов и рабов, чтобы все они узнали о нашем тайном задании?!

                     — Но я не…

                     — Разве недостаточно тебе личного знака Кецалькоатля?! – грубо прервал его Варяжко, снова показывая пластинку из нефрита. – Великий вождь не будет доволен, если узнает, что по твоему недомыслию мы не смогли выйти вовремя! Решай!

                     Начальник стражи, вняв доводам Варяжко, махнул, наконец, рукой, и стражники опустили копья.

                     Бесшумно ступая в мягких мокасинах, отряд вышел за ворота и растворился в ночи…

                     Уйдя в джунгли, Варяжко стал, наконец, свободным!  У него словно выросли крылья! Он устремился к морю, уже ощущая его призывный прибой… Его плечи оттягивала кожаная сума с золотом и драгоценными камнями — военная добыча за годы походов. Этого вполне хватит на постройку нескольких лодей, и он снова будет зваться Варяжко – покоритель морей.  И гусляры будут слагать песни о том, как он дважды переплыл Море Мрака, побывал в сказочных странах и сумел вернуться назад.

                     Быстроногие, закаленные в бесконечных сражениях и походах воины едва поспевали за широко шагавшим тлакатеккатлем.

                     Пять суток шел отряд Белого Орла к морю, делая лишь короткие привалы. Воины продирались через джунгли, шли сквозь заболоченную сельву, карабкались на перевалы, преодолевали реки и ущелья. И лишь когда оставшиеся за спиной очертания горных вершин почти слились с туманной дымкой, Белый Орёл дал измученным воинам передышку. Впервые мудрый и всегда осторожный тлакатеккатль , всеми помыслами устремившийся к близкому уже побережью, нарушил свои же правила и не выставил посты вокруг лагеря… Усталые воины просто упали на землю и мгновенно уснули.

                     Как ни обессилел Варяжко за время долгого пути, но уснуть он не мог: слишком велико было желание ощутить под ногами качающуюся палубу, увидеть пену прибоя и необъятную морскую даль…

                     Тёмно-лиловое  небо, казалось, придавило сельву, растекаясь по ней липким удушьем. Все застыло, оцепенело. И только тишина, тягучая, густая, властвовала над лагерем забывшихся в глубоком сне воинов. Где-то чуть слышно завыл койот. Потом звук повторился ближе. Варяжко поднял голову, затем присел. Напрягая зрение и слух, он пытался понять, почему осторожный зверь, обычно избегающий встреч с людьми, приближается к ночному лагерю мешика.

                     Стрела просвистела по-змеиному тихо и тонко. В бешенстве Белый Орёл ударил себя кулаком по колену.  В стремлении поскорее достичь Океана он пренебрёг безопасностью своих воинов! Не высылал дозоры, не выставлял боковое охранение…  Он только шёл и шёл вперёд…  До моря оставалась какая-нибудь тысяча полетов стрелы, и тут-то их людей выследил большой отряд какого-то дикого племени. Не было сомнений в том, что дикари обнаружили мешика еще на границе своих владений и скрытно преследовали, чтобы напасть в темноте. Ни мешика, ни майя не нападали ночью, но для диких племён ночь всегда была временем охоты.

                      Вторая стрела прошелестела у самого уха руса и, скользнув по забралу, вонзилась в чье-то горло, заглушив крик боли и ужаса.

                      Как только тишину ночи разорвала команда Белого Орла, полумертвые от усталости воины мгновенно ожили. Еще секунда — и они сомкнулись в боевой строй. Так решительно и быстро могли действовать лишь отборные воины тлакатеккатля. Молча, без единого возгласа они бросились в атаку на едва различимых во тьме врагов.

                      Никто не просил пощады. Даже раненые не стонали. В густом мраке слышалось лишь хриплое дыхание бойцов, тупые удары палиц  да скрежет обсидиановых мечей. Битва длилась до самого рассвета. Она не утихала, пока не был убит последний воин мешика. Шлем с забралом и кольчужная рубаха спасали Варяжко от смертельных ран, но ноги и бедра были исколоты пиками и мечами. С обломками стрел, торчащими из ран, он сражался, стоя на возвышении, и десятки бронзовых тел, одетых лишь в набедренные повязки грудились у его ног…  В правой руке у него был меч, в левой — обсидиановый  нож. Варяжко непрерывно отражал удары, колол, резал, рубил. Все труднее становилось поднимать немеющую руку, и он чувствовал: еще немного, и силы покинут его. Но и дикари, плотным кольцом окружив холмик, с удивлением смотрели на массивный силуэт неведомого вождя, резко выделявшийся на фоне посветлевшего неба. Никто не решался подойти к нему ближе — мешала не только груда тел вокруг него, но и страх перед неуязвимым чужаком.

                      Варяжко надсадно, с хрипом дышал…  Он понимал, что ещё один приступ дикарей будет для него последним. У него уже не достанет сил, чтобы отразить его. Вдруг в круг дикарей шагнул высокий воин. Он был одет так же, как и все остальные, но на его плечи была наброшена шкура ягуара, оскаленной пастью прикрывавшей его голову. Дикари затихли…  Стало ясно, что это их вождь.

                       Воин шагнул ближе, что-то пристально разглядывая на груди Варяжко…  И вдруг наступившую тишину разорвал испуганный крик вождя дикарей.  Он показывал палицей на нефритовую пластинку Кецалькоатля, висевшую на груди Варяжко, и орал: «Кукулькан! Кукулькан!» Дикари бросили оружие и  дружно упали на колени, уронив головы в толстый слой листвы под ногами. И лишь вождь, стоя на коленях, тянул руки к Варяжко, словно умоляя покарать его за святотатство…

                       Сверкнул меч, и голова вождя покатилась к склоненным головам его воинам. Не поднимая голов, они глухо зароптали, завыли, раскачиваясь телами…

                       Чтобы не искушать судьбу, Варяжко развернулся и скорым шагом пошёл к морю.

                       Никто не преследовал его…

                       Отойдя подальше от места сражения, Варяжко остановился у небольшого ручья, чтобы промыть и перевязать раны. И с удивлением увидел, что в нескольких местах рубашки и в правом бедре торчат  длинные шипы кактуса. Варяжко знал, что это такое…  Такие шипы дикари выстреливали из своих духовых трубок — пукуна, свёрнутых из широких пальмовых листьев, обмотанных волокнами ротанга. Но прежде, чем выстрелить,  шипы надрезались и пропитывались ядом…

                       Варяжко промыл раны и выдернул шипы. В тех местах, где шипы пробили кожу, он сделал надрезы и постарался выдавить как можно больше крови, чтобы избежать заражения. Наложив на раны повязки, Варяжко отправился дальше…

                       Он шёл без остановок, лишь изредка прикладываясь к овечьему бурдюку с водой… Но к вечеру он почувствовал головокружение и сильный озноб. Значит, яд всё-таки попал в кровь… Варяжко нашёл куст коки и, сорвав несколько листьев, разжевал их. Идти стало легче… Но теперь ему нужно было отыскать саговую пальму, которой мешика лечили укусы ядовитых змей. И скоро он увидел толстый ствол, низкий, усаженный остатками черешков, с большими, перистыми листьями.  Сломав пару листьев,  Варяжко обильно пролил соком пальмы повязки в местах поражения шипами. Подождав, пока сок впитается, он снова пропитал им повязки. Уже темнело, и Варяжко решил переночевать на пальме, чтобы утром снова подлечить раны её соком.

                       Сон его был тревожный…  Он то просыпался от озноба, то проваливался в жаркую, липкую духоту.

                       Выпив много воды и промочив соком пальмы повязки, Варяжко отправился дальше… 

                      Скоро Варяжко уже не мог идти… Он убил ножом саженного удава, который неосторожно опустил свою любопытную голову из листвы кокосовой пальмы, и съел его сырым. И это была его единственная пища за три дня. Места, пробитые шипами, воспалились, покрывшись глянцевитой красновато-синей кожицей, ранки саднило и дёргало. Варяжко несколько раз вскрывал и промывал их соком саговой пальмы, но это уже мало помогало, лишь ненадолго снимая воспаление. Его упорное устремление к морю поддерживали только листья коки, которые он жевал, когда сил уже не оставалось…

                      Но как ни длинен и тяжёл был его путь, настал день, когда  Варяжко выполз из сельвы на прибрежную отмель. Соленый ветер освежил его лицо. Он попытался встать, опираясь на меч, но не смог: силы оставили его…

                      Вдали, у полосы рифов  пенился прибой, и качалась на волнах красавица-лодья, хлопая на ветру спущенным парусом.  А на косе, избранной им много дней назад для строительства лодьи, было тихо и безлюдно. Лишь трупы надсмотрщиков гнили на берегу, уставив пустые глазницы в небо. Между трупами не спеша расхаживали падальщики-грифы с безобразными голыми шеями и отвислыми зобами. Заметив человека, они с хриплыми криками тяжело взлетели и сели чуть поодаль. «Что тут произошло? — подумал Варяжко, оглядывая поле битвы. — Кто убил мешика? Взбунтовавшиеся рабы или те самые дикари, что напали на нас?» Но никто  уже не мог дать ответ на эти вопросы. И впервые в чужой земле руса охватило отчаяние. Что он может теперь сделать — без гребцов, израненный, один против Океана?!

                     Варяжко с трудом встал и глубоко вонзил в ненавистную землю свой меч, будто стараясь убить её…  Сняв кольчугу, он повесил её на рукоять меча, и некоторое время стоял, разжёвывая листья коки… Шатаясь, он дошёл до полосы прибоя и бросился в волны.

                     Последние силы ушли на то, чтобы доплыть к лодье… Целую вечность взбирался он по якорному канату. Пальцы немели, мускулы не повиновались. Когда до края борта оставалось два локтя, он почувствовал полное бессилие пред злым роком – сейчас он сорвется в воду и уже не выплывет на поверхность. Но тут чьи-то крепкие  руки схватили его за рубашку и сильно дернули вверх, перевалив через борт.

                     Над ним склонилось бледное лицо Ока, заросшее русой бородой.

                     — Ты жив, Ок? – едва шевеля языком от усталости,  спросил Варяжко. – Что  здесь было?

                     — На нас напали люди Чикчана. Их привёл кокома, которого пленил Теноча, когда он из лесу наблюдал за постройкой лодьи…  Не знаю, почему Теноча отпустил его, поверив, что тому нужны только раковины, из которых он добывает краску…  Через месяц, на исходе ночи три сотни мешика и тольтеков напали на нас. Рабов увели с собой, остальных убили. Мне и нескольким резчикам  удалось доплыть сюда и взобраться на лодью.

                     — Вы погрузили на борт припасы?

                     — Да, Белый Орёл! – Ок внимательно осматривал раны вождя. – Пока мы строили лодью, мы сушили на солнце мясо и рыбу, складывая в бочонки, которые накрепко забивали. Пресную воду тоже запасли. Индеец-канепи собрал в джунглях лечебные травы, корешки и листья, чтобы лечить нас в плавании… Мы ждали тебя, уже не надеясь на то, что ты придёшь после предательства кокома…

                     — Я пришёл! – прохрипел Варяжко. – Подай топор!

                     С помощью Ока Варяжко подошёл к борту. Одним ударом перерубив якорный канат, Варяжко глубоко вздохнул… Больше он никогда не вернется в эту душную, дикую сельву, не увидит кокома, майя и тольтеков, и их чудовищных богов. Варяжко  бесконечно устал и думал только об отдыхе. Он жаждал покоя…

                     Медленно  натягивая шкот, он вместе с индейцами-резчиками развернул парус, который сразу же поймал ветер. Лодья, подгоняемая легким бризом, поплыла к выходу из бухты.  Варяжко добрался до штурвала и миновал рифы, о которые яростно разбивались волны.

                    Когда солнце поднялось  к зениту, лодья была далеко в море…

                    Варяжко мучила жажда, и Ок то и дело давал ему пить, черпая воду ковшом из огромного глиняного сосуда. Выведя лодью в открытое море, Варяжко передал штурвал индейцу и распластался на кормовой площадке, закрыв глаза. Палило солнце, в борта лодьи с гулом била крутая волна. Хлопал парус, наполняемый ветром. И русу стало хорошо — он слышал песнь океана.

                     — Ты вспомнил, где твоя родина? – спросил он Ока.

                     Ок замялся, указал рукой на север, куда уверенно шла лодья.

                     — Там, в стороне долгой ночи ночи, — сказал Ок. — Но мне не найти дорогу… Я все забыл. Помню лишь великую реку, где жил мальчиком.

                     — Мы придём туда! Ты только не падай духом! — прохрипел Варяжко.— Даже если я умру, держи все время на север.  Лодья  приплывет к земле, и ты найдешь свою реку…  А сейчас дай мне отдохнуть…

                     Он закрыл глаза и уже не чувствовал, как Ок и индеец племени канепи обрабатывали его раны. Вскрыв ножом воспалённые места, канепи покачал головой и, растерев в пальцах какой-то тонкий корешок, засыпал порошок в ранки. Кровь в ранках зашипела, пузырясь.  Индеец низко склонился над телом руса и стал что-то ритмично монотонно бубнить, раскачиваясь телом и подвывая. Закончив свою долгую, заунывную песнь, он поднялся на ноги, вконец обессиленный.

                     Ок хотел снова перевязать раны, но канепи отрицательно покачал головой…

                     Кроваво-красный диск солнца медленно погружался в океан. Канепи снова подошёл к Варяжко и осмотрел ранки. Опухоль почти спала…  Но рус всё еще тяжело дышал, вздымая могучую грудь. От его тела исходил жар. Индеец снова принялся колдовать над ранами и петь свою заунывную песню…

                    Чёрный на фоне заходящего солнца  силуэт лодьи с тяжело хлопающим парусом уходил все дальше и дальше в Океан, пока его не поглотил быстро сгущавшийся мрак… 

     Прошло около пятисот лет…

             Испанские каравеллы бороздили прибрежные воды Карибского моря в поисках… неведомой Индии.

             В апреле 1518 года экспедиция из четырёх испанских кораблей во главе с Хуаном Грихальвой шла на запад путем Кордовы, но течением ее отнесло к югу — к берегам Юкатана. Грихальва высадил на берег отряд. Индейцы уже ожидали испанцев и при высадке ранили многих солдат, но, показавшись на берегу и надев панцири, испанцы опрокинули индейцев, потеряв семь человек, раненых было шестьдесят, и Грихальва в их числе… После таких потерь испанцы решили вести себя миролюбиво.

             От лагуны Терминос корабли осторожно шли на запад вдоль берега, и только через несколько суток достигли устья большой реки Табаско.  На берегу появились толпы людей. Со всех сторон из лесу слышался шум падающих деревьев: индейцы устраивали засеки. И все-таки испанцы решили высадиться на берег. Вскоре к ним направилось множество лодок с воинами. Грихальва через пленных приказал передать вождям, чтобы они без опаски пришли для переговоров. Обе стороны обменялись подарками. Индейцы прислали съестные припасы, разложили на земле несколько плащей-тильматли и художественно выполненные изделия из низкопробного золота, говоря, что больше золота у них нет. Но зато на западе есть страна, где его очень много, и при этом несколько раз повторили слово «Мехико»…

             Испанцы немедленно двинулись дальше, чтобы отыскать эту страну. Берег поворачивал к северо-западу, вдали виднелись снежные пики гор. Близ устья реки испанцы увидели толпу индейцев, на длинных копьях которых развевались белые флаги. То были посланцы тлатоани  ацтеков Монтекухсома Шокойоцина — повелителя Мексики. Он знал о событиях у берегов Юкатана, о дальнейшем пути чужеземцев к северу, о том, что они ищут золото, и приказал жителям давать золотые вещи в обмен на заморские «товары», чтобы узнать, куда и зачем идут кастильцы. Из всех окрестных поселений стали приносить золотые украшения, сделанные довольно грубо из низкопробного золота, но в количествах, еще не виданных конкистадорами.

              Испанцы продолжали путь и вскоре открыли небольшой архипелаг. На одном острове они нашли каменные строения в виде пирамид, где по ступеням можно было подняться к алтарям. На этих алтарях стояли отвратительные идолы. То были индейские боги, И не далее как ночью, им принесли в жертву пятерых индейцев: тела их, растерзанные, с вскрытой грудью и обрубленными руками и ногами, валялись еще здесь, а стены были залиты кровью.  Испанцы прошли во внутренние помещения пирамиды, стены которых были расписаны батальными сценами. И вдруг Хуан Грихальва остановился, как вкопанный…

              — Посмотри на это! – сказал он своему помощнику  Аламиносу, показывая рукой на настенное изображение.

              Удивлённый Аламинос не знал, что сказать… На рисунке был изображён воин вполне современного вида – в шлеме и кольчуге, с огромным, явно стальным мечом в руке, так непохожим на мечи индейцев, усаженные кусками обсидиана… Внизу, под изображением была какая-то надпись, выполненная индейскими иероглифами.

              — Уцкатль, подойди! – подозвали испанцы ацтека — своего проводника и переводчика. – Ты можешь прочесть эту надпись?

              Уцкатль некоторое время рассматривал надпись, затем сказал:

              — Здесь написано «Варязско Рус. Тлакатеккатль мешика и тольтеков.  Сын Топильцына Кецалькоатля, принявший имя  Ицтак  Куаутли. Вознесён богами на небеса вместе с отцом своим».

              — Что за бред? – сказал Грихальва, пристально рассматривая рисунок. – Откуда здесь мог появиться рус? Этого не может быть! Мы первые европейцы, открывшие  Мехико!

              — Но рисунок точен! – сказал Аламинос. – Шлем, кольчуга, меч…  И даже борода, невиданная у индейцев!

              — Но русы никогда не переплывали океан!

              — Перед тобой явное свидетельство того, что,  по крайней мере, один рус побывал здесь!

              — И куда же он делся? – с издёвкой спросил Грихальва.

              — Непобедимый тлакатеккатль Варязско Рус, или Белый Орёл — Ицтак Куаутли, и его отец  Кецалькоатль исчезли в одну ночь! – прочёл дальше Уцкатль. – Старший жрец страны Мешика Чикчан видел, как боги вознесли их на небеса!

              Испанцы переглянулись, скрыв усмешки…

              24 июня Грихальва отправил на Кубу корабль с отчетом и с золотой добычей, сам же, продолжая плавание вдоль берегов Мексики, открыл песчаный мыс Кабо-Рохо и дошел до реки Пануко, где берег поворачивал прямо на север.

              Корабли давали сильную течь, припасы подходили к концу, и Аламинос  уговорил Грихальву повернуть обратно. Испанцы впервые пересекли всю акваторию Мексиканского залива и вернулись на Кубу в октябре 1518 года.

              О диковинном изображении на стене пирамиды конкистадоры вскоре забыли…

              Осталась только короткая запись в судовом журнале флагманского корабля…


notes

    Варяжко (древнеславянск.) — пловец («варять» — плавать)

    Берсерк — образовано от старонорвежского berserkr, что означает либо «медвежья шкура» либо «без рубашки». Перед битвой берсерки приводили себя в ярость. В сражении отличались неистовостью, большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли.

    Драккар — от древнескандинавских Drage — «дракон» и Kar — «корабль», буквально — «корабль-дракон» — деревянный корабль викингов, длинный и узкий, с высоко поднятыми носом и кормой.

    Мешика – самоназвание ацтеков.

    Теночтитлан — столица империи ацтеков, расположенная на озере Тешкоко, где сейчас располагается город Мехико.

    Тлатоани — верховный вождь ацтеков.

    Обсидиан — камень вулканического происхождения, — вулканическое стекло, как еще его называют. Благодаря острым режущим краям обломки обсидиана были удобным материалом для изготовления скребков, ножей, топоров и острых наконечников для стрел и копий.

    Варяжское море — Балтийское море

    Соловецкая пучина — Северное море

    Ветрило — парус

определение канепи и синонимов канепи (норвежский)

канепи: определение канепи и синонимы канепи (норвежский)

Contenu de sensagent

  • определений
  • синонимов
  • антонимов
  • энциклопедия

словарь и переводчик для веб-сайтов

Александрия

Une fenêtre (pop-into) ofinformation (contenu main de Sensagent) является invoquée двойным щелчком на n’importe quel mot de votre page web.LA fenêtre fournit des explications et des traductions contextuelles, c’est-à-dire без обязательного посещения, чтобы покинуть эту страницу в Интернете!

Essayer ici, телефонный код;

Электронная коммерция решений

Расширение содержания сайта

Новое содержимое Добавить на сайт вместо Sensagent в формате XML.

Parcourir les produits et les annonces

Получить информацию в XML для фильтрации лучшего содержимого.

Индексатор изображений и определения донных изображений

Fixer laignation de chaque méta-donnée (многоязычный).

Пакет обновлений по электронной почте с описанием вашего проекта.

Lettris

Lettris — это песня о гравитации, написанная для тетриса. Chaque lettre qui apparaît спуститься; il faut placer les lettres de telle manière que des mots se forment (gauche, droit, haut et bas) и que de la place soit libérée.

болтаться

Это 3 минуты разговора плюс большое количество возможных словосочетаний и т. Д. В решетке для 16 слов.Лучшая возможность для жизни с решеткой из 25 ящиков. Lettres doivent être adjacentes et les mots les plus longs sont les meilleurs. Участвуйте в конкурсе и зарегистрируйтесь в списке лучших участников! Jouer

Dictionnaire de la langue française
Principales Références

La plupart des definitions du français sont предлагает par SenseGates и компетентный un approfondissement avec Littré et plusieurs auteurs specialisés.
Le dictionnaire des synonymes est surtout dérivé du dictionnaire intégral (TID).
Французская бенефициарная энциклопедия лицензии Википедии (GNU).

Перевод

Changer la langue cible pour obtenir des traductions.
Astuce: parcourir les champs semantiques du dictionnaire analogique en plus langues pour mieux apprendre avec sensagent.

7576 посетителей en ligne

расчет на 0,188с

Allemand английский араб Bulgare китайский Coréen хорват дануа испанский язык эсперанто Estonien Finnois французский grec Hébreu хинди Гонконг остров индонезийский итальянец Япония Letton lituanien мальгаче Néerlandais Norvégien персан Polonais португалия Roumain русс серб словак словен Suédois Tchèque тайский турк Вьетнам

Allemand английский араб Bulgare китайский Coréen хорват дануа испанский язык эсперанто Estonien Finnois французский grec Hébreu хинди Гонконг остров индонезийский итальянец Япония Letton lituanien мальгаче Néerlandais Norvégien персан Polonais португалия Roumain русс серб словак словен Suédois Tchèque тайский турк Вьетнам

Серго, Мусина, Нюрнберг и Тандберг защитили свои титулы на чемпионате Европы по боксу 1939 года.

Шестой чемпионат Европы по боксу проводился в Дублине, Ирландия, в 1939 году, через два года после предыдущего соревнования в Милане.Четверо обладателей титула — итальянский дуэт Ульдерико Серго и Луиджи Мусина, а также немец Герберт Нюрнберг и швед Олле Тандберг защищали свои троны в 1939 году.

Первый соревновательный день мероприятия был 18 апреля, а финалы и большинство матчей за бронзовые медали проводились 22 апреля 1939 года. Количество боксеров было меньше, чем в предыдущем Миланском соревновании 1937 года, где до 1939 года был рекорд с 85 спортсменами. Всего в Дублине 1939 года участвовал 71 боксер из-за сложной политической ситуации на континенте. и более длинные путешествия.

Следующие 12 стран приняли участие в шестом чемпионате Европы по боксу в Дублине: Бельгия, Англия, Эстония, Финляндия, Германия, Венгрия, Ирландия, Италия, Латвия, Польша, Шотландия и Швеция.

Бельгия, Германия и Польша приняли участие в чемпионате Европы по боксу 1939 года, максимальное количество которых составило восемь. Ирландия соревновалась с семью боксерами, страна участвовала почти во всех категориях, за исключением полутяжелого веса. Шотландия была единственной страной, дебютировавшей на чемпионате Европы по боксу в 1939 году.

Италия выиграла медальную таблицу с двумя золотыми, одной серебряной и одной бронзовой медалями в 1939 году, опередив ирландскую команду, которая также заработала два титула на своей территории. Лучшая страна в 1937 году, Польша, Германия, Швеция и Эстония выиграли по одному золоту в 1939 году, в то время как Венгрия и Бельгия имели медалистов в столице Ирландии.

Четыре английских боксера вышли в полуфинал в Дублине, но все проиграли свои бои в первой четверке, а также в соревнованиях за третье место, что означало, что сборная Англии вернулась домой без медалей в 1939 году.

Ирландия дебютировала на чемпионате Европы по боксу только в 1937 году, но страна завоевала первое золото в 1939 году. Их Джимми Ингл смог победить немецкого Николаса Обермауэра в наилегчайшем весе, прежде чем его товарищ Патрик Даудалл завоевал золото в полулегком весе. Второе золото Ирландии стало большим сюрпризом, но Даудаллу удалось добиться успеха над Антони Чортеком, одной из первых польских легенд нашего вида спорта.

Ульдерико Серго завоевал золотые медали на Олимпийских играх в Берлине в 1936 году и на чемпионате Европы по боксу в Милане в 1937 году, что сделало его одним из икон того периода.26-летний опытный итальянец победил единственного финалиста Венгрии Миксу Бонди в финале легчайшего веса. Позже итальянский боксер жил в Соединенных Штатах, а его венгерский соперник присутствовал на Олимпийских играх 1948 года в Лондоне после Второй мировой войны.

Герберт Нюрнберг выиграл свой первый национальный титул в 1937 году, и в том же году он выиграл также чемпионат Европы по боксу в Милане. 25-летний немецкий боксер в легком весе вернулся на континентальные соревнования в 1939 году, и боксер из Киля смог защитить свой трон после победы над эстонцем Харальдом Канепи.

Антони Колчински из Польши был лучшим боксером в матче между Европой и США в 1938 году, следовательно, он был главным фаворитом на золото чемпионата Европы 1939 года по боксу. 22-летний польский боксер победил шведа Эрика Агрена в финале и продолжал свою боксерскую карьеру до 1952 года, выиграв 216 боев из своих 238.

Лучшим боксером Эстонии в 1930-х годах был Николай Степулов, завоевавший серебро на Олимпийских играх 1936 года в Берлине. Games, но их первым чемпионом Европы стал Антон Раадик в 1939 году.Буйный эстонец, так его прозвище, одержал победу над польским Юзефом Писарски в финале среднего веса. После своего европейского успеха в период с 1940 по 1952 год он провел 63 профессиональных боя, в основном в Соединенных Штатах.

Итальянец Луиджи Мусина победил польского Францишека Шимуру в финале чемпионата Европы по боксу в Милане 1937 года, и два года спустя оба боксера вышли на титульный бой в полутяжелом весе в Дублине. В их уникальном повторном матче Мусина в очередной раз проиграл польской сопернице и стал двукратным чемпионом.

Швед Олле Тандберг был самым молодым победителем чемпионата Европы по боксу в Милане 1937 года, который он выиграл до своего 19 -го -го дня рождения. Шведский боксер в финале 1937 года победил лучшего немецкого боксера в тяжелом весе Герберта Рунге и повторил этот успех в полуфинале через два года после их первого боя. Тандберг вышел в финал в 1939 году и продолжил свой победный путь против итальянца Немезио Лаццари, защищая свой трон в самой тяжелой весовой категории.

Список победителей чемпионата Европы по боксу 1939 года

  • Наилегчайший вес (50.8 кг): Джимми Ингл, Ирландия
  • Легчайший вес (53,5 кг): Ульдерико Серго, Италия
  • Полулегкий вес (57,2 кг): Пэдди Даудалл, Ирландия
  • Легкий вес (61,2 кг): Герберт Нюрнберг, Германия
  • Полусредний вес (66,7 кг) : Антони Колчински, Польша
  • Средний вес (72,6 кг): Антон Раадик, Эстония
  • Полутяжелый вес (79,4 кг): Луиджи Мусина, Италия
  • Тяжелый вес (+79,4 кг): Олле Тандберг, Швеция

Милви Хирвлаане Канепи кихельконнале elatud elu

Milvi Hirvlaane sünnikodu Kanepis on Eesti vanima rahvamaja, 1887 aastal Kanepi Laulu Seltsi pool ehitatud seltsimaja vasas, mistõttu sai ta juba väikese tüdrukuna osaastiivsestsest.Kuid vaevalt arvas väike Milvi toona, et just temast saab Kanepi rikkaliku kultuuripärandi uurija.

Teie lugu Kanepi kultuurieluga algas juba lapsepõlves?

Minu lapsepõlve- ja ka praegune kodu on Kanepis otse seltsimaja vasas, kuid kuna seltsimajal polnud oma kaevu, siis käisid näitlejad meie kaevul joomas. Эма Андис Нейле Алати Ка Пийма Джа Куна Эма Касватас Ка Гладиоул, Сиис Олин Мина см. Вяйке Лилленейу, Кес Пиди Эсинеджатель Лилли Вийма. Seoses sellega tuleb meelde, üks naljakas lugu, kui seltsimajas esines laulukoor ning mina pidin koorijuht Oskar Kleemeierile viima lilli.Ühel hetkel hakkas koor skandeerima «Автор, автор!», Mina kuulsin aga «Авто, авто». Kuna sellel ajal olid Kanepis juba esimesed autod, siis olid minu vanemad mind selle eest hoiatanud ja nii ma seisingi laval, käes endapikkused gladioolid ja ootasin, kuna auto tuleb. Õnneks astus koorijuht paar sammu mullu васту ja päästis olukorra. Minu isa kuulus Kanepi Laulu Seltsi, mis sarnaselt teistele seltsidele 1940.aastal nõukogude võimu poolt keelustati. Сакса окупатсиоони аджал хакати селци тегевуст таастама, куид сиис оли аллес ваид колм юхатусе лиигет, кеда полнуд веель кюудитатуд эга вангистатуд джа нии оли иса ненде хулгас, кес таастас 1943.aastal lauluseltsi tegevuse. Ema lõi kaasa Erastvere valla laulukooris ja perenaiste seltsis. Seega oli meil kultuuri austav pere.

Huvi Kanepi ajaloo васту теккис juba lapsepõlves?

Võib nii öelda küll. Kui ma olin pioneer, siis võtsime hea sõbranna Heli-Tiiu Tammega endale ülesandeks hoida surnuaial korras kujur Weizenbergi hauaplatsi. Just siis sai alguse ka üks minu maaniatest — kirjade kirjutamine. Ускуге выи митте, куид ма олен ископаемое, кес сиани саадаб кирджу тигупостига.Aga tänu sellele olen ma saanud väga palju kontakte ja mul on olnud väga põnevaid kirjavahetusi. Ма олен олнуд кирджавахетус näiteks Канепи kihelkonnast pärit kujur Александр Яннесе, кес на Канепи Вабадусамба автор, tütrega, келле каест саин ма Яннесе архиви я и синь юле КУМУ-ле. Kuid neid näited on veel.

Olete hariduselt ajaloolane, kuid kergelt см. Ei tulnud?

Tegelikult ei olnud see raske, kuigi õppida tuli 23 aastat. Kanepi kooli lõpetamise järel läksin Võru keskkooli, kuid just siis tehti Põlva rajoon ja Põlvasse tehti ka keskkool, kus nappis õpilasi.Nii kutsuski Võru keskkooli toonane sõjaveteranist direktor mind enda juurde ja käskis minna Põlvasse. Mul ei jäänud muud üle, kui kolida siis Puuri mõisa, kus oli Põlva keskkooli internaat. Puuri mõisas käis elu nagu Lutsu Palamusel: hommikul oli vesi ämbrisse jäätunud, sõime külmunud toitu. Олен костануд раматуд «Канепи коол лаби кахе саджанди» я «Пылва коол аджаст аэга» я ненде раматутега тегин ма куммардусе omaaegsete õpetajate ees. Kuid ma pidasin ka oma lennu kroonikat ning ka see, kui ka ülevaade lennukaaslaslaste saatusest, on ilmunud trükisena.Edasi töötasin Tilsi lastekodus kasvatajana ja seal teenitud raha eest õppisin Tallinna kultuurhariduskoolis, mille lõpetamise järel suunati mind Paidesse. Seitse aastat hiljem tulin tagasi Tartusse, kus lõpetasin kaugõppes ajaloo teaduskonna. Sealjuures oli esimene ametlik töökoht Tilsi lastekodu kasvatajana minu elus väga suure tähtsusega. Тол аял оли keskkooli haridus ikka nii väärt haridus, et meie lennustki sai kokku kuus klassikaaslast pedagoogilisele tööle ilma täiendava ettevalmistuseta.Lastekodus esimesel töökohal oli võimalus anda erinevatel põhjustel koduta ja perekonnata jäänud lastele oma armastus. Mitmed minust kümme aastat nooremad endised kasvandikud kuuluvad tänaseni meie pere juurde ja üks lastekodu kaksikute perest võttis isegi meie perekonnanime.

Ja siis sai alguse Teie huvi Kanepi kandi kultuuriloo paste?

1972. aastal kaitsesin maiplomitöö Kanepi kihelkonna kultuuriloost XIX sajandi keskpaigast XX sajandi alguseni. Minuiplomitööd luges Elva koduloomuuseumi toonane direktor Kaljola Kirt, kes aitas mul jõuda oma ülikoolikaaslase, EKP Põlva Rajoonikomitee ideoloogiasekretäri Kalju Kermase jutule, kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleada kelleadaaastapäeva puhul Kanepi kihelkonnapäevad. Saingi loa, kusjuures Kalju Kermas on see mees, kelle eestvedamisel on rajatud ka Põlvamaa Talurahvamuuseum. Kanepi külanõukogu tegelased polnud sellest mõttest vaimustunud ja nad olid isegi väga kohkunud, kuna kardeti isegi terminit «kihelkond», sest mõnigi tegelane kartis, et see mõiste täheust kirikik. Aga kodukandipäev toimus 1975. aastal ja see oli esmakordne nii Põlva rajoonis, kui Eestis tervikuna. Ja siis kirjutasin Põlva lehes Koit 10 joonealusest loost koosneva esimese ülevaate Kanepi ajaloost.Kuni Pensionini minekuni töötasin 20 aastat Tartu Ülikoolis teaduse ja kõrgkooli ajaloo juhatajana, ajaloo osakonna vanemteadurina ja ülikooli ajaloo uurijana. Kuna ma koostasin ülikooli 350. aastapäeva kronoloogia, siis hakkasin ma selle põhjal koostama ka Kanepi kihelkonna kultuuriloolist kronoloogiat.

Тюль tagasi Kanepi kihelkonna kultuuriloo juurde. Piltlikult öeldes, olete elustanud andnud uuesti inimliku näo kivi- ja raudristidele Kanepi kalmuaial. Kas nii võib öelda?

Ega mulle см. Väljend «ristidele inimliku näo andmine» väga ei meeldi.Ega ju ei saa ristidele nägu anda. Saab jäädvustada mälestusi või selle tegelase häid tegusid. Ja seda olen ma püüdnud teha. Ma olen pool sajandit tegelenud Kanepi ajaloo uurimisega ja võiks nagu arvata, et kõik on läbiuuritud, куид ваступиди. Järjest rohkem tuleb päevavalgele põnevaid fakte ja lugusid. Тегеликулт на ajalugu kui suur muster, kus iga uus kild näitab lugu uues valguses ning kus väga suurt rolli mängib juhus. Paljud väga põnevad leiud on mulle kätte sattunud puhtjuhuslikult, nagu näiteks Kanepi Laulu Seltsi lipu otsik, millega lauluselts käis 1869.aastal Eesti esimesel laulpeol. Teinekord viis mind juhus Narva-Jõesuus olles kokku sealsete koduloolastega, kes olid masenduses, kuivõrd halvas seisus на Юхане Вайтценберге калм Нарва Сивертси калмистул. Puhtjuhuslikult rääkisin ma sellest ka Põlvamaa loodusõprade kokkutulekul Lauriorus, kus kuulis seda ka Kalevi kolhoosi esimees Harald Truija. Truija tuli pärast ettekannet minu juurde ja ütles, et arutame seda asja. Võtsin töölt vaba päeva, läksin tema juurde, kus oli ka Kanepi külanõukogu esimees ning otsustasime Weitzenberg põrmu ümber matta.Kuid sellega kaasnes meeletu bürokraatia, kuid meil sai see kõik tehtud ja 1977. aastal, luuletaja 100. surma-aastapäeval, saigi põrm ümbermaetud.

Kas mulle tundub, et Kanepi kihelkonna kultuurilugu on väga rikas või pigem me teame sellest vaid tänu Teile?

Канепи kultuurilooliseks eripäraks võib lugeda Седа, и др silmapaistvateks kultuuriloolisteks tegelasteks Саади sageli pere- või koguni sugukonniti: НИИ luuletaja Юхан Weitzenberg Куй ка Tema lellepoeg Esimene Eesti kujur Август Людвиг Weizenberg, KES Saksamaal töötades JA kunstiakadeemias õppides kaotas OMA nimest ära «т» tähe Wastavalt tolleaegsele saksa keele ortograafiale.Praost Rothi rekonnast olid tema neli hea hariduse saanud poega meie ülikooli esimesed üliõpilased. Ühest neist — Георг Филипист саи Тарту ülikooli eesti ja soome keele lektor, teisest kindral ja Venemaa Kaukasuse valduste kuberner, kolmandast asjatundlik mõisate majandaja Võrumaal jne. Praosti kultuurilooline mantlipärija köster Ludwig Treffner ise ja ta Kanepi köstrimajas sündinud kolm poega olulised Eesti rahvusliku ärkamisaja haritlased, eriti Hugo Treffner. Samuti kolm venda Daniele, Arrased, Aabelid, Ojad, Erlemannid ja paljud teisedki perekonnad osalesid aktiivselt kultuurielus.См. Tingis, et meie Kanepi Mäe kalmistu kultuurilooliste isikute kalmude nimekiri sel suvel valminud uuel plaanil küündis 70-ni. Eesti vanimaid lauluseltse — Kanepi Laulu Selts, Kanepi seltsimaja, mis on Eesti vanim ühes kohas tegutsenud seltsimaja.

Need on vaid üksikud märksõnad ja minu missiooniks ongi nende inimeste nimedelt, kes on midagi kas kihelkonna või Eesti heaks teinud, sinna ladestunud tuhk ära puhuda. Ja teate, mis on kõige hullem? Mul pole konkreetset «mantlipärijat», kuid neid asju, mis veel uurida tahaks on väga palju.Teisalt on mul hea meel, et Tiiu Leppikus koolist on aastaid kasutanud ajalootundides muuseumi kogunenud materjale ja juhendanud ning innustanud õpilasi oma kodupaiga kultuurilugu uurima ja tundma. Samuti valmis Noortekeskuse tarmukate tüdrukute abiga valmis blogi www.kanepikultuurilugu.blogspot.com, mis sialdab sadakond kultuuriloolise kalmu pilti ja eluloolisi andmeid.

X KAIKA SUVLIKUULI PEETI KANEPI KIHELKONNAS PLGASTES

X KAIKA SUVLIKUULI PEETI KANEPI KIHELKONNAS PLGASTES — FU Infoleht 1998/3

Х KAIKA SUVLIKUULI PEETI KANEPI KIHELKONNAS PLGASTES

Текст и fotod: Марью Кивупуу

Esimene vrufiilide krgem metsakool peeti kmme aastat tagasi Karula kihelkonnas Kaikal , slt siis hle lapsele ilus nimi.Jrgnevalt на antud kaika-koolitust Loosil (Vahtsliina khk), Obinitsas (Сетомаал Мокорнулгях), Кууцил (Харгла кхк), Сулбис (Урвасте khk), Lllemel (Karula khk), Viitinas (Ruge khk) ja Vilustes (Рпина хк). Snaga selleks suveks sai ajaloolise Vrumaa kihelkondele tsr ple tehtud. Kaika-koolides peetud tuumakamate ettekannete artiklivariante vib huviline lugeda kolmest vljaandest: Kaika Suvlikuul Kaikal (Тарту 1990), Kaika Suvlikuul Lllemel (Vro 1996) и Kaika Сувликуул Когомик.I-VIII (Vro 1997).

Ctlin Jaago torupilli-, Anu Tauli ltsa- ja Elo Kalda kandleviisid avasid seekordse suvelikooli hoo- ja paduvihma tttu Plgaste koolimaja saalis. 7. Августил Келл 13.00 куулутасид X Kaika suvelikooli avatuks Plva maavanem Mart Madissoon, Vru maavanem Tiit Soosaar, Plgaste Phikooli директор Клли Оя, Канепи валлаволикогу асисимес Харальд Truija, Vro Seltsi VKKF (Vro Keele ja Kultuuri Fond) esimees Эвар Саар, Вру Директор института Кайдо Кама нин искал кайка-кули корральдаджад: аллакирджутану, Джв Суллв (keelekonverentsi osa) ja Mariko Faster (laste kaika-koolitus).

Есимест пева сисустасид эттекандированный памизельт Kanepi kihelkonna kodu- ja kultuuriloost

Phjaliku levaate andis ajaloolane ja kodu-uurija, Kanepi kihelkonnast prit Milvi Hirvlaane. Магистрант Evar Saar tutvustas Kanepi kihelkonna nime saamise lugu. Археолоог Арвис Киристая колени oma ettekandes Kanepi kihelkonna muinasajast, алакирджутану Канепи кихельконнале иселоомуликуст usundiprimusest.Esimese peva ettekannete ploki lpetasid Клли Эйхенбаум, kes tutvustas Vru Instituudi linudaastase сету-уурингу тулемуси; Сьерд Сибинга, кес инглиз килес Kneles Friisi Keele Vljasuretamisest Hollandis, Нинг Маре Kiva, kelle ettekande sisuks olid itketajad ja teised ised фольклорное tegelased.

htu jtkus lustidakuga

Siim Sarv ja mujalkoolituvate vrokeste folkloorihendus Sinimaniseele hutasid osalejaid ajutise vihmakatkestuse tttu juba vabas hus sajandivahetuse Kagu-Eesti klastiilis jalga keerutama.

Kella 22-ks olid osalejad palutud Plgaste koolimaja poolelioleva uusehituse stalkerlikku miljsse vaatama vrukeelse nidendi esietendust. Seekord toodi publiku ette Ain Meotsa ja tema trupi poolt (Merle Jger, Riho Кцар, Маргус Яановиц, Ао Пип) фрагментарий Мадис Киву нидендист Кнелуси тди Эллига . Madiskivulikku une ja rkveloleku, teadvuse ja alateadvuse piiril balansseerivat Ellit mngiti jrgmiselgi htul.Nitlejatdest oli teistest le Merle Jgeri kehastatud tdi Elli. Sdame alt vttis soojaks mittevrulastest meesosatitjate (Ktsar, Jaanovits, Peep) peaaegu et perfektne вру киль. Kaika suvelikoolides mngitud lavatkid jvad ainukordseteks teatrisndmusteks ainuksi seetttu, et ei импровизационалист мнгуруми эга вру вайму саа ле канда п. kutselise teatri tegemiseks meldud hoonetesse Linna (de) s. Nagu ka ehtsa kuiva heina lhna, mis tdi Elli kaelamurdvast seljatiest titis kki kogu klma ja kleda mnguruumi.

Tpselt sdal, 24. 00 ti Pulga Jaan ohvriks Vro Selts VKKF-ile ja Kukuttle oma musta kikka. Ома osa ohvrilooma valikul oli rahvaetmoloogilisel seletusel Kanepi nime saamisloost: Kanepi kiriku pstijmiseks olla mritud sinna seitse musta kuke vi kana pd. Эстидид муутнуд хильем халвамайгулисе Канап Канепикс. Jrgmisel peval enam lausvihma ei sadanud.

Пуульпов, 8 пимуку пев, оли каика-кооли айнукене тистпев

Haigestunud Juris Cibuls oli lhetanud oma keelekonverentsi raamesse jva ettekande stendivariandi Latgali Келест, культурист в школе .Тейсе пдея Лембит Mehilase alkoholismi-loengut asendasid Viljandi kultuurikolledi rahvamuusikutest neidude Ctlini, Anu ja Elo esitatud asjaomased regilaulud. Kaika-koolituse raames planeeritud ettekannete plokis Asost, mis inemist targas visiq tetq astusid les Рейн Рутам эттекандега Nii na tuulq puhkva , Helve Uus колено teemal Lisaainist mi sgi замечено ning Tea Avarmaa tutvustas lasermeditsiini saavutusi.Enim huvi ja gedat mttevahetust ning soovi oma toitumusharjumusi muuta tekitas Helve Uusi ettekanne. Kui Kaika X Suvlikooli ametlik delegatsioon koosseisus Evar Saar, Nele Reimann ja allakirjutanu sitis prast harivate ettekannete lppu Seto Kuningriigi pevale Meremele ametlikku tervitust viima, pakkusid sealsed toiduputkad ja -letikesed kahjuks valdavalt E-aineid sisaldavat euronnni. Vrokeste delegatsioon lks отсуставалт туттавате autosse hapupiimaga segatud kama konsumeerima.Esinduskohustustest sltuvalt jid siinkirjutajal keelekonverentsi ettekanded kuulmata, kuid loodan neid lugeda торфяник ilmuvas kaika-kooli Kanepi kogumikus.

Keeleprobleemide lahkamiselt Mindi Sujuvalt le Vromaa kirndse ni kirmiihhi kallale. Янв Rahman kneldes Kolmst parhillatsst vro pmisest kirmehest — Contrast, Olavi Ruitlasest ja Jan Rahmanist джа тарис над киге тиега (loe: kitarri ja vokaaliga) рахва ette nha.Siis sai sna vrukeelse naiskirjanduse Suur Valge Ema Kauksi lle, kes колени Jaigist tisi Vromaa Кирнике Ших. Врокиилсет каунискирджандуст уурів-пууров ettekannete plokk tipnes noorgeeniuste (Рахман, Контра, Руитлан, Мрка) темперамент приближающийсяутуннига. Prast seda esitles Kauksi lle oma verivahtset, autori enda mratluse kohaselt seksromaani Паат . Kes ostis kirjaniku vrske Teose, sai autogrammi ning piraka Suitsukala pealekauba.Siis tutvustas Pulga Jaan oma juttude esimest helikonservi Pini задняя, ​​ alapealkirjaga: Pulga Jaani mnosa jutuq . Pulga Jaani jutud on tega mnusad, kuigi nib, et stuudiomilj ning mikrofon on muidu nii snaka ja mehehlse doktor Pulga (nagu vrufiilid teda austavalt isekeskis havad) pannud Klema alandliku paipoisi хлега. См. Kib eriti jutu Tsia tapmine kohta, милейший сиинкиръютаджал на таллеле Пулга Яани кодукгис salvestatud ning tipphelitehnika seisukohalt klbmatu, kuid Pulgajaanilikult autentsem вариант.Prast Elli etendust oli vimalus taas ltsa saatel jalga keerutada / trampida ning regi- ja seltskonnalaule laulda.

Фапев, 9. августа, tmbas suvelikooli отсад кокку

Varahommikul kidi kihelkonna parima tundja Milvi Hirvlaane juhatusel Kanepi kihelkonna huvivrsusi oma silmaga kaemas. X Kaika suvelikooli pidulikuks lpetamiseks когунети келла 12.30 torupillihelide saatel Plgaste kooli ette, кус элди аметликуд тну- я лпуснад.Марико Фастер autasustas Vro Selts VKKF poolt tublimaid lapsi, kes osalesid pilli-, keele- ja muinasjutukoolis.

Suvelikooli ks krghetki saabus esimese vrukeelse nidendivistluse tulemuste teadaandmisega. Haigestunud rii esinaise Luule Epneri asemel andis levaate nidendikonkursist ja selle tulemustest T teatriteaduse lipilane, rii liige Яаника Юхансон. Какс теист преемят (кумбки 4000 кр.) удалить анда Kauksi llele draama Tandsja phlik ja vrssdraama Kalmuneiu eest.Колманда autasu (2000 кр.) sai Voldemar Raidaru nitemngu eest Ku maa palli , kus tegelasteks on saksa mundris eesti poisid ja tegevusajaks 1944. aasta suvi. 1000 крон ergutusauhinna sai klajandi Nigu ts prne unngu автор Raimond Phn. Vrvikate vrukeelsete monoloogide ja hea keelekasutuse eest premeeris nidendivistluse спонсор, AS Hansatee Grupp tekstide Pllumiis plin rikas ja Euro-seto автор Эльдур Сибат laevareisiga kahele Helsingisse ja tagasi.rii tnas ja premeeris ka nidendi Kuldne kodokotus лотоустандвать авторитет Чай Авармаад. Ластеле мелдуд нидендит hulgas auhinnavrilist kahjuks ei leidunud.

Torupillihelide saatel langetas Vro Instituudi директор Kaido Kama riigilipu, saades lppenud X suvlikooli korraldajalt verbaalse teatepulga XI Kaika suvlikooli korraldamiseks 1999. aasta augustikuu esimesel ndalavahetusel taas Kaikal, nii nagu nuab traditsioon.

Prast seda sideti Kanepi kirikusse vrukeelsele jumalateenistusele.Ютлустас петая Джри Палло, kes rhutas nii suulise kui ka kirjaliku vru keele osathtsust Kagu-Eesti omakultuuri ja iseolemise silimisel ja силитамизель. Eraldi tstis ta esile Kauksi llet, kes sel alal eriti Vru Raadio pevil suure t ra teinud ja palus talle vru kirjandus- ja keelepllu harimisel jtkuvalt Jumala ннистуст. Kirikust vljudes sadas jlle.

Kaika suvlikoolist Plgastes vttis osa le 220 erineva vanuse ja sotsiaalse staatusega vrufiili.Kontrollimata andmetel olla see suurima osavtjate arvuga metsakool. Plgaste poe juures kuulsin oma krvaga, kuidas ks vanahrra meelitas teist omasugust llepudelist loobuma ja ettekandeid kuulama tulema, selle et tim ists terve iiltse pv sl ja peris pnnv oll ni taht tmb kah minnq ja tulku no taa ka ten, mis ta siin poodi человек niisama molotas mida vib ks suvelikooli korraldaja veel tahta?

Плегасте-Леэви-Тарту, август 98

Vro Selts VKKF tnab Eesti Kultuurkapitali ja Plva maakonna kultuurkapitali rahalise toetuse eest, milleta kaika-kooli корральдамин олнукс вимату


«Фенно-Угрия Инфолехт» 1998/3

Toidukauplused ja nende lahtiolekuajad — Meie Pood

Алу пуд
E-R 10-20; L 10-19; П 10-18

Алу, Кескусе трой 3,

Тел. 58511000

Хагуди пуд
E-R 11-20; L-P 11-18

Хагуди, Вильянди мнт 24,

Тел. 58511007

Ярваканди пуд
E-R 10-19; L 10-18; П 10-17

Ярваканди, Парги 1,

Тел. 58511014

Каэрепере пуд
E-R 10-20; Л 10-18 П 11-17

Kaerepere, Staadioni 2

Тел. 58511017

Кармани пуд
E-R 10-19; L 10-16; П сулетуд

Rapla, Kooli 6a,

Тел. 58511020

Лелле пуд
E-R 10-19; L 11-17; P 11-15;

Лелле, Вильянди мнт 17,

Тел. 58511028

Мярьямаа пуд
E-N 10-20; Р-Л 10-21; П 10-19

Märjamaa, Pärnu mnt 31a,

Тел. 58511038

Ристику пуд
E-N 10-20; Р-Л 10-21; П 10-19

Rapla, Tallinna mnt 45,

Тел. 58511048

Рита пуд
E-R 10-19; L 11-17; П 11-15

Варбола, Мярьямаа Валд,

Тел. 58511049

Тамме пуд
E, K, N, R 11-19; L 11-16; Т, П сулетуд

Кабала, Рапла Валд,

Тел. 58511054

нацистских ветеранов похоронены со всеми почестями ⋆ Балтийское обозрение

Эстония предоставила похороны с полными воинскими почестями в пятницу награжденному нацистскому ветерану СС, отличившемуся в бою против советских войск во время Второй мировой войны.

Харальд Нугисекс, последний выживший из Эстонии, получивший Рыцарский крест нацистской Германии, умер 2 января в возрасте 93 лет.

История сотрудничества Эстонии с нацистами вызывает всеобщее отвращение в соседней России, но многие в прибалтийских странах считают, что это необходимо для достижения национальной независимости.

Харальд Нугисекс

Нугисекс был похоронен в Мемориальной церкви эстонских солдат в городе Тори. На церемонии присутствовали командующий Союзом обороны Эстонии бригадный генерал Меэлис Кийли, высокопоставленные офицеры в отставке и местные чиновники.

Министр обороны Эстонии Урмас Рейнсалу ранее выразил соболезнования родственникам умершего ветерана нацистской партии, заявив, что Нугисекс «был легендарным эстонским солдатом, трагедия которого заключалась в том, что он не мог бороться за свободу Эстонии в эстонской форме».

Нугисекс присоединился к немцам добровольцем в 1941 году, а затем служил солдатом в 20-й гренадерской дивизии СС (1-й эстонской).

Он был одним из четырех эстонцев, удостоенных высшей награды Третьего рейха за храбрость на поле боя.

Нугисекс стал военнопленным после того, как его дивизия сдалась в 1945 году. Его отправили в трудовой лагерь в Сибирь, из которого он вернулся в 1958 году.

После восстановления независимости Эстонии в 1991 году, Нугисекс был удостоен звания почетного капитана Сил обороны.

Считается, что около 80 000 эстонцев сражались бок о бок с войсками нацистской Германии во время Второй мировой войны.

Россия неоднократно осуждала прославление нацизма в Эстонии, где ежегодно проводятся собрания ветеранов нацизма и парады в честь бывших солдат Ваффен-СС.

Фото: Рыцарский крест Железного креста (от 1 сентября 1939 г.).

Märtsi algus on Põlvamaal tähtpäevarikas — Uudised

1.03 — 95 aastat tagasi (1925) asutati Kanepi vabatahtliku tuletõrje seltsi puhkpilliorkester, pillid telliti Tšehhoshenkokiast.

5.03 — 95 aastat tagasi (1925) sündis Sangastes aastail 1959-1971 ajalehe Koit toimetaja Valve Talumees. Сури 3.02.1993 Пылвас.

5.03 — 55 aastat tagasi (1965) sündis Põlvas ühiskonnategelane Ester Tuiksoo.Kuulunud Riigikokku ja põllumajandusministrina Eesti Vabariigi valitsusse. Töötanud juhtivatel kohtadel Põlva tarbijate ühistus, samuti põllumajandus-kaubanduskoja juhatuse esimehena. Eesti toidu propageerija, Jakob Hurda seltsi korraldusel toimuva Folkloorikuninga rahvustoitude festivali patroon (2014 и 2019).

6.03 — 120 aastat tagasi sündis (1900) Kahkva vallas Suur-Veerksu külas Vabadusristi kavaler Richard Piibeleht (Rämman). Pärast sõda oli põllumees, raamatupidaja ja Räpina taarausuliste juht.Сури 28.07.1940 г. Тартус.

7.03 — 80 aastat tagasi (1940) suri Saksamaal Düsseldorfis aiandusarhitekt Walter Moritz Aleksander von Engelhardt. Sündis 18.07 või 18.06.1864 Тартус. Tegutses edukalt Peterburis, Riias ja Düsseldorfis. Rekonstrueeris Eestis, sealhulgas Räpinas, mõisaparke.

9.03 — 100 aastat tagasi (1920) sündis Valgjärvel koorijuht ja pedagoog, профессор Харальд Уйбо. Juhatanud RAMi ja taidluskoore. Olnud aastail 1955-1980 üldlaulupidude meeskooride üldjuhte. Töötas õppejõuna Tallinna Pedagoogilises Instituudis ja Eesti Muusikaakadeemias.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *